ФИЛОСОФИЯ КОНФУЦИАНСТВА

Конфуцианство - другая философия Древнего Китая. Это ученик, основанное  Конфуцием, жившим примерно в  551-479 гг. до н. э. Основные понятия этой философии: тянь, жэнь, сяо, ли. Одно из учений Конфуция называется учением о  середине
  Конфуций - виднейший мыслитель и политический деятель, основатель школы конфуцианства. Конфуций занимался упорядочением древних книг и составлением комментариев к "Книге Перемен" (Ицзин). Он написал "Летопись" царства Лу, при правительстве которого был советником. Воззрения Конфуция изложены главным образом к книге "Беседы и суждения" (Лунь-юй). Она составлена последователями Конфуция из записей высказываний и поучений его самого и ближайших его учеников.
    В учении Конфуция мы видим совсем иную, нежели в даосизме, традицию. Здесь и почитание знати, и требование признания строгой субординации внутри общества, и целый свод этических правил. "Сяо" - "почтение к родителям", "ди" - "почтение к старшему брату", "чжун" - "верность правителю и своему господину". Следование этим правилам должно было обеспечить неизменность существовавших порядков.
    Конфуций придавал большое значение учебе и воспитанно. Но вместе с тем он считал, что лишь представители знати могут обладать мудростью, которая основывается у них  на врожденном знании, составляющим высший вид знания.
    Признавая существование “Владыки Неба” и духов, Конфуций верил в судьбу. Конфуций, таким образом, в отличие от даосов, придерживался более традиционных религиозных взглядов и народных верований.
    Во II в. до н.э. при императоре У-ди принципы конфуцианства были канонизированы и объявлены официально китайской идеологией. Конфуций был обожествлен.
    Основные категории конфуцианства приведены в книге  Конфуция "Лунь-юй".
      Это - жэнь  (буквально  “человеколюбие”) - категория  конфуцианской  этики.  Принцип  жэнь  гласит:  "Чего  не  желаешь себе, того не делай другим".
    Другая важнейшая категория - ли (буквально “почтительность, “церемониал”, “церемонии”, “ритуал”). Это понятие конфуцианской этики  объединяло широкий круг правил, имевших целью регулирование отношений между управителями и их подданными, между всеми общественными группами (сословиями, родами, семьями) и внутри их, а также отношений между отдельными людьми.
    Принцип ли  в конфуцианстве отождествлялся с принципом дао. Дао в понимании Конфуция – "путь человека", его нравственное поведение, а также – основанный на морали социальный порядок (а не путь вообще как в даосизме).
  Для Китая конфуцианство имело то же значение, что для Индии ведизм. Оно было важнейшей ортодоксальной школой.  Правда, в Индии было множество школ, ни одна из которых не являлась официально приоритетной. В Китае же конфуцианство добилось официального статуса государственной  идеологии (во II в. до и. э.). Этот статус оно  сохранило  вплоть до Нового времени.
    Каковы  основные положения конфуцианства?
    Во-первых, в основе взглядов Конфуция лежало традиционно религиозное представление о Небе (“Тянь”). Это великое начало, верховное божество, которое диктует свою волю человеку Небо — Всеобщий прародитель и Великий управитель: рождает на свет человеческий род и дает ему жизненные правила.
    Во-вторых, культ Тянь связан с социальным учением Конфуция об "исправлении имен", смысл которого состоит в том, что каждый должен соответствовать своему назначению и быть послушным (в соответствии с субординацией).

    Приведем положение об этом в книге "Лунь-юй".
/Об управлении страной на основе ритуала и "исправления имен"/
    "Учитель сказал: "Правитель (всегда должен быть) правителем, слуга — слугой, отец — отцом, сын — сыном"  (Гл "Янь Юань").
    "Учитель сказал: "Простолюдинов можно заставлять следовать должным путем, но им не надо знать, почему это нужно делать" (Гл. "Тайбо").
    "Конфуций сказал: "Если наставлять людей с помощью законоположений, если ограничивать и сдерживать их с помощью наказаний и казней, то хотя они не будут совершать преступления, но в сердцах своих не будут испытывать отвращения к дурным поступкам. Если же наставить людей с помощью нравственных требований и установить правило поведения, сообразно ли, то люди не только будут стыдиться плохих дел, но и искренне возвратятся на праведный путь” (Гл.."Вэйчжэн", с. 192).

