Тема 2

Система языка и речь

  1. Понятие о языке как феномене культурно-исторического развития.
  2. Язык как знаковая система. Свойства языкового знака
  3. Единицы языка и речи, их функции в речевой деятельности.
  4. Парадигматическая и синтагматическая системы языка.

Речевое общение осуществляется по законам того или иного языка (русского, английского, немецкого и др.), который представляет собой целостную систему фонетических (графических), лексических, грамматических и синтаксических средств и соответствующих им правил речевого общения (правил речевой коммуникации). С помощью языка, как системы знаков, осуществляется взаимодействие людей в процессе познания мира, в процессе совместной трудовой или другой общественно-полезной деятельности. Знаки языка (хотя и в измененном, “трансформированном” виде) выступают как средство осуществления речевой деятельности в такой ее специфической форме, как внутренняя речь, являющейся основным инструментом индивидуальной речемыслительной деятельности. Исходя из этого, язык можно определить как “систему знаков, функционирующих в качестве средства общения и орудия мысли”.

Язык включает слова с их значениями (“отношение” слова к обозначаемому им объекту реальной действительности) и синтаксис (система традиционно сложившихся норм, правил языкового построения речевых высказываний и, в первую очередь, правил отбора и сочетания слов при построении речевого высказывания). При этом опорными “строительными” элементами, из которых строится языковое сообщение, являются фонемы и графемы.

С философской точки зрения язык может рассматриваться как система общественно выработанных средств для осуществления деятельности общения. Как указывал Н.И.Жинкин, язык есть средство передачи сообщений, это его коммуникативная функция. Выполняя эту важнейшую функцию, язык должен обладать такими качествами, как “способность” к отражению окружающей действительности посредством определенных знаков (главным и универсальным из которых является слово), к фиксации и обобщению информации посредством определенных кодов. А.Р.Лурия в связи с этим определял язык как сложную систему кодов, обозначающих предметы, признаки, действия или отношения, которые несут функцию передачи информации и введения ее в различные системы.

“Язык имеет социальную природу. Он социален потому, что человеческое сознание, единственной формой существования которого является язык, …человеческая мысль всегда есть мысль человека как члена общества, потому что она – сознательная мысль”, – подчеркивает А.А.Леонтьев.

Язык как предмет и как “инструмент” интеллектуальной деятельности человека стал объектом активного исследования различных наук со второй половины XIX века. В XX веке проблема исследования языка в лингвистике, а позднее в психолингвистике приобрела особую актуальность. В лингвистике и психологии речи язык стал рассматриваться и как основное средство осуществления речевой коммуникации, и как феномен культурно-исторического развития.

Так, В.Гумбольдт указывал, что язык – это часть “духовной культуры”. По его мнению, язык есть главная деятельность не только человеческого, но и «национального духа народа”. В это понятие В.Гумбольдт включал психический склад народа, его образ мыслей, философию, науку, искусство и литературу. При этом основоположник современной лингвистики полагал, что “дух народа” и его язык теснейшим образом связаны друг с другом.

На рубеже XIX и XX столетий в лингвистике было выдвинуто положение о том, что язык «включает в себя психический компонент». Внимание исследователей было сосредоточено на индивидуальном акте речи – акте, по Г.Штейнталю, целиком психическом. При этом “язык посредством имеющихся в его распоряжении точных и подвижных звуков может с фотографической точностью отобразить тончайшие нюансы мыслительного процесса”.

Г.Пауль выдвинул положение о том, что все языковые средства хранятся в виде сложнейшего психического образования, состоящего из разнообразных сцеплений представлений. Эти хранимые в сознании представления обусловливают возможность повторного появления в сознании того, что уже было, а отсюда и возможность понимания или произнесения того, что ранее уже понималось или произносилось. Из этого, по мнению Г.Пауля, следует, что любая грамматическая категория возникает на основе психологической.

Большое внимание проблеме языка и мышления уделял известный отечественный ученый А.А.Потебня. Опираясь на идеи Г.Штейнталя, А.А.Потебня считал, что область языка далеко не совпадает с областью мысли, и при этом полагал, что мышление может существовать и без языка. Например, “творческая мысль живописца, ваятеля, музыканта не выразима словом и совершается без него, хотя и предполагает значительную степень развития, которая дается только языком. Глухонемой тоже постоянно мыслит– и притом не только образами, как художник, но и отвлеченными предметами, – без звукового языка, хотя, по-видимому, никогда не достигает того совершенства умственной деятельности, какое возможно для говорящих”.

А.А.Потебня полагал, что история человечества знает периоды, когда язык не был связан с мышлением: “В середине человеческого развития мысль может быть связана со словом, но в начале она, по-видимому, еще не доросла до него, а на высокой степени отвлеченности покидает его как не удовлетворяющее ее требованиям”. При этом имеется в виду, что в первобытном обществе человек еще не мог пользоваться всеми возможностями языка, а на высокой стадии развития общества язык должен быть очень специализированным, для того чтобы человек имел возможность, используя разнообразные средства языка, передавать в своей речи тонкие смысловые нюансы.

Большое внимание в лингвистике и психологии речи, уделяется проблеме взаимоотношений языка и речи. Речь и язык составляют в речевой деятельности человека сложное диалектическое единство. Язык становится средством общения, речевой коммуникации и одновременно средством, инструментом мышления только в процессе речи (осуществления речевой деятельности). В свою очередь речь (как психофизиологический процесс порождения и восприятия речевых высказываний) осуществляется по правилам языка и на основе использования соответствующих знаков языка. Любое речевое высказывание подчиняется законам данного языка не только в отношении его фонетики и лексики, но и грамматики (включая синтаксис). Человек пользуется словами, принадлежащими к определенным грамматическим категориям (существительные, глаголы, прилагательные), и соединяет их в предложении по правилам грамматики и стилистики.

Вместе с тем под влиянием ряда факторов (требования общественной практики, развитие научных знаний, взаимное влияние различных языков) речь изменяет и совершенствует язык. Как указывал Н.И.Жинкин, “язык создается в речи и постоянно в ней воспроизводится”.

Речь построена из элементов языка, подчинена его законам, но она не равна, не тождественна языку. В живом процессе речи языковые единицы получают «чрезвычайную прибавку», а именно выбор, размещение, комбинирование, повторение и трансформирование. Используясь в речи (как процессе речевого общения), знаки языка могут получать семантические наслоения, в их семантике могут происходить значительные сдвиги, они могут в той или иной степени трансформироваться. Ярким примером этого могут служить образные значения слов и словосочетаний, возникающие в речи писателей и поэтов.

