Стесненность и социальная эволюция

А. Г. Лигостаев

Роберту Карнейро принадлежит приоритет выявления такого фактора социальной эволюции как «стесненность» [1], который привел к формированию автохтонных государств. Стесненность включает в себя высокое демографическое давление на территорию, концентрацию ресурсов на данной территории и ограниченность ее непроходимыми преградами. Но стесненность – универсальный фактор социальной эволюции, обладающий своими особенностями и участвующий также в формировании социально-политической тенденции к концентрации власти и  необходимый для возникновения политических революций. Но тут стесненность предстает в ином виде – как «социально-политическая стесненность», которую мы можем обозначить как ситуацию, в которой в рамках данной социально-политической общности ни одна из значимых социально-политических сил (групп держателей ресурсов или групп элит и т. д.) не может реализовать никакие действия, которые бы напрямую не затрагивали интересы других таких групп, и не влекли к существенному противодействию с их стороны. Формирование социально-политической стесненности усиливает процессы социально-политической эволюции в рамках данной общности, что приводит, во-первых, к разрешению конфликта между значимыми социально-политическими силами, в который они втягиваются с неизбежностью, и, во-вторых, к перестройке всего социума на основе иных принципов. Если же не наблюдается социально-политической стесненности, то не происходит и выраженной социально-политической эволюции. Так, в России социально-политическая стесненность практически всегда была низка, поскольку наличествовал всегда только один мощный актор – государство. Этот актор, концентрировавший ресурсы социума мог действовать вне зависимости от интересов других акторов. Это объясняет меньшую (по сравнению со странами Европы) меру политической эволюции российского государства, начиная с XVI века: оно строилось на «вертикальных подчинительных» связях с сосредоточением властных полномочий в руках узкой группы лиц. Этим же объясняется и относительно небольшой уровень социально-политической эволюции общества: «самовластное» государство поддерживало его раздробленность и неорганизованность в целях сохранения возможности управления ресурсами этого общества.
Социально-политическая стесненность есть «катализатор», усилитель процессов социальной эволюции. При низком уровне стесненности социум в основном реализует экстенсивные стратегии развития и эволюции, что имело место в России, где происходило только относительно слабое непосредственное взаимодействия социальных сил, в основном, процессы взаимодействия шли через посредника – государство. Это в итоге привело к тому, что все эти силы достаточно слабо эволюционировали самостоятельно, но весьма значительно – под воздействием государства.
Социально-политическая стесненность усиливает процессы социально-политической эволюции, но не определяет их направленности. В социальной реальности всегда присутствуют факторы, которые формируют направленность социальной эволюции. Так, социально-политическая стесненность есть одна из трех необходимых и достаточных причин усиления тенденции к концентрации власти в руках узкой группы людей (что имеет место в современной России). Но стесненность определяет только саму тенденцию социальной эволюции, направленность на концентрацию власти задают две других причины: низкая цена подавления соперников (возможность для государства подавить других акторов) и предшествующий достаточно успешный и масштабный  опыт концентрации власти. Подробнее об этом – в работе автора [2]. Стесненность также необходима для возникновения революций, поскольку революция – силовое разрешение конфликта, который не удалось разрешить мирными способами. Конфликт же возникает в результате стесненности, когда интересы различных социальных сил слишком значительно противоречат друг другу и неконфликтное взаимодействие невозможно. Но это не единственный фактор, необходимый для возникновения революций.
      Альтернативность тут имеет место на всех этапах действия фактора стесненности. В частности, причины роста стесненности могут сложиться и не сложиться (первая альтернатива), выраженность стесненности будет выше или ниже (вторая альтернатива), что тоже имеет свои причины. В соответствии с этим общество выбирает те или иные альтернативные пути и в нем формируются разные формы общественно-политического устройства (социально-политические альтернативы).
Социально-политическая стесненность всегда реализуется по определенному алгоритму: на первом этапе значимые социально-политические силы концентрируют в своих руках большинство ресурсов социума (экономических, организационных и т. д.). Альтернативность тут в том, какие ресурсы концентрируются и сколько их. На втором этапе взаимоотношения этих сил выстраиваются по принципу игры с «нулевой суммой»: выигрыш одного есть проигрыш остальных (невозможность осуществления действий, которые бы не отражались на остальных и не встречали бы сопротивления). Исход противостояния (пока не борьбы) – тоже альтернатива. На третьем этапе между этими силами происходит конфликт (в явной или скрытой форме).  В результате всего этого происходит изменение социально-политической организации общности. Итог борьбы, как и форма общественно-политического устройства – альтернативен. Исследование социально-политической стесненности  весьма важно для прогресса знаний в области социальной теории.

1. Carneiro R.L. A Theory of the Origin of the State // Science. – 1970. – Vol. 169. – P. 733-738.
2. Лигостаев А.Г. О мотивации действий российской «власти» // Свободная мысль. -  2008. № 2. – С. 149-155.           

Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:05