    В-третьих, в отличие от даосизма, в конфуцианстве большое значение придается ритуалу, этикету, неписанным правилам. В соответствии с этим существовало учение о "благородном муже", который следует правилам Ли. "Благородный муж" думает, прежде всего, о том, как жить, не нарушая законы. Он обязан соответствовать требованиям ритуала. Это включает в себя соблюдение многих нравственных правил.
    Эти правила описаны в книге Конфуция.
    /Этические положения/
    (Ученик) Цзы-Гун спросил учителя: "Можно ли одним предложением выразить правило, которому необходимо следовать всю жизнь?"  Учитель ответил: "Можно. Чего не желаешь себе, того не делай и другим" ( Гл. "Лин Вэй-гун").
    "Конфуций сказал: "Благородный муж думает о долге, а мелкий человек — о выгоде" (Гл. “Ли-жэнь”).
    "Учитель сказал: "Если верхи следуют в делах правилам ли, то простолюдины будут послушны" (Гл. “Сянь-вэнь”).

    Принцип ли, таким образом, был тем фундаментом, на котором строилась социальная структура китайского общества. Буквально ли означало: норму, церемониал, порядок. Смыслом этой нормы было требование соблюдения навечно установленных иерархических различий. Конфуций говорил, что без ли невозможен общественный порядок, а значит и благополучие, процветание в государстве: "Нет ли,  — значит, нет различий между государем и подданным, верхами и низами, старыми и молодыми... Ли — установленный порядок вещей".

    В-четвертых,  Конфуций стал также педагогом, важное место в его учении занимала педагогика, проблемы воспитания. Содержанием педагогики было, прежде всего, требование хорошее знания “старого”, китайской традиции, и почитание старых учителей. Послушание учителю призвано избавить от ошибок  Большая роль отведена нравственному  воспитанию.
/О предмете и способах достижения знания. Методы обучения/
    "Учитель сказал: "По природе все люди сходны между собой, привычки и воспитание делают людей отличными друг от друга... Лишь высшая мудрость и крайняя глупость неизменны" ("Лунь-юй”.  Гл. "Ян Хо").
    "Учитель сказал: "Я подражаю старине, а не сочиняю, верю в старину и люблю ее" (Гл. “Шуэр”}.
    "Конфуций сказал: "Я не тот, кто обладает знанием от рождения, а тот, кто любя древность, усердно ищет ее” (Гл. “Ян Хо”).
    "Если.только учиться и не стремиться к размышлениям, то от этого мало будет проку. А если только размышлять и не учиться, то это приведет к возникновению сомнений и непостоянства (Тл. “Цзиши”),
    "Конфуций сказал: "Человеку, наделенному способностям сверх обычного, можно сообщить глубокие и высокие принципы. Но человеку со слабым умом нельзя сообщать высоки и глубоких принципов” (Гл. “Юие”).

    Конфуцианство широко известно своим “учением о середине”, которое после Конфуция было развито его последователями. В XII в. неоконфуцианцы так излагали смысл учения о середине: Цель жизни - постижение сути вещей; постижение сути вещей возможно с помощью знания знание поможет изменить природу сердца и совершенствовать тело. В основе знания - постижение "Небесного Разума - Закона". “Разум - Закон Поднебесной” учит, что есть только две вещи: истина и ложь. Тот, кто следует истине, творит добро. Тот, кто следует лжи, творит зло. Служение родителям - в почтении к ним. Служение господину - в преданности. Всякое служение предполагает различение истины и лжи, выбор истины и претворение этой истины в поступки.
    Итак, мы рассмотрели две концепции китайской философии: даосизм и конфуцианство. Концепция конфуцианства основывалась на этике гармонии человека с социумом, благодаря соблюдению определенных правил ли.  Концепция даосизма - на идее гармонизации человека и космоса. В древнем трактате “Чжуан-цзы” говорится: "Конфуций утверждал, что он "странствует в человеческом", а даосы "странствуют за пределами человеческого".
    Можно заключить, что конфуцианство принадлежит к истинно китайской традиции, тогда как даосизм - к мировой философии вообще. Даосское стремление выйти за пределы социума в космос отражало общечеловеческое стремление личности вырваться из замкнутости "земного" круга и государственности. Человек во все времена обладал общечеловеческим порывом ощутить себя микрокосмосом, естественным элементом космоса, совпадающим с последним по своей структуре и по сути.