Лингвистический подход к интерпретации речевой деятельности в психолингвистике связан с возникновением и бурным развитием трансформационно-генеративной, или “порождающей”, грамматики Н.Хомского. Указывая, что язык – это множество предложений, каждое из которых имеет конечную длину и построено из конечного множества элементов, Н.Хомский отмечает, что каждое предложение может быть представлено в форме конечной последовательности фонем (или букв). В предложенной им грамматической модели существуют особого рода правила или операции (в основном, “трансформационные”), прилагаемые к синтаксической конструкции предложения как к единому целому. Разграничивая языковую способность, как область лингвистики, и языковую активность, относимую к области психологии, Н. Хомский рассматривает первую из них как способность говорить на языке, а под языковой активностью – те высказывания, которые производит носитель языка.

Таким образом, система языка, является одной из важнейших особенностей речевой деятельности, отличающей ее от других видов деятельности.

При определении основных единиц языка большинство ведущих специалистов в области психолингвистики опирается на теоретическую концепцию “анализа целого по единицам”, разработанную Л.С.Выготским. Под единицей определенной системы Л.С.Выготский понимал “такой продукт анализа, который... обладает всеми основными свойствами, присущими целому, и который является далее неразложимыми живыми частями этого единства”.

Психолингвистические единицы соотнесены с речевой деятельностью. Это речевые действия и операции, находящиеся друг с другом в иерархических отношениях (А.А.Леонтвев).

Языковые единицы соотнесены с языком или языковым стандартом, т.е. с объективно существующей языковой системой и языковой нормой определенной социальной группы. Это инварианты (неизменяемые) различных моделей языка, например, фонемы. Главное – они изолированные, взятые сами по себе. Отличие психолингвистических единиц от языковых в их системной взаимосвязи – она включает в себя соотношение этой единицы со всей системой языка и речи,

Психологические единицы соотнесены с сознанием и психикой в целом. Это компоненты общего знания о языке, которые отражают в сознании строение языковой способности. Отличие психолингвистических единиц от психологических в их оперативности – это оперативные единицы порождения и восприятия речи.

Язык, речь, языковая способность. Особенности психолингвистических процессов.

Основное противопоставление психолингвистики. Основой психолингвистики и предшествующих ей направлений было противопоставление язык-речь. Язык понимался как система функционирующего языка. Речь – как индивидуальный акт реализации системы языка.

Л.В.Щерба в работе “О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании” представил данную связь в рамках более сложной системы: язык – языковая способность как механизм – речь. Модификация этой системы была предложена А.А.Леонтьевым, Исходя из нее, определим понятия речевой деятельности (речь), языкового стандарта (язык) и языковой способности.

Языковой стандарт (или языковая система, по Л.В.Щербе) – упорядоченная система элементов речевой деятельности. Функции: анализ, систематизация и описание языкового материала; продукт – система конструктов и правил их комбинирования.

Языковой процесс, по А.А.Леонтьеву (или речевая деятельность, по Л,В.Щербе) – реализация языковым коллективом языковой способности в определенных культурных условиях для целей коммуникации и мышления. Обычно включается в другие виды деятельности человека. Функции: производство и понимание речи; продукт – языковой материал.

Языковая способность (или речевая организация по Л.В.Щербе) – совокупность физиологических и психологических условий, обеспечивающих производство” воспроизводство и адекватное восприятие языковых знаков членом языкового коллектива, т.е. мы можем понять или воспринять обращенную к нам речь другого человека, ответить на нее – произвести свою речь, понять я повторить, по-своему проинтерпретировать сказанное другим или собой – воспроизвести. Функции – переработка и упорядочение речевого опыта; продукт – система концептов и стратегий пользования ими в процессах говорения и понимания речи.

Особенности психолингвистических процессов. А.А.Залевская (Тверская школа психолингвистики) на основе анализа работ разных психолингвистов и психологов, изучавших и изучающих язык, выделяет ряд особенностей, характеризующих изучение языка, языковой способности и речевой деятельности в психолингвистике:

  • Психическое отражение всегда активно и связано с непосредственным взаимодействием человека с окружающим его миром. Проявляются взаимосвязи: внутреннего и внешнего, субъективного и объективного, индивидуального и социального.
  • Психическое характеризуется процессуальностыю, динамичностью и непрерывностью, т.е. процессы и продукты постоянно взаимодействуют и меняются на разных стадиях.
  • Все виды психической деятельности функционируют в комплексе, т.е. такие психические процессы, как мышление, речь, память, восприятие и др., не существуют как отдельные обособленные акты, их разграничивают в целях научного анализа.
  • Все уровни психической деятельности индивида взаимосвязаны – на разных этапах развития разные виды деятельности выступают как ведущие в зависимости от целей и решаемых задач, но они никогда не выступают сами по себе, а лишь определяют специфику всей системы психического.
  • Непрерывность осознанного и неосознанного – любой психический процесс всегда формируется одновременно на разных уровнях осознаваемости (бессознательное, осознаваемое).
  • Осознание и вербализация не являются эквивалентами – знаемое не всегда поддается вербальному описанию.
  • Содержание знания характеризуется предметностью и пристрастностью, т.е. постоянно взаимодействуют перцептивные, когнитивные, аффективные (или эмоционально-оценочные) процессы и продукты.

Язык и речь. Человеческий язык не представляет собой абсолютно однородного целого. В действительности – это совокупность различных языковых вариаций, возникновение которых вызывается действием различных факторов. Одной из наиболее сложных проблем членения человеческого языка является проблема противопоставления языка и речи. Попытки выделить в языке какую-то общую схему, установить некий общий набор каких-либо правил возникли задолго до постановки проблемы языка и речи в теоретическом плане.

Оба понятия долгое время рассматривались как синонимы. Но в ходе развития наук, занимающихся изучением человека, его способности вступать в общение, эти понятия перестали рассматриваться как синонимы. Но полностью отделить язык и речь друг от друга невозможно.

Человеческий язык – необычайно многогранное явление, Чтобы понять истинную сущность языка, его необходимо рассмотреть в разных аспектах, понять, каким влияниям он подвергается со стороны внешней среды, какие конкретные формы существования и функции приобретает язык в человеческом обществе. Необходимо выяснить, какое свойство языка определяет его главную сущность. Таким свойством является его функция быть средством общения. Роль коммуникативной функции в процессе создания языка огромна. Можно без преувеличения сказать, что система материальных средств языка, начиная от фонемы и ее конкретных реальных манифестаций и кончая сложнейшими синтаксическими конструкциями, возникла и сформировалась в процессе употребления языка как средства общения.

