В. Клинов.  МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОГНОЗ ДО 2050 ГОДА

Высокие темпы экономического развития в первой четверти XXI в. определяются мощным эффектом масштабного использования информационно-коммуникационных технологий. Все шире раскрываются возможности биотехнологии и инженерной генетики для повышения эффективности сельского хозяйства, здравоохранения, обеспечения производства сырьем и энергией, защиты и оздоровления окружающей среды. Можно ожидать значительных результатов от применения композиционных конструкций, создания веществ на основе нанотехнологий.

Оценка будущих темпов экономического развития

Прогноз долгосрочных темпов мирового экономического развития, в данном случае до 2025 и 2050 гг., что примерно соответствует границам восходящей и нисходящей волн большого цикла, целесообразно разбить на несколько составляющих: оценку динамики ВВП на душу населения и совокупной величины ВВП США как лидера НТП; оценку динамики соответствующих показателей развитых стран, помимо США; оценку динамики экономического роста развивающихся стран; оценку динамики экономического развития стран с переходной экономикой; оценку перспектив мирового экономического развития; сравнение возможных итогов экономической динамики наиболее крупных стран и оценку изменения соотношения сил в мировом хозяйстве.

США и другие развитые страны

Итоги экономического развития США в XX в. показывают, что как в первой, так и второй его половине среднегодовой темп прироста производительности труда (среднее значение в расчете па одного занятого и на один человеко-час) составил примерно 2, 0%.

В первой половине столетия ВВП на душу населения рос медленнее, чем можно было ожидать с учетом динамики производительности труда, в силу сокращения средней продолжительности рабочего времени. Во второй половине она изменилась в меньшей степени, чем в первой, и показатели динамики производительности труда и ВВП на душу населения практически совпали.

Темпы накопления и использования научно-технического потенциала в стране - лидере НТП приобрели в долгосрочной перспективе весьма устойчивый характер. Это позволяет предположить, что в первой половине XXI в. динамика соответствующих показателей не претерпит существенных изменений. Показатели роста производительности труда в США в 1996-2005 гг. подкрепляют предположение, что при разработке прогноза экономической динамики США на первую половину XXI в. можно опираться на показатели развития во второй половине XX в. Величину среднегодового прироста ВВП на душу населения за полный цикл формируют 2, 4% в период восходящей волны и 1, 6 - в фазе нисходящей.

Наши оценки весьма близки проектировкам, выполненным Goldman Sachs в 2003 г.(19) Их оценки несколько ниже, что отчасти объясняется разницей в исходных показателях за 2000 г. Более поздние оценки за 2000 г., приведенные в OECD Factbook 2007 и использованные нами, выше, чем те, на которые опирались исследователи Goldman Sachs. Расхождения в оценке общей величины ВВП США существенно меньше, чем в случае ВВП на душу населения, то есть аналитики Goldman Sachs исходили из более высокой оценки (на 0, 2 п. п. за 2001-2050 гг.) среднегодовых темпов прироста численности населения. Так, оценка на 2050 г. величины ВВП на душу населения у нас выше, чем у Goldman Sachs, на 16%, а общей величины ВВП - на 4%.

Показательно, что расхождения в оценках перспектив экономического роста США оказываются минимальными и в сопоставлении с проектировками Centre d'Etudes Perspectives et d'Informations Internationales, чего нельзя сказать в отношении прогнозов по большинству других стран, играющих значимую роль в мировом хозяйстве или претендующих на нее.

Прогнозные оценки по остальным странам "большой семерки", а также по совокупности развитых стран могут основываться на предположении о том, что экономический рост большинства развитых стран будет происходить по траектории догоняющего развития в фазе восходящей волны, как это было в цикле второй половины XX в. Отставание стран "большой шестерки" от США, сложившееся после 1990 г., сравнительно невелико по сравнению с его степенью накануне 1950-х годов. Соответственно можно предположить, что среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в странах "большой шестерки" в первой четверти XXI в. будет на 0, 1 - 0, 3 п. п. выше, чем у США Во второй четверти столетия, напротив, возможно отставание соответствующих показателей стран этой группы от США на 0, 1 - 0, 2 п. п. в связи с более ранним переходом последних к новому циклу развития. Отметим, что гипотеза опережающего развития стран Западной Европы и Японии по сравнению с США исходит из предположения, что назревшие реформы в области налогообложения, трудового и социального законодательства в этих странах будут осуществлены (20), что сделает их экономику более гибкой и привлекательной для инвестиций.