------------------------------------------------------------------------------------
истории китайской философии конфуцианство представлено творчеством Конфуция (551-479 до н.э.), его ближайших учеников, Мэнцзы (ок.372-ок.289 до н.э.) и Сюньцзы (ок.313-ок.238 до н.э.) и отражено в текстах “Лунь юй”, “Ли цзи” “Мэнцзы”, “Сюньцзы” (впоследствии в литературно-философских корпусах “Сы шу у цзин” и “Ши сань цзинь”).
Идеология конфуцианства в целом разделяла традиционные  представления  о  небе и небесной судьбе,  в частности изложенные в "Ши цзин". Однако в условиях широко распространившихся сомнений в небе в VI в. до н.  э. конфуцианцы и их главный представитель Конфуций (551 - 479 гг. до н.  э.) делали упор не на проповедь величия неба,  а на страх перед небом,  перед  его  карающей  силой и  неотвратимостью небесной судьбы.
Конфуций говорил: "Не о чем молиться тому, кто провинился перед небом" ("Лунь юй",  гл. "Ба и"); "О! Это небо послало смерть!.." (там же, гл. "Сянь цзинь");  "Небо породило во мне дэ" (там же,  гл. "Шу эр"). Он же утверждал,  что "все первоначально предопределено судьбой и тут ничего нельзя ни убавить,  ни прибавить" ("Мо-цзы", гл. "Против конфуцианцев",  ч. II). Конфуций говорил, что благородный муж должен испытывать страх перед небесной судьбой, и даже подчеркивал: "Кто не признает судьбы,  тот не может считаться благородным мужем" ("Лунь юй", гл. "Яо юэ").
Конфуций почитал небо как грозного, всеединого и сверхъестественного  повелителя,  обладающего при этом известными антропоморфическими свойствами.  Небо Конфуция определяет для каждого человека его место в обществе,  награждает,  наказывает и т.  п. Верховная власть сына неба священна, и только на нее, как на представляющую волю неба, может опираться общественная и государственная жизнь.
Наряду с доминирующим религиозным взглядом на небо у Конфуция уже содержатся  элементы  толкования неба как синонима природы в целом.  В "Лунь юй" есть такое высказывание Конфуция: "Что можно сказать о небе? Смена четырех времен года,  рождение всего сущего.  Что говорить о небе?" (гл.  "Ян Хо"). Именно такие высказывания о небе делали современники Конфуция Цзы-чан и др.
В Китае космогонические теории выдвигались мыслителями не столько для объяснения происхождения бесконечного многообразия природных явлений,  земли,  неба и т.  д., сколько для объяснения  первоосновы государства и власти правителя.  Именно на эту особенность "восточного неба" указывал в свое время К. Маркс, рассматривал специфику восточных обществ. Одно из главных мест в социально-политических и этических воззрениях  древнекитайских  мыслителей  занимала проблема умиротворения общества и эффективного управления государством.
Конфуцианство, выражавшее по преимуществу интересы родовой знати, господство которой приходило в упадок,  подвергалось серьезным  ударам со  стороны "новых богатеев" из числа зажиточных свободных общинников, ремесленников и купцов,  новых землевладельцев.
Конфуций ставил перед собой двоякую цель:
1. Упорядочить отношения родства среди самой родовой знати,  упорядочить ее взаимные  отношения,  сплотить  родовую  рабовладельческую аристократию перед лицом нависшей угрозы потери ею власти и захвата ее "низшими" людьми - новыми  землевладельцами, торговцами и крестьянами
2. Обосновать  идеологически  привилегированное положение родовой знати,  показать ее "право" на знатность и господство,  сгладить недовольство низов господством родовой аристократии.
Для решения  первой  задачи Конфуций требовал строгого соблюдения ритуалов (ли) Западного Чжоу. Он подчеркивал: "На то, что не соответствует  ритуалу,  нельзя  смотреть;  то,  что не соответствует ритуалу, нельзя слушать; то, что не соответствует ритуалу, нельзя говорить; то, что не соответствует ритуалу,  нельзя делать". Когда один из учеников спросил Конфуция,  как управлять государством,  ответ последнего был таков:  "Следовать календарю династии Ся, ездить в повозках династии Инь, надевать шапки времен династии Чжоу, исполнять ритуальную музыку времен Шуня и У-вана...".