Появление звуковой речи способствовало возникновению и развитию новых типов мышления, в особенности абстрактного мышления, давшего человечеству ключ к разгадке сокровенных тайн окружающего мира. Употребление языка в качестве средства общения порождает особые специфические процессы, совершающиеся в его внутренней сфере и обусловленные этой функцией.

Человеческая речь как средство коммуникации могла возникнуть только в определенных условиях, важнейшими из которых являются физиологическая организация ее носителя, т. е. человека, и общественный характер его жизни и деятельности.

Ни одно из живых существ, за исключением человека, не обладает речью, Уже сам по себе этот факт говорит о том, что важнейшим условием возникновением речи является наличие определенной физиологической организации, наиболее ярко воплощенной в человеке.

Проблема возникновения на земном шаре человека всегда привлекала внимание исследователей, и нельзя считать, что она окончательно решена. Возникновение человека, по-видимому, обусловлено, прежде всего, наличием каких-то особых природных условий, способствовавших изменению физиологической организации животных предков человека. Постепенное усовершенствование человеческой руки и идущий параллельно с этим процесс развития и приспособления ноги к прямой походке оказали в силу закона соотношения обратное влияние на другие части организма. С другой стороны, развитие труда по необходимости способствовала более тесному сплочению членов общества, появлению совместных целей и способов их достижения.

В процессе общения людей, в ходе реализации совместной практической деятельности формируется сознание человека. У людей появилась потребность регуляции совместной деятельности для достижения совместных целей, т. е. появилась потребность что-то сказать друг другу. Потребность реализовалась не только в изменении сознания, но и в создании особого органа: неразвитая гортань постепенно преобразовывалась путем модуляции для все более развитой модуляции, а органы рта постепенно научились произносить один членораздельный звук за другим. Поэтому конкретную реализацию положение об общественном характере языка и речи может получить при осознании сходной роли этих явлений в развитии человеческой деятельности и общения.

Но речь и язык не только объединены, но и различны, так как обозначают два различных аспекта.

Наука о языке стремиться раскрыть законы его возникновения и развития. Любой современный язык является системой фонетических, лексических, грамматических и стилистических правил речи на данном языке.

В этом смысле язык носит нормативный характер и обязывает каждого, пользующегося им, подчиняться его законам. Поэтому действительность языка служит речь, состоящая их единиц языка и совершающаяся по его правилам. Живая речь течет по извилистым берегам этих правил, все время подмывая их. Язык – явление статическое, хотя и подверженное постоянному, достаточно медленному изменению, которое постоянно происходит под влияние речи. В русском языке довольно часто меняется правило написания наречий, различных падежных форм одного и того же существительного.

Грамматика почти любого языка потому и содержит так много исключений из правил, что наука о языке не всегда имеет возможность извлечь из живой речи управляющие ею правила языка. Но, воспринимая индивидуально неповторимую, с массой речевых ошибок, речь, можно увидеть язык с его стройной системой и стройными правилами.

Хотя раскрыть подлинные правила языка из анализа живой речи весьма затруднительно. Почему? Потому что, во-первых, речь, будучи процессом общения, содержит для лица, не знакомого с наукой о языке, меньше всего информации о самом языке. Большинство непосредственно данной в речи информации носит экстралингвистический характер: о реальной действительности, об отношении к ней говорящего, о его индивидуально-типологических чертах, о коммуникативной природе речевого поступка и т. д. Чтобы получить информацию о языке, нужно абстрагироваться от всех экстралингвистических факторов, а они-то именно и придают языку и речи конкретную форму, так как именно ради них и совершается речь.

Во-вторых, язык в речи присутствует не в своих общих правилах, а в их конкретном использовании в данном конкретном случае общения посредством языка. Подчас только математически, статистически можно обнаружить в этих речевых инвариантах языковые варианты, которые просвечивают через речь и имеют свои материальные (акустические и артикуляционные) признаки.

В-третьих, информация о языке в звучащей и письменной речи обусловлена собственно лингвистическими особенностями языка: весьма малым количеством языковых единиц, их разновероятностной сочетаемостью и многозначностью. Устные и письменные диалоги и монологи, колоссальные по суммарному объему общения людей, осуществляются во всех языках несколькими десятками фонем и графем. При этом фонемы в живой речи всегда выступают в сочетании, то есть влияют друг на друга, они позиционно обусловлены, Изолированное положение фонем абстрактно, оно вообще не свойственно речи. Фонема в реальной речи действительно дана в том или ином ее варианте. Кроме того, акустическая характеристика речевого варианта фонемы обусловлена еще и интонационно. Вне интонации нельзя произнести слово, нельзя произнести любое написанное предложение и даже изолированную фонему. Они могут быть произнесены только с какой-либо интонацией: назывной, перечислительной, чтения с листа и т.д.

Благодаря речи индивидуальное сознание каждого человека, не ограничиваясь личным опытом, собственными наблюдениями, через посредство языка питается и обогащается результатами общественного опыта. Наблюдения и знания всех людей становятся или могут стать достоянием каждого.

Основная функция сознания – это осознание бытия, его отражение. Эту функцию язык и речь выполняют специфическим образом: они отражают бытие, обозначая его. Речь, как и язык, если взять их сначала в единстве, – это обозначающее отражение бытия. Но речь и язык и едины, и различны. Они обозначают два различных аспекта единого целого.

Язык – это сумма средств, система знаков, которые хранятся в долговременной памяти человека. Для введения информации в долговременную память используется механизм кодирования, для извлечения информации необходима целая система декодирования.

Речь – это процесс, деятельность общения посредством языка. Речь – это язык в действии, Речь, и единая с языком и отличная от него, является единством определенной деятельности – общения – и определенного содержания, которое обозначает и, обозначая, отражает бытие. Точнее, речь – это форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности, или форма существования мышления.

Речь – это язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания. В языке зафиксированы обобщенные значения, которые отражают общественный опыт и приобретают самостоятельные характеристики в контексте индивидуального сознания в связи с индивидуальными мотивами и целями. Как индивидуальное сознание отличается от общественного, так и речь отличается от языка. Вместе с тем они взаимосвязаны: речь, а вместе с тем речевое мышление индивида обусловлено языком. Индивид в своей речи может сформулировать собственную мысль, лишь владея сложившимися в языке формами общественного мышления.

Вопрос о разграничении языка и речи во многих исследованиях ограничивается противопоставлением языка и речи как социального и индивидуального. Представление о речи как явлении индивидуальном в противоположность языку как явлению социальному лишено внутренней логики. Признание речи как абсолютно индивидуального неупорядоченного явления ставит под сомнение функционирование ее в качестве средства общения. Общее и индивидуальное, т. е. язык и речь, находятся в неразрывном единстве. Язык представлен в конкретных актах говорения. Язык вплетен в речь, присутствует в каждом речевом акте. Если язык – система, то не может быть несистемной речь. В противном случае люди не могли бы общаться. Остается допустить, что речью следует называть не всю совокупность конкретных речевых актов, а какие-то общие атрибуты этих актов. Например, индивидуальной речью можно считать случайные ошибки в произношении, специфические особенности чисто личного набора слов, употребление каких-то новых слов, не вошедших с массовый обиход и т. д. Однако, индивидуальные ошибки в произношении или ударении могут быть результатом действия аналогии, особый отбор слов и предложений вполне естественен, так как практически ни один индивид не владеет языковой системой в полном объеме. В языке постоянно возникают новые слова, но если слово не стало общим достоянием, то нельзя на этом основании противопоставлять речь языку.

Совершенно нелогично и определение речи как сверхъязыкового остатка. Лингвисты определяют сверхъязыковой остаток как все то в звучании речи, что является случайным, побочным или дополнительным с точки зрения языка как важнейшего средства общения людей. Если система языка манифестируется в речи, то сама речь, естественно, не может быть только сверхъязыковым остатком. Этот “остаток” составляется из:

  • индивидуальных особенностей понимания и воспроизведения языка (особенности в произношении, неполное или ошибочное восприятие отдельных слов и т. д.);
  • из общественно выработанных особенностей использования тех или иных фактов языка для достижения определенного эффекта, непосредственно не относящегося к основной функции языка. Это система так называемых экстралингвистических и паралингвистических средств.

Многочисленные наблюдения показывают, что человек, не получивший хотя бы минимальной лингвистической подготовки, не имеет никакого отчетливого представления о системе того языка, на котором он говорит. Он неосознанно чувствует его, оценивая не столько грамматические признаки слов как частей речи, сколько правила использования языковых единиц в той или иной ситуации. Именно поэтому наиболее полная дифференциация языка и речи становится возможной при сопоставлении единиц, которые составляют язык и речь.

Язык как знаковая система. Свойства языкового знака. Язык окружает человека в жизни, сопровождает всю его деятельность, присутствует во всех его мыслях. Феномен языка кажется самоочевидным, никто не подвергает его сомнению. Но для понимания взаимосвязи языка и речи необходимо с самого начала его как-то определить. Из всего многообразия существующих определений мы выберем для дальнейших рассуждений два, наиболее важных и всеобъемлющих: язык есть средство человеческого общения и язык есть система знаков. Данные определения не противоречат друг другу, скорее наоборот – дополняют. Первое определение дает ответ на вопрос, для чего служит язык, второе – о том, что он собой представляет.

Любой знак, по мнению Л.С.Выготского, является культурным знаком (обладает культурно-историческим содержанием) и обеспечивает мысле-речевую деятельность. Знаки характеризуются следующими показателями: включенностью в систему, культурностью, внутренним содержанием и соответствующей знаковой функцией.

Знаковый характер человеческого языка составляет одну из его универсальных черт и основных особенностей. Знак есть материальный объект, используемый для передачи информации. Проще говоря, все, при помощи чего мы можем и хотим что-то сообщить друг другу, есть знак. Человек может придать функцию знака любому предмету, любому “кусочку действительности”. Каждая ситуация, нуждающаяся в обозначении, имеет ту или иную причину и цель: сообщить кому-то что-то. Кроме того, любой сигнал, использованный для обозначения, является одновременно знаком для себя (закладка в книге) и знаком для других (показать, что книга занята).

Примеры: знаковый характер жестов, мимики, дорожных знаков уличных знаков над магазинами, кафе, ресторанами и т. д. (бытовые пиктограммы). Национальный – интернациональный характер, повседневные – специфические и даже экзотические (язык цветов, веера, язык татуировок и т. д.).

Для того, чтобы предмет (или событие) получил функцию знака, стал что-то обозначать, необходимо, чтобы получатель понимал знаковые свойства данного предмета (декоративные рисунки майя, которые оказались письменностью).

В повседневной жизни мы не придаем значения многим знакам, не замечаем их, так как многие знаки стали частью действительности и их знаковый характер отодвинулся на задний план. Но знаковую направленность языка мы не можем игнорировать.

Что в языке принято считать знаковым? Под знаковым аспектом естественного языка понимают обычно соотнесенность языковых элементов (морфем, слов, словосочетаний, предложений) а, следовательно, языка в целом, в той или иной форме и степени опосредованности с внеязыковым рядом явлений, предметов и ситуаций в объективной действительности.

К знаковой функции языковых единиц относят их свойство обобщенно выражать результаты познавательной деятельности человека, закреплять и хранить итоги его общественно-исторического опыта.

Под знаковый аспект подводят, наконец, способность языковых элементов, в силу закрепившихся за ними значений, нести определенную информацию, выполнять различные коммуникативные и экспрессивные задания в процессе общения.

Языковой знак, имеет преднамеренную, целенаправленную природу, он специально используется для передачи определенного смысла, Преднамеренность – первое из свойств знака.

Второй характерной чертой любого знака вообще, а языкового в особенности, является его двусторонняя природа. Так, в системе регулирования уличного движения при помощи светофора (являющейся классическим примером наипростейшей семиотической системы), зеленый свет может быть рассмотрен как форма знака, который соответствует в пределах этой системы определенное содержание, значимость “проезд, движение разрешено”. Следовательно, даже при чисто условном, механическом соотнесении того, что выражается (обозначается), и того, при помощи чего выражается (обозначается), элементы данной семиотической системы выступают как двусторонние сущности, имеющие в ее пределах форму знака и содержания, представляющее собой системную значимость.

Зеленый свет вне сигнальной системы не означает “разрешение на перемещение, движение”. Если элемент не имеет никакой значимости в данной семиотической системе, он не знак данной системы, а просто физический звук. Билатеральный характер языкового знака представляют одну из его существенных черт. Языковой знак – продукт осознанной деятельности, закрепленной человеческим сознанием, психикой. Обе стороны знака – означающее и означаемое фиксируются в языке в виде абстракций, отображение того и другого, хранятся в сознании говорящих в виде значений (языковых понятий) и чувственных образов знаковой формы. Только единство двух сторон знака делает его средством, удовлетворяющим социальным потребностям данной языковой общности людей.