Наши расчетные показатели ВВП на душу населения существенно выше, чем у Goldman Sachs. По странам Западной Европы на 2050 г. их оценки составили по сравнению с данными:  77% - по Великобритании, 71 - по Франции, 69 - по Германии и 60% - по Италии. Отчасти это связано с расхождениями исходных данных за 2000 г., в основном объясняющимися различиями между оценками на базе соотношения валютных курсов у GS и по ППС, согласно данным ОЭСР. Другая составляющая расхождений в прогнозах обусловлена оценками среднегодовых темпов прироста ВВП в первой четверти XXI в. В отличие от принятой нами концепции догоняющего развития стран Западной Европы и Японии, аналитики Goldman Sachs предполагали, что отставание их среднегодовых темпов роста от США в 1990-е годы сохранится и в ближайшие десятилетия. Так, на период 2001-2025 гг. среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составит, по версии GS: у Великобритании - 1, 9% (2, 7% - ), у Франции - 1, 8 (2, 5), у Германии - 1, 4 (2, 6), у Италии - 1, 7 (2, 5) и у Японии - 1, 4% (2, 7%).

Расхождения в оценках общей величины ВВП, помимо названных причин, связаны также с представлениями о будущей динамике численности населения. Здесь существенны различия по Японии, Германии и Италии. По версии Goldman Sachs, численность населения Японии в 2050 г. составит 100 млн, в Германии - 73, 5 млн (примерно на 7 млн меньше), в Италии - 50 млн человек (на 12 млн меньше). По прогнозу GS, среднегодовые темпы прироста численности населения в этих странах будут отрицательными и составят за 50 лет соответственно -0, 5, -0, 2 и -0, 3%.

Развивающиеся страны

Прогнозирование роста ВВП развивающихся стран представляет собой более сложную задачу, чем развитых. Это обусловлено как объективными факторами, в том числе и меньшей надежностью исходных показателей, так и большей зависимостью их развития от проводимой социально-экономической политики.

Оценить влияние большого цикла на экономическую конъюнктуру в развивающихся странах непросто. Восходящая волна в целом позитивно сказывается на мировом экономическом развитии. Для ряда развивающихся стран, сумевших создать благоприятные условия для привлечения иностранного капитала, возможно ускорение роста и в фазе нисходящей волны. Тогда уменьшаются возможности для выгодного приложения капитала в развитых странах и соответственно увеличивается его экспорт. В фазе нисходящей волны особенно заметно воздействие на экономический рост политического фактора. Это подтверждается сопоставлением показателей развития крупных стран Азии и Латинской Америки за последние два десятилетия XX в. и в первой половине 2000-х годов (21).

В 1981-2000 гг. среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составил в Китае 8, 6%, в Индии - 3, 5, а в Бразилии - 0, 9 и Мексике - 0, 3%. В 2001-2005 гг. разрыв между Азией и Латинской Америкой увеличился. В Китае названный показатель повысился до 8, 9, в Индии - до 6, 4, а в Бразилии - снизился до 0, 3%. В Мексике население росло быстрее, чем ВВП, соответственно ВВП на душу населения снижался со средним темпом 0, 7% в год.

В данном примере наблюдается обратная зависимость между величиной ВВП на душу населения и интенсивностью роста данного показателя в условиях нисходящей волны. В фазе восходящей волны ситуация была прямо противоположной. В 1960-е годы, в повышательной фазе большого цикла, среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в развивающихся странах были тем выше, чем больше было исходное значение среднедушевого дохода.

Самым высоким показателем - 6, 6% - характеризовались новые индустриальные страны. Их ВВП на душу населения, исчисленный в ценах 2000 г. на базе соотношения курсов валют 1967 г., находился в пределах от 3, 2 тыс. до 4, 6 тыс. долл. В группе развитых стран его величина составляла от 4, 6 тыс. до 17 тыс. долл.

В следующей группе стран (ВВП на душу населения от 1, 85 тыс. до 3, 2 тыс. долл.) среднегодовой темп прироста составил 4, 4%. При ВВП на душу населения в пределах от 925 до 1850 долл. темп его прироста был ниже среднемирового (3, 2) и составлял 2, 9%. Еще ниже показатель прироста - 2, 6% - был у группы стран с ВВП на душу населения от 460 до 925 долл. Самый низкий средний темп прироста - 1, 7% - зарегистрирован у стран с ВВП на душу населения от 230 до 460 (22). Именно к этой категории относились Китай и Индия. В данной группе стран проживало около половины населения мира.

При пересчете ВВП по ППС показатели среднедушевого дохода у развивающихся стран были бы существенно выше. Поскольку в 2000 г. средняя величина ВВП на душу населения развивающихся стран, исчисленная в ценах и по ППС того же года, достигла 3, 7 тыс. долл. (23), можно предположить, что в фазе восходящей волны большого цикла, в 2001-2025 гг., среднегодовой темп прироста данного показателя может составить 4, 4%.

По показателю ВВП на душу населения развивающиеся страны могут к 2025 г. превысить порог в 10 тыс. долл. в ценах и по ППС 2000 г. По критериям 1960-х годов они перейдут в разряд развитых. Динамика их экономического развития будет соответствовать логике большого цикла. Вместе с тем эффект догоняющего развития также будет иметь место. Можно предположить, что среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения снизятся до 3, 0%. Тогда этот показатель в данной группе стран в 2050 г. превысит 22 тыс. долл. и составит почти 90% от среднего уровня экономического развития стран Западной Европы в 2000 г.