Конфуций настаивал на том,  чтобы правители укрепили свое господство,  строго соблюдали древние обряды и  совершали  жертвоприношения:  "Если  в верхах соблюдают ритуал,  народом легко управлять". Конфуций осудил тех, кто привлекал к власти чужих людей  и отстранял своих родственников.  По его мнению,  это ослабляло господство наследственной аристократии.
Социально обусловлено  было  и  выдвижение Конфуцием требования к верхушке общества руководствоваться принципом жэнь.  Жэнь обычно переводят как "человеколюбие", "человечность", "гуманность". Однако это не означало,  что Конфуций был проповедником идей гуманизма. Принцип жэнь  был выдвинут им для урегулирования отношений внутри господствующего класса. Фактически это был призыв к господствующему классу проявлять в отношениях между собой любовь и солидарность. Конфуций отрицал, что народные низы могут быть "гуманными".  "Есть благородные мужи, которые не обладают человеколюбием, но нет низких людей, которые обладали бы человеколюбием", - говорил он.
В деле  укрепления  кровнородственных отношений Конфуций придавал большое значение жертвоприношениям духам предков.  Обосновывая божественную избранность знати,  Конфуций утверждал,  что только благородные люди (т.  е.  знать) имеют духов.  Чернь же не имеет духов,  и она  не должна иметь храма предков. С этой же целью Конфуций настаивал на соблюдении знатными людьми,  аристократией трехлетнего траура по  умершим родителям,  близким родственникам.
Конфуций отстаивал старые обычаи  и  традиции,  яростно  выступая против каких-либо изменений в управлении страной.  Особенно он нападал па тех представителей аристократии, которые, чувствуя дух времени, начинали  переходить от управления на основе ритуалов и обычаев к управлению па основе единого законодательства. Так, Конфуций резко критиковал Цзы-чана,  главного министра в царстве Чжэн, который выдвинул уголовный кодекс и тем самым отказался от суда на основе обычаев и  ритуальных установлений.
Для выполнения второй задачи конфуцианское учение пыталось  показать, что знать поставлена управлять страной самим небом. Она мудра, а простолюдины глупы, они способны лишь работать на поле и кормить своих благородных господ.  Для Конфуция характерно презрительное отношение к простым людям, к их труду. Конфуций считал существование низких и благородных естественным явлением.  Справедливость существует,  по Конфуцию,  когда каждый строго соблюдает требования и обычаи, которые установлены для того ранга, к которому он принадлежит, и не стремится подняться вверх и не опускается вниз. Конфуций требовал покорности судьбе и своему правителю.
Идея покорности сверху донизу - одна из основных идей этики конфуцианства.  Сюда  относятся  покорность  и почитание родителей (сяо), подчинение младших братьев старшему брату и уважение младшими братьями старшего  брата (ди),  подчинение подданных своему правителю. Все это нашло отражение в понятии "преданность" (чжун).  Чтобы сгладить недовольство низов господством наследственной аристократии, Конфуций предлагал господствующему классу больше уделять внимания развитию земледелия,  не нарушать сезонности земледельческих работ, призывал облегчить бремя поборов и повинностей.
Чтобы сделать управление более  прочным, Конфуций призывал господствующую знать "уважать таланты", выдвигать на государственную службу наиболее способных из среды аристократии. Недовольство Конфуция  существующим строем объяснялось не тем,  что народ находился в бедственном положении,  а тем, что господство аристократии приходило  в упадок. Его критика была критикой со стороны отживавших, хотя и имевших большое влияние классов общества. Она была  направлена не на разрушение старого строя, а, наоборот, на укрепление его,  на возврат к "золотым временам" Чжоу-гуна,  когда господство наследственной аристократии было прочным.

Конфуцианство
Основатель этого учения — Кун-цзы, живший в VI—V вв. до н. э., родился около 550 г. Сам он ничего не писал, был всего лишь чиновником. Ученики записали по памяти его мысли, и это составило главную книгу конфуцианского канона — «Лунь-Юй» («Беседы и рассуждения»). По поводу аутентичности (подлинности) этой книги у историков есть сомнения, т. к. в эпоху династии Цинь конфуцианские книги сжигались. Позднее, в эпоху династии Хань, появляется несколько редакций этой книги, каждая из которых отличается от других количеством глав. Современный текст мы имеем в редакции китайских филологов средневековья, когда и сложился конфуцианский канон. По характеру он, судя по всему, более древний, чем «Дао дэ цзин».
Конфуций отрицает все сверхъестественное как таковое, в частности он отрицает «Дэ» — некую силу, благодать, харизму. «Дэ» является категорией даосской, этой силой обладал основатель Чжоуской династии, обладал император Хуан-ди. Носителями «Дэ» в даосизме выступают и бессмертные святые, и сам основатель даосизма — Лао-цзы. Для даосов «Дэ» является не просто даром богов, некоей силой, присутствующей вовне, но и собственно присущей человеку добродетельной силой.
Конфуций является представителем традиционного китайского мировоззрения, для которого путь Дао — это путь ритуалов. Иными словами, все существующее, согласно этим представлениям, организовано по принципу соответствий: ритуал, обряд и есть само существование. Кругообращение природы, календарные перемены и т. п. есть не что иное, как ритуал. Например, если пошел снег, значит Небеса совершают ритуал. Характерно, что снег идет именно зимой, потому что это тоже ритуал. А если вдруг снег пойдет летом? Это будет нарушением ритуала. Ритуал воспроизводится в человеческом существовании так же, как и во всем космосе, т. к. он везде один и тот же. Однако в социальной жизни человека этот ритуал имеет вид этикета, т. е. приобретает основную традиционную форму взаимоотношений между людьми — между определенными социальными и возрастными группами народонаселения. Есть старшие и младшие, есть благородные мужи и простолюдины, есть мужчины и женщины. Каждая из этих групп обладает своим характером, своим правом и способом поведения. Если мимо простолюдина проезжает князь, то простолюдин должен поклониться княжеской колеснице 15 раз. Если вокруг князя собралась толпа простолюдинов, то, разговаривая с ними, он должен смотреть поверх их голов. Таким образом, можно сказать, что этикет — это совокупность норм поведения определенных групп населения. Этикет также выступает средством, благодаря которому человек сохраняет свою индивидуальность (свое лицо), т. е. если я князь, то никакой простолюдин не смеет меня оскорблять, а если я простолюдин, то никакой князь меня не оскорбит, т. к. образ его поведения зафиксирован издревле и дарован самими богами. Таким образом, этикет является своеобразным щитом для меня от всех окружающих и для всех окружающих от меня. Этикет важен еще потому, что сохраняет в человеческом обществе те закономерности, которые имеются в космосе. Поэтому человек, соблюдающий этикет, всегда «человеколюбив», а не соблюдающий этикет — «нечеловеколюбив». Справедливым и добродетельным является тот, кто не нарушает этикет, — так говорил сам Конфуций.
Как же выяснить, какие нормы этикета являются правильными, а какие — нет? Для этого необходимо обратиться к прошлому.
Особенности философии Конфуция
В связи со всем вышесказанным у человека может возникнуть соблазн: а почему себя нужно вести в соответствии с этикетом? Почему чиновник, переступая порог царской опочивальни, должен снять сандалии и передвигаться вперед мелкими шажками, вытянув в разные стороны и подняв руки? Почему он должен взмахивать ими наподобие птицы, постоянно кланяясь и кружась при этом на месте? Почему, по конфуцианской идеологии, только при соблюдении этих правил существование государства будет успешным? Конфуций налагал строгий запрет на подобного рода размышления: человек должен так поступать, но не должен думать об этом. Ибо размышления могут привести человека к желанию «улучшить», «подправить» этикет, создать нечто новое, а это разрушит космический миропорядок и приведет государство к гибели. Благородным человеком считается только тот, кто выбирает средний путь между варварством и искусственностью, т. е, путь следования этикету. Благородный человек, таким образом, это человек образованный, а образование, по тогдашним понятиям, состояло из шести искусств:
1. Умение управлять колесницей.
2. Знание грамоты.
3. Умение понимать музыку.
4. Умение считать.
5. Умение стрелять из лука.
6. Умение совершать этикет.