Говоря о соотношении в языковом знаке означающего и означаемого, следует иметь ввиду три разные по степени и характеру обобщения ступени становления знака. На первой ступени форма знака, последовательность фонем или букв, соотносится непосредственно с предметным рядом в объективной действительности. Только на этой ступени языковые знаки можно сравнить с обычным знаком, характеризующимся с однозначным соответствием означающего означаемому (уровень предметной отнесенности); на этой первой ступени абстракции, замещения предмета возможно реальное разделение означающего и означаемого. Связь между ними еще не опосредована человеческим сознанием, а характер обеих сторон приближает языковой знак на этой ступени к чисто механическим знаком; означающее и означаемое находятся в отношении обозначения.

На второй ступени становления языкового знака мы имеем дело уже с психическими образованиями: отражение предмета, явления находит свое выражение виде образа, представления или понятия на уровне сознания (психики) отдельного индивидуума. Здесь не только другая ступень абстракции, но и другая форма соотносящихся сторон знака: означающее и означаемое – обе стороны знака – выступают в идеальной, а не в материальной форме, а это значит, что обе стороны являются уже психическими образованиями (уровень абстрактной отнесенности). Связь между ними (смысл слова) становится обязательной, прочной, и ее расторжение ведет к исчезновению данного знака, т. е. невыраженности в языковой форме данного содержания.

На третьем этапе, самой высшей ступени абстракции, эта связь означаемого и означающего должна быть принята и закреплена говорящим коллективом; означаемое становится всеобщим для данного коллектива. За данным понятийным содержанием закрепляется определенная знаковая форма, и языковой элемент обретает статус языкового знака, где связь означаемого и означающего становится неразрывной. За знаком закрепляется его значение. Таким образом, следующее свойство языкового знака – обусловленность.

Изменить какую-то из сторон знака, его план содержание (означаемое) и план выражения (означающее) нелегко. Знак в целом стремится к стабильности, он обладает относительной устойчивостью во времени. Это свойство можно назвать консервативностью языкового знака. Но свойство консервативности соседствует со свойством изменчивости: несмотря на стабильность языкового знака, соотношение двух его сторон со временем может меняться. На уровне словесных знаков историческая непрерывность развития и изменения значения находит свое выражение в явлениях полисемии (многозначности), лексической и лексико-грамматической омонимии.

В лексеме дом форма знака может быть линейно расчленена на три компонента, на три фонемы, содержание же этого словесного знака складывается совершенно по-иному. План содержания данного знака, как любого полнозначного слова, неоднороден. В словесном знаке дом три семантических признака: единственное число, мужской род, именительный падеж. Это категориальные значения, присущие целому классу знаков, грамматические значения.

Помимо общих категориальных значимостей, у словесного знака дом есть собственное, ему одному присущее смысловое содержание, которое также является немонолитным: оно складывается из целого ряда исторически напластовавшихся семантических признаков, которые составляют определенную структуру значений в пределах этого знака. Словесный знак дом функционирует в следующих значениях: строение, знание; жилище, место жительства человека; семья; жильцы, населяющие дом; домашний очаг, родное жилище.

Если фонемы способны проводить различие между отдельными словесными знаками (дом, дым, дам), то внутрисловесное разграничение смыслового содержания проводится совершенно другими средствами языка. Составляющие языковую систему знаки входят друг с другом в отношения двоякого рода. Это отношения смежности, следования, сочетаемости – синтагматические отношения. Или отношения сходства, взаимозаменяемости, противопоставления – парадигматические отношения.

Разграничение проводится путем парадигматического противопоставления (по сходству или различию содержания) или путем синтагматического контраста в линейном ряду, при их сочетаемости. В линейном ряду, а чаще и тем и другим вместе взятым. Сравните: дом ремонтируется (здание), содержать дом в чистоте (жилище), друзья дома, хозяин дома (семья), обрести дом (родное жилище),весь дом заговорил (жильцы дома).

Представить парадигматические и синтагматические отношения между словами можно в виде двух пересекающихся осей: горизонтальной (сочетаемость) и вертикальной (смысловое сходство):

Синтагматические и парадигматические отношения – максимально широкие, всеобъемлющие категории языка. Под них подводятся все остальные виды отношений между единицами, Так синонимия и антонимия, склонение существительного, изменение прилагательного по родам представляют собой частный случай парадигматических отношений, а согласование прилагательного и существительного есть реализация синтагматических связей. Каждое слово у человека, владеющего языком, вызывает целую цепочку ассоциативных связей, т. е. слово одновременно в нашем сознании функционирует во множестве парадигматических и синтагматических отношений.

холодный

теплый

раскаленный

нагретый

горячий чай, хлеб, воздух, песок, привет

жаркий

свежий

сухой

сердечный

При этом в этой цепочке ассоциативных парадигматических и синтагматических связей слово не всегда фигурирует только в одном значении. Если бы язык не развивался, а оставался во времени неизменным, то и слово как языковой знак оставалось в своих изначально заданных границах. Но в языке каждого нового поколения происходят определенные сдвиги значений (при том, что обозначаемое не всегда обязательно меняется): не диск, а пластинка; не крыша поехала, а тронулся умом; бабки, кирпич.

Каждое слово постепенно расширяет свое значение, стремится стать многозначным, захватить новый “кусочек смысла”. Происходит изменение, расширение плана содержания: медвежья берлога – медвежья походка.

План выражения, формальная сторона языкового знака тоже развивается, расширяется за счет новых вариаций. Прежде всего это узаконенные грамматикой фонетические и морфологически вариации слов и их форм: баржа – баржа, под ноги – под ноги, галоши – калоши, гармоничный – гармонический и т. д. Далее это всевозможные звуковые чередования, происходящие в корне слова: мочь – могу – можем, Наконец, к вариантам плана выражения можно отнести речевые искажения формы слова, вызванные разными причинами (действием аналогии, стремлением к сокращению, к произносительному удобству и т.д.): проволка – проволока, наверно – наверное, полувер – пуловер, махаешь – машешь, вовнутрь – внутрь.

Крайняя точка, к которой стремится семантическое развитие слова, – это расщепление языкового знака, появление на его месте двух новых, самостоятельных единиц, Если при этом форма двух вновь образовавшихся знаков остается одинаковой, а сдвиг в значении бросается в глаза, мы говорим о явлении омонимии (лисичка – когда-то слово было одно: гриб прозвали за цветовое сходство).

Единицы языка. Единицей языка называют отрезок, который характеризуется единством содержания и выражения и является базовым для единиц более высокого уровня.

К основным единицам языка, выделяемым в лингвистике и психолингвистике, относятся: фонема, морфема, слово, предложение.

Звук – мельчайшая базовая незначимая единица, которая воспринимается нами как элемент произносимой речи и образуется органами артикуляции.

Фонема – минимальная, функционально значимая единица языка. Фонема – это звук речи, выступающий в его смыслоразличительнрй функции, позволяющей различать одно слово от других слов. Смыслоразличительная (фонемная) функция звуков речи проявляется только при нахождении звука в составе слова, причем только в “сильной” (или “фонемной”) позиции. Для всех гласных звуков таковой является позиция в ударном слоге; для отдельных гласных (гласные а, ы) – также и в первом предударном слоге. Для согласных звуков общей “сильной позицией” является позиция перед гласным в прямых слогах; позиция перед однотипным согласным (звонкого перед звонким, мягкого – перед мягким); для соноров и глухих звуков еще одной “фонемной” позицией является конечная позиция в слове.

Наиболее ярко смыслоразличительная функция фонем проявляется в односложных словах-паронимах, отличающихся одним звуком (фонемой), например: лук – сук – сок – сон. Однако во всех случаях фонемы (сколько бы их ни было в слове и в каких бы сочетаниях они ни выступали) всегда выполняют в составе слова свою основную функцию. Она состоит в следующем: правильное произнесение звуков-фонем на внешней фазе реализации речевой деятельности обеспечивает возможность ее полноценного восприятия слушающим и, соответственно, адекватную передачу мысленного содержания. При этом сама фонема не является ни семантической, ни смыслообразующей единицей.

Морфема – значимая единица. Морфема представляет собой сочетание звуков (фонем), обладающее определенным, “грамматическим” значением. Это “значение” морфемы также проявляется только в составе слова, а такое название оно получило потому, что оно неразрывно связано с основными грамматическими функциями морфем. В лингвистике морфемы классифицируются: по месту в “линейной структуре слова”, выделяются префиксы (приставки) и постфиксы (идущие следом за корневой морфемой): суффиксы и флексии (окончания); сама корневая морфема получила название по своей смыслообразующей (в данном случае – “лексикообразующей”) функции.

Морфемы выполняют в языке (при его использовании в речевой деятельности) ряд важнейших функций:

  • при помощи морфем в языке осуществляются процессы словоизменения (изменения слов по грамматическим формам). В основном эту функцию выполняют флексии, а также, в ряде случаев, – суффиксы и префиксы;
  • при посредстве морфем в языке протекают процессы словообразования. Морфемный способ словообразования (суффиксальный, суффиксально-префиксальный);
  • при помощи морфем оформляются связи слов в словосочетаниях (грамматическая функция флексий, а также суффиксов);
  • определенным сочетанием морфем создается основное лексическое значение слова, которое является как бы “суммированием” грамматического значения морфем, входящих в данное слово.

Исходя из этих важнейших языковых функций морфем, а также из того факта, что по своему многообразию и количественному составу морфемы образуют достаточно обширный пласт языка, можно сделать следующий методический вывод применительно к теории и методике коррекционной “речевой” работы: полноценное усвоение языка невозможно без овладения его морфологическим строем.

Значение морфемы в языке огромно, но это не самостоятельное значение, а грамматическое. Каждая морфема обладает индивидуальным грамматическим значением. Поиск слова в процессе речи происходит путем склеивания морфем. Использование словообразующих морфем лежит в основе словообразования, т. е. накопления словаря. Использование формообразующих морфем обеспечивает грамматическое оформление речи.

Универсальной единицей языка является слово (лексема) – устойчивый звукокомплекс, обладающий значением; “фиксированное”, “закрытое” сочетание морфем.

Слово как единица языка выступает в нескольких своих качествах или проявлениях:

  • Слово представляет собой лексическую единицу языка (лексему), обладающую некоторым числом значений.
  • Слово как единица языка выступает и как грамматическая единица.

Это проявляется в том, что каждое слово-лексема относится к определенному грамматическому разряду слов (существительные, глаголы, прилагательные, наречия, числительные и т.д.). Относясь к тому или иному грамматическому классу, слово обладает набором определенных грамматических признаков (или, как принято определять в лингвистике, – категорий). Например, у существительных – это категории рода, числа, падежа (склонения) у глаголов – категории вида и времени. Этим категориям соответствуют различные грамматические формы слов (словоформы). Словоформы, “образуемые” морфемами, обеспечивают широчайшие возможности различной сочетаемости слов при построении речевых высказываний, они же используются и для передачи в речи различных смысловых (атрибутивных, пространственных, качественных и др.) связей и отношений.

  • Слово как языковая единица выступает в качестве “строительного” элемента синтаксиса, так как синтаксические единицы (словосочетание, предложение, текст) образованы из слов, на основе того или иного варианта их комбинированного использования. “Синтаксически образующая” функция слова проявляется в соответствующей функции слова в “контексте” предложения, когда оно выступает в функции подлежащего, сказуемого, дополнения или обстоятельства.

Предложение как языковая единица характеризуется наличием грамматического строения, значимостью и осмысленностью. Предложение представляет собой сочетание слов, в законченном виде передающее (выражающее) какую-либо мысль.

Отличительными признаками предложения являются: смысловая и интонационная завершенность, а также структурность (наличие грамматической структуры). В лингвистике предложение относится к числу “строго нормативных” языковых единиц: любые отступления от языковых норм построения предложения, связанные с несоблюдением его указанных выше основных свойств, рассматриваются с точки зрения “практической грамматики” как ошибка или как “аграмматизм”. Особенно актуально это для письменной формы реализации речевой деятельности, хотя и для устной речи аграмматизм (особенно “структурный” или “синтаксический”) – явление отрицательное.

Предложение так же, как и слово, определяется в психолингвистике как основная и универсальная единица языка. Если слово является универсальным средством отображения в сознании человека предметов окружающей действительности, их свойств и качеств, то предложение выступает в качестве основного средства отображения предмета речемыслительной деятельности – мысли и, одновременно, в качестве главного (наряду с текстом) средства коммуникации.

Ребенок осваивает и хранит в памяти не готовые предложения, а модели, правила соединения слов. Осваивая предложения ребенок, должен освоить два закона: закон смысловой (семантической) сочетаемости и закон грамматической сочетаемости.

Единицы речи это такие элементы речевой деятельности, которые в потоке речи соответствуют замкнутой системе команд в органы артикуляции. Они могут осознаваться еще до произнесения и при образовании речевого высказывания используются как исходные, т. е. воспринимаются при оценке результата высказывания как эталон.

Слог – минимальная речевая единица, которая может быть произнесена в изолированной позиции. При минимальной речевой активности слова может состоять из одного слога, но слог (кроме случаев односложных слов) не является значимой единицей речи.

Речь детей и взрослых делятся на отрезки, связанные артикуляционной программой. Длина артикуляционной программы равна 0,2 сек., что дает средний темп речи (как говорения, так и чтения) 90-100 слов в мин. Это наиболее удобный темп речи не только для говорения, но и для восприятия.

Высказывание – такой отрезок речи, который может выполнять основные функции речи: быть средством общения и познания для человека, то есть решать информативные и коммуникативные задачи. В зависимости от структуры высказывание может быть трех типов:

  • слово в сопровождении паралингвистических средств;
  • фраза, структура которой совпадает со структурой предложения. Фраза должна быть коммуникативно-сильной, направленной, т. е. давать возможность устанавливать общение;
  • текст – соединение нескольких фраз в единое речевое целое, которое подчиняется общей мысли, в котором каждая фраз подчинена семантически и структурно выражению основной идеи. Текст как речевая единицы должен обладать следующими свойствами: целостностью, единством, связностью. Тексты по типу делятся на повествовательные, описательные и тексты-рассуждения.

Ребенок в процессе речевого развития усваивает не язык, хотя он накапливает языковые единицы. Он овладевает правилами их соединения, функционирования в речи. Основные единицы языка образуют в его общей системе, соответствующие подсистемы или уровни, из которых складывается так называемое уровневое или “вертикальное” строение системы языка.

Схема 3. Уровневое “вертикальное“ строение системы языка (В.П. Глухов).

Языковые “знания“ и представления, сформированные при изучении языковых единиц “базовых” уровней языка, составляют основу и предпосылку для усвоения языковых представлений о других, более сложных подсистемах языка (в частности о категориально грамматическом и синтаксическом подуровнях). Из анализа приведенной выше схемы вытекает методический вывод: полноценное усвоение языка возможно только на основе полного и прочного усвоения “языковых знаний” применительно ко всем его структурным компонентам, на основе формирования соответствующих языковых, операций с основными единицами языка.

Помимо уровневого (“вертикального”) строения система языка характеризуется также внутренним (“горизонтальным”) строением, которое определяется сложным взаимодействием составляющих языковую систему единиц. Особенности внутреннего строения языка в современной психолингвистике определяются категориями “парадигматическая” и “синтагматическая” системы языка.

Парадигматическая система – это система противопоставлений, в которые вступают однородные элементы языка, единицы одного порядка, одного уровня. Эти элементы языка образуют языковые парадигмы (набор однородных языковых единиц, противопоставленных по 1-2 признакам). Особенностью внутренней структуры языка является то, что вся она полностью состоит из разнообразных языковых парадигм, в соответствии, с чем любая языковая единица входит в состав той или иной парадигмы. Примерами языковых парадигм на фонологическом уровне являются общие (“полносоставные”) парадигмы гласных и согласных звуков. В рамках первой можно выделить “подпарадигмы” (“малые парадигмы”) гласных первого и второго ряда; внутри общей парадигмы согласных – парадигматические ряды согласных, парных по твердости-мягкости, звонких и глухих звуков и т.д. На морфологическом уровне общие парадигмы выделяются по основным типам морфем. Помимо вышеуказанных, в лингвистике выделяются также продуктивные и непродуктивные морфемы (суффиксы), моно и полизвуковые морфемы и др. На лексическом уровне устанавливаются парадигмы однокоренных слов (например: дом – домашний – домовой.; лес – лесник – лесные – леший и др.); парадигматические ряды слов-синонимов, слов-антонимов, слов-омонимов.

Такое сложное внутреннее строение системы языка (парадигматическая система взаимосвязи единиц, элементов языковой системы) определяет необходимость соответствующего методического подхода к организации логопедической работы.

  • Одной из закономерностей формирования речевой деятельности в онтогенезе является то, что усвоение системы языка протекает через усвоение языковых парадигм.
  • Переход к усвоению каждой последующей (“надстроечной” или “производной” по отношению к предыдущей) языковой парадигмы должен осуществляться только после того, как предшествующая парадигма освоена обучающимися полностью или хотя бы “на две трети”. Это обеспечивает формирование достаточно полных и четких языковых представлений и, главное, языковых обобщений, без чего формирование прочных языковых знаний оказывается невозможным.

Еще раз напомним, что языковая парадигма – это набор (подчас многочисленных) однородных элементов, общие языковые признаки которых гораздо лучше усваиваются на основе частного противопоставления единиц по какому-либо одному (максимум – двум) признакам. Нарушение этого принципа организации “речевой работы”, как показывает педагогическая практика, может привести к формированию в сознании обучающегося фрагментарных и достаточно “хаотичных”, “отрывчатых” знаний и представлений о системе родного языка, что негативно сказывается на формировании речевой способности индивида.

Синтагматическая система отображает закономерности сочетаемости знаков языка при построении речевых высказываний. Она “показывает”, как из сочетания звуков или морфем создается слово, как из слов образуются предложения, а из сочетания предложений – макроединица языка – текст. Таким образом, синтагматическая система – это система правил, норм сочетаемости элементов языка (как однородных, так и разнородных), на основе которых осуществляется формирование и формулирование речевых высказываний (в соответствии с нормами данного языка).

В качестве единицы, отображающей синтагматические связи слов, в лингвистике определена синтагма – словосочетание или группа слов в предложении, объединенная синтаксической связью и функционирующая как единое целое. В зависимости от типа связей синтагмы классифицируются на предикативные (отношения между предметами типа действия, взаимодействия, реализации функции и др.), атрибутивные (отношения принадлежности, соположения) и др. В другом значении синтагма определяется в лингвистике как сложный языковой знак, состоящий из слов или морфем, находящихся по отношению друг к другу как определяемое к определяющему. Применительно к развернутому речевому высказыванию (тексту) в лингвистике в качестве синтагматической выделяется такая единица, как ССЦ – сложное синтаксическое целое, которое представляет собой сочетание предложений, взаимосвязанных в смысловом и грамматическом отношении.

Рассмотрение вопроса о внутреннем строении языка позволяет сделать вывод: для формирования полноценных языковых представлений о знаках языка, для успешного усвоения обучающимися всей системы родного языка необходимо усвоение ими знаний как парадигматической, так и синтагматической системы языка.

Когниция и когнитивная наука

Когниция. Когниция, когнитивизм – познавательный процесс или совокупность психических (ментальных, мыслительных) процессов – восприятия мира, простого наблюдения за окружающим, категоризации, мышления, речи и пр., которые Служат для обработки и переработки информации, поступающей к человеку либо извне по разным чувственно-перцептуальным каналам, либо уже интериоризированной (переработанной, присвоенной) и реинтерпретированной человеком (Е.С.Кубрякова).

Когниция включает осознание человеком самого себя, оценку себя и окружающего мира, построение особой картины мира – всего, что составляет основу для рационального и осмысленного поведения человека, а также поведение человека, особенности переработки информации, систему организации знаний, модели их использования. Когниция связана с языком, но не всегда протекает в языковой форме (например, она может проявляться в форме картинок, образов).

Когниция и другие параметры познания. Соотношение по полноте совпадения следующее:

1. Когниция = знание – неверно.

2. Когниция = эмоции – неверно.

Изучение когниции. Когницию изучают различные когнитивные науки (появились в период, начиная с 1956 по 1970 гг.), которые различаются в зависимости от аспекта: лингвистика занимается языковыми системами знания, философия – общими проблемами когниции и методологией познавательных процессов, нейронаука – биологическими основами протекания когниции, психология – экспериментальными методами и приемами изучения когниции и т.д. Все они основываются на междисциплинарном подходе.

Особенности когнитвизма следующие:

  1. исследуются не просто наблюдаемые действия, а их ментальные репрезентации, символы, стратегии и другие ненаблюдаемые процессы и способности человека;
  2. на протекании этих процессов сказывается конкретное содержание действий и процессов, а не навык;
  3. культура формирует человека: индивид всегда находится под влиянием своей культуры,

Когнитивная лингвистика. Появилась в 50-60-е гг., изучает процессы и структуры, свойственные человеку говорящему и человеку слушающему. Выделяют следующие направления когнитивной лингвистики – психосемантику Уильяма Чейфа, психолексикологию Дж.Миллера, когнитивную семантику Т.Ван Дейка, процедурную семантику Т.К.Винограда и др.

Языковая когниция. Функции языковой когниции:

  • хранение конкретных знаний;
  • использование набора когнитивных стратегий.

Набор стратегий и имеющиеся знания постоянно расширяются и видоизменяются за счет взаимодействия друг с другом -на основе имеющегося опыта появляются новые стратегии: переработки знаний. Однако может возникать конфликт между старыми и новыми единицами хранения.

Языковая личность

Дефиниция языковой личности. Языковая личность – конструкт когнитивной лингвистики. Это модель, включающая в себя характеристики индивида, участвующего в порождении и восприятии речи, на основе родного языка. При обучении иностранному языку мы говорим о формировании вторичной ЯЛ.

Структура языковой личности. Ю.Н.Караулов выделяет следующие три уровня языковой личности:

  1. вербально-семантический (знания о языке – структурное состояние языка в соответствующий период и степень владения человека языком);
  2. когнитивный (знания о мире – социальные и социолингвистические характеристики той языковой общности, к которой относится ял);
  3. мотивационный (знания о человеке – сведения психологического плана, обусловленные принадлежностью языковой личности к определенной языковой группе).

В настоящее время считается, что к существующей трехуровневой модели надо добавлять еще эмоциональный уровень. Все эти уровни взаимодействуют в процессе речемыслительной деятельности.

Взаимодействие уровней структуры. Схема взаимодействия уровней при обучении языку и развитии личности: Вербально-семантический – Когнитивный – Мотивационный.

Каждый уровень включает следующие элементы:

1. Единицы (бывают постоянные, переменные, временные).

2. Отношения между ними.

3. Стереотипные объединения.

Уровень

Единица

Отношения между единицами

Стереотипные объединении

Вербально-семантический

Слово

Семантическая грамматика

Устойчивые модели словосочетаний

Когнитивный

Понятие

Иерархия

Картины мира и связь (пословицы и поговорки)

Мотивационный

Коммуникативная потребность

Коммуникативная сеть

Образы и символы из текстов

На различных уровнях языковой личности несет различные функции:

  • на вербально-семантическом – готовность осуществлять выбор слов, воспроизводить текст, повседневно его использовать;
  • на когнитивном – готовность использовать иностранные понятия, универсальные высказывания;
  • на мотивационном – готовность учитывать фактор адресата, стилистические средства.

Компоненты языковой способности. Роль семантики

Языковая способность и ее роль. Большую роль в формировании языковой личности играет языковая способность человека. На основе правил ее функционирования человек (языковая личность) осуществляет выбор необходимых для решения коммуникативной задачи средств. Процессы выбора и селекции элементов формируются под влиянием множества факторов индивидуально-психического, социального, культурного характера и часто неосознанны. Правила могут меняться от языка к языку, но их сущность неизменна.

Основные компоненты языковой способности, В языковой способности выделяют четыре основных компонента:

  • фонетический, отвечает за выбор звуков, их сочетание и произношение;
  • грамматический, отвечает за морфологический выбор и комбинирование частей слов;
  • синтаксический, отвечает за связь слов в словосочетании, предложении, тексте;
  • семантический, отвечает за выбор слов и их значений, формирование смысла текста.

Ведущий компонент языковой способности. В настоящее время ведущим считается семантический компонент языковой способности – подсистема правил выбора, адекватного замыслу автора значения. На основе понимания коммуникативной или иной задачи (смысла) выбираются подходящие слова, они согласовываются грамматически и синтаксически, а затем произносятся человеком с определенной интонацией, с использованием невербальных средств.

Механизм выбора значения в разных возрастах. Механизм выбора значения – реализации семантического компонента – различен у детей и взрослых. Выбор адекватных средств выражения содержания для коммуникации (чтобы быть понятым партнером) осуществляется говорящим из наличных средств. Основание для выбора – семиотико-ситуативный анализ, в результате которого выделяются значимые для обобщения и деятельности элементы. Элементы определены или детерминированы не языковыми факторами, а действиями, освоенными человеком, и внешней средой. Для семантического компонента характерны правила выбора содержания, определяемые ситуацией и имеющиеся в практической деятельности. Эти правила выводятся на основе анализа ситуаций деятельности, в результате практики. Перевод правил деятельности из внешних форм во внутренние составляет основу формирования правил семантического компонента языковой способности (А.М.Шахнарович).

 

Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:04