Согласно этому сценарию, совокупный ВВП развивающихся стран достигнет в 2025 г. 68, 6 трлн долл. и будет на 1/4 больше показателя развитых стран. В 2050 г. ВВП развивающихся стран превысит 160 трлн долл. и превзойдет совокупный результат развитых стран на 85%.

Для определения будущей расстановки сил в мировом хозяйстве необходимо оценить возможные достижения в экономической области наиболее крупных по численности населения стран. В недрах Goldman Sachs родилась аббревиатура BRIC (Brasilia, Russia, India, China), означающая, что четыре крупные по численности населения страны, три из которых относятся к группе развивающихся и одна (Россия) - к странам с переходной экономикой, обладают наиболее высоким потенциалом экономического роста в обозримом будущем.

Рассмотрим перспективы экономического развития Китая, Индии и Бразилии. Опираясь на опыт 1960-х годов и уровень экономического развития, достигнутый этими странами к 2000 г., можно предположить, что среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в условиях восходящей волны, то есть в 2001-2025 гг., составит примерно 6, 5%. Данный показатель соответствует средней интенсивности экономического развития новых индустриальных стран в повышательной фазе большого цикла. Он на 2, 4 п. п. ниже достигнутого Китаем в 2001-2005 гг., практически совпадает с показателем Индии за те же годы и на 6, 2 п. п. выше соответствующего показателя Бразилии.

Среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения в Китае в 2001-2025 гг. скорее всего снизится примерно до 6, 0%. Во-первых, в условиях восходящей волны обострится конкуренция в области привлечения капиталовложений и интенсивность притока иностранных капвложений в Китай уменьшится. Во-вторых, индустриализация в Китае идет по наиболее энерго - и материалоемкому направлению, что в условиях мирового дефицита и удорожания соответствующих ресурсов отрицательно скажется на темпах экономического роста. Кроме того, потребуются большие усилия по защите и оздоровлению окружающей среды.

Индия в большей степени, чем Китай, опирается на возможности информационно-коммуникационных технологий, ее путь индустриализации менее ресурсоемкий, чем у Китая. Можно предположить, что в 2001-2025 гг. ей удастся обеспечить среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения, равный 6, 5%.

Бразилия в условиях благоприятной конъюнктуры могла бы существенно повысить темпы экономического развития и выйти на среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения порядка 4, 0% в 2001-2025 гг., но это возможно лишь при условии проведения грамотной экономической политики либерального толка.

В 2026-2050 гг. (в условиях нисходящей волны и приближения показателей трех рассмотренных стран к уровню развитых стран 1960-х годов) среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения снизятся в Китае до 3, 0%, в Индии - до 3, 5 и в Бразилии - до 3, 0%.

Есть еще одно обстоятельство, которое затрудняет разработку прогноза в отношении развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Дело в том, что оценки ВВП на базе курсов валют и ППС в наибольшей степени различаются применительно к развивающимся странам. Рассчитанные на базе ППС величины ВВП теоретически лучше отражают соотношение экономической мощи, а ВВП на душу населения - благосостояния стран. Они также более устойчивы, чем оценки по соотношению курсов валют, ввиду подверженности последних значительным колебаниям. Однако чисто формально ошибка измерения ВВП по соотношению курсов валют существенно меньше, чем при расчетах на базе ППС. Возможно поэтому "фабрики мысли" исходят из оценок по соотношению курсов валют. Они оценивают перспективы роста в неизменных ценах, а затем делают поправку на повышение курса, которое должно происходить по мере роста ВВП на душу населения в развивающихся странах ввиду сближения в этом случае соотношения курсов их валют и паритетов покупательной способности.

Эксперт СЕРП оценила величину ВВП Китая 2005 г. в ценах и по соотношению курсов валют того же года в размере 2, 3 трлн долл. Далее, среднегодовой темп прироста ВВП в неизменных ценах в 2006-2050 гг. принимался равным 4, 6%. Кроме того, было сделано предположение, что курс юаня по отношению к доллару США будет повышаться в среднем на 1, 5% в год. Соответственно ВВП Китая в ценах 2005 г., но по предполагаемому соотношению курсов юаня и доллара в 2050 г., может достичь в 2050 г. 34 трлн долл. Подобным же образом был произведен и расчет в отношении Индии. Здесь исходная величина ВВП была оценена в 671 млрд долл., конечная - около 7 трлн долл. Среднегодовой темп прироста ВВП в неизменных ценах в 2006-2050 гг. был принят равным 4, 5%, а темп повышения курса индийской рупии к доллару - в среднем 0, 8% в год (24).

Goldman Sