Сословные компоненты социальной структуры России 
Напечатать
Дмитрий Дехант, Ольга Моляренко, Симон Кордонский

Существенную часть граждан Российской Федерации ставят в тупик вопросы о том, к какой социальной группе относятся они сами и к какой группе принадлежат их родители. Рабочие, крестьяне и служащие, отношения между которыми образовывали социальную структуру СССР, ныне исчезли. Новые социальные группы и новые отношения между ними, составляющие структуру российского общества, изучены крайне мало и для обыденного сознания тоже зачастую неясны.
Базовые определения сословной компоненты современной России

Социальная структура современной России может быть описана в понятиях, которые так или иначе введены государством для решения своих задач: через систему законов, определяющих существование тех или иных социальных групп и их отношения друг с другом[1]. Такие социальные группы, формируемые государством, мы называем сословиями.

В нынешнем российском государстве соседствуют сословия, сформированные существующим государством, и сословия, сформированные государством, ему предшествующим. Есть сословия, созданные за последние 20 лет (государственные гражданские служащие, муниципальные служащие и др.), и сословия, наследованные от СССР (военнослужащие, пенсионеры и др.).

Группы обеспечивающих, или служивых, сословий объединены задачами обеспечения защиты государства от разного рода угроз. Номенклатура актуальных сословий определяется тем, какие угрозы государство для себя выделяет в тот или иной момент: военнослужащим предписано нейтрализовать внешние угрозы, правоохранителям – внутренние. На долю государственных гражданских служащих отведена нейтрализация угроз, связанных с нарушением социальной справедливости.

Помимо служивых сословий ключевую роль играют и обслуживающие сословия. Члены этих сословий должны обслуживать членов служивых сословий, занятых нелегким делом нейтрализации угроз. Эти сословия частично унаследованы от СССР: бюджетники, пенсионеры, работающие по найму. Частично они представляют собой новые для постсоветской России социальные группы предпринимателей и лиц свободных профессий. Группа предпринимателей, то есть людей, имеющих доходы от деятельности на каких-то рынках, весьма неоднородна. Она включает помимо зарегистрированных предпринимателей еще и разного рода отходников[2] и лиц свободных профессий.

Помимо трех названных сословий в структуре общества можно выделить особую социальную группу, которую составляют маргиналы: судимые, осужденные и ограниченные в правах (в том числе – военнослужащие по призыву). К этой же группе принадлежит значимое число людей, потерявших или не приобретших сословную определенность, которые подлежат принудительной сословизации, осуществляемой специально на то предназначенными организациями, в частности Федеральной миграционной службой. Это разного рода бомжи и антисоциальные субъекты, которые также могут быть отнесены к маргиналам.

Таким образом, все население России можно представить в виде официально закрепленного набора групп-сословий. Формальность и официальность создаваемой таким образом социальной структуры заключается прежде всего в том, что принадлежность гражданина к сословию определяется государством, то есть внешним образом.

В большинстве случаев сословное разделение для россиян не сопровождается внутренним рефлексивным отнесением себя к тому или иному сословию. Получить информацию о принадлежности человека к социальной группе-сословию от него самого достаточно сложно. Это значит, что для описания социальной структуры весьма ограниченно применимы как методы опроса, так и статистические методы, которые фиксируют, как правило, только один, основной для конкретной статистической методики, социальный статус.

В сложившейся публичной политической практике современные российские сословия часто отождествляются с политическими группами, такими как власть, народ, активное население и маргиналы. При этом служивые сословия отождествляются с властью. Часть обслуживающих сословий (работающие по найму, бюджетники, пенсионеры и некоторые другие группы) отождествляются с народом. Предприниматели и лица свободных профессий считаются активным населением (теми, за кем государство закрепило «социальную ответственность бизнеса»), а судимые, осужденные и пр. – маргиналами.

Определение места и роли народа в его отношениях с властью является основной темой сторонников теории общественного договора[3]. Власть создает для народа новые стандарты, шаблоны и стереотипы, купируя зачатки самостоятельности и сужая до предела возможности нестандартного выбора. Институты власти, такие как уголовное и административное право, рассматриваются как воплощение стремления народа отказаться от личной активности при достижении справедливости и передать соответствующие функции государству с целью установления и поддержания единообразия, «порядка».

Власть является для народа генератором разного рода рутин: от способов одеваться и раздеваться до стереотипов мышления, что позволяет народу избегать самостоятельного выбора в самом широком понимании. Народ рассматривается как инструмент легитимации власти. Для такого народа естественно стремление к рутинизации жизни, превращению ее в последовательность нерефлексируемых стереотипов. Такой народ вовсе не является субъектом, реально выбирающим правовую систему, но инертной массой, вниманием которой стремятся завладеть претенденты на власть над ним. При любом варианте такого выбора воплощаются чаяния народа, его стремление избавиться от свободы, самостоятельных решений и страха перед не вошедшими в традицию процедурами.

Специфическое свойство народа состоит в том, что подавляющая часть членов этой группы постоянно участвует в разного рода выборах – голосует, в отличие от членов других не служивых сословий, участие членов которых в выборах ситуативно.

Предприниматели и лица свободных профессий (то есть активное население), как и маргиналы, не являются частью народа по определению, не будучи субъектами общественного договора. Они не следуют в полной мере задаваемым властью стереотипам, вынуждены осуществлять самостоятельный выбор в той мере, в которой это позволяют власть и народ. При этом эти группы стратифицируются внутри себя по образцу, который задается отношениями базовых сословий: в них есть аналоги власти, задающей стандарты, и остальных групп – масс (предпринимателей, лиц свободных профессий и маргиналов), которые ориентируются на задаваемые стандарты (следуют им или нарушают).

Маргиналы: судимые, осужденные, ограниченные в правах, мигранты и т. п., формируются как группа в результате деятельности членов служивых сословий, которые при нейтрализации разного рода угроз (или подготовке к их нейтрализации) применяют административные и уголовно-правовые санкции к тем людям, которые представляют (или могут представлять) угрозу для государства и граждан. Применяя те или иные санкции, власть маркирует людей, наделяя их соответствующими статусами. В ходе применения санкций люди лишаются своей сословной определенности (перестают быть служивыми, народом или предпринимателями) и формируют маргинальную часть населения.

Базовыми отношениями, связывающими современные сословия в социальную структуру постсоветской России, являются взаимное обслуживание и обеспечение, за которые члены сословий получают свои доходы: жалование, премии, зарплаты, пенсии, пособия и пр.

Типы доходов разных сословий можно разделить на выплаты и ренту. Члены служивых сословий за свою службу получают выплаты в виде жалования, довольствия, премий и разного рода компенсационных выплат. Кроме того, они получают административную ренту, то есть доходы от властного статуса. Выплаты обслуживающих сословий: пенсия (пенсионеры), зарплата, рыночный доход, навар (предприниматели и коммерсанты), гонорар и грант (лица свободных профессий), пособия, стипендии (иждивенцы). Статусная рента обслуживающих сословий, бюджетников и работающих по найму: рента от звания (заслуженного, народного учителя, артиста и пр.), классности (врачи), разрядности (работающие по найму). Источники доходов представителей активного населения: рыночный доход, гонорар. Рента, в случае с предпринимателями, это статусная рента от членства в предпринимательских куриях – РСПП, «Деловой России», ОПОРЕ. Типы доходов маргиналов: паек, довольствие, пайка, доля, рента с криминального статуса, такого как «авторитет» или «вор в законе».

Помимо типа дохода на социальное (сословное) положение каждого гражданина влияет еще один важный параметр. Это источник дохода, то есть то, какое сословие этот гражданин обеспечивает или обслуживает. Тип дохода (зарплата, жалование, пенсия и т. д.) рассматривается как индикатор принадлежности к сословию, в то время как источник дохода показывает, какое сословие данный человек обеспечивает или обслуживает, служа в государственном учреждении, работая в бюджетной организации или в рыночной системе [4].

Так, бюджетник, обслуживающий государственную гражданскую службу (например, врач в специализированной больнице Главного медицинского управления Управления делами Президента РФ), принципиально отличается от бюджетника, обслуживающего правоохранительную службу (врач в учреждении ГУИНН или бюджетник-врач в сельской участковой больнице). Воры, имеющие источником своего дохода народ (пенсионеров, бюджетников и работающих по найму), существенно отличаются от воров, обслуживающих «купцов», то есть предпринимателей и лиц свободных профессий.

Сочетание типа дохода (зарплата, жалование, пенсия и т. д.) с его источником (тем, за какую службу или обслуживание этот доход начисляется) является важным стратификационным признаком. Он определяет социальное (сословное) положение и социальный статус граждан России[5].

Такие категории людей, как «народ», «власть», «предприниматели», «маргиналы», не зафиксированы в писаном российском праве. Однако они могут быть сопоставлены с корпусом законов, которыми государство формирует сословную социальную структуру, по целому ряду параметров. Среди них: тип дохода, принцип формирования сословия и его социальная функция.
Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:05