Человек, обладающий подобными знаниями и навыками, не будет создавать ничего нового, а будет следовать пути предков, т. е. велениям Неба, даже если над ним все будут смеяться. По Конфуцию, путь Дао не прост, сам он говорил, что питаться нужно в меру, а разум и сердце должны быть полны заботами о благосостоянии людей. Таким образом, путь конфуцианца — это путь активного практического деятеля, следующего при этом по среднему пути соблюдения этикета. Сами конфуцианцы в полной мере следовали принципу «поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой». Для них это означало поступать по этикету, ибо ты также хочешь, чтобы и к тебе относились согласно этикету.
Религиозной чертой в поведении конфуцианцев было почитание прошлого, для них устои миропорядка связываются с прошлыми счастливыми династиями, в частности с правлением императора Хуан-ди. Почитание прошлого выражалось в почитании предков, при этом вопрос о загробной жизни конфуцианцев особенно не волновал. В каждом китайском доме есть таблички с именами предков, и в дни особых торжеств или в праздники перед этими табличками сжигают бумажные деньги. Таким образом, в конфуцианстве воссоздается архаический культ предков. Одновременно конфуцианство почитает Небо — как отображение единства космоса и миропорядка.
Необходимо отметить, что конфуцианство не является религией в полном смысле этого слова, хотя несомненные признаки религии у него имеются: канонизированный текст, учение, определяющее нормы поведения человека, почитание божественной силы в образе Небес и пути Дао, священные места (например, могила самого Конфуция). В целом же конфуцианство обычно относят к этическим учениям, обладающим многими признаками религии.
Вообще конфуцианцы всегда выступали против нововведений, само конфуцианство всегда являлось мировоззрением консервативным, т. к. считалось, что всякий человек, придумывающий что-то новое, нарушает этикет. Если несоблюдение этикета является варварством, то придумывание всего нового — искусственностью, а, по конфуцианской идеологии, и то и другое ведет к катастрофе. Например, почему царство Чу потерпело поражение от царства Цинь? Потому что в царстве Чу в монастыре висела тысяча колоколов разного звучания, в то время как достаточно было только семи. Мировой законопорядок был нарушен, и царство Чу потерпело поражение. Почему пало царство Ци? Потому что там стали придумывать лютни с большим, чем положено, количеством струн. Таким образом, для того чтобы выяснить, как надо поступать в том или ином случае, человек должен обратиться к архивам и найти в исторических записях, как себя вели в подобной ситуации представители разных социальных слоев, и если тогда все закончилось благополучно, то так и следует поступить. Иными словами, мы видим, что конфуцианство апеллирует к прецеденту как традиционному образу мышления и поведения китайского народа. Обращаясь к архивам, т. е. книгам преданий, конфуцианцы обнаружили там огромное количество разного рода чудищ, невероятных, сказочных событий и т. п. Это породило практику «переписывания имен», т. е. исправления архивных данных для возвращения существующего миропорядка в нормальное русло: чтобы князья чувствовали себя князьями, простолюдины знали свое место, а младшие слушались старших. Причин же появления в архивах всяких небылиц и сказок конфуцианцы видели три:
1. Авторы этих текстов были суеверны (в даосизме, в частности, много духов и разного рода демонов).
2. Авторы просто совершали ошибки, заблуждались.
3. Авторы искажали тексты специально, ради каких-то своих целей.
Классический пример:
В сказаниях говорится о водяном божестве по имени Куй. По иконографическому изображению он был одноногим и быкообразным существом. Однажды повелитель Востока сказал: «Посмотрите, как танцуют люди и животные — они танцуют беспорядочно! От этого все сотрясается и рушится, поэтому надо сделать так, чтобы их танцы были упорядочены». Тогда Куй сказал: «Я буду танцевать, ударяя через раз по камням то слабо, то сильно, и тогда появится общий ритм и космос восстановится». Так вот, конфуцианцы утверждают, что это было при древнем императоре и этот Куй был простым чиновником, а фраза императора звучала так: «Одного его и достаточно», а вовсе не «одноногий Куй». Здесь все дело в неправильном начертании иероглифов. В результате практики «исправления имен» конфуцианцы получили большой архив, благодаря которому они давали советы по исполнению и исправлению этикета. Надо отметить, что этикет — это не только нормы взаимоотношений между людьми, но и политика, и военное искусство, и даже искусство любви.
Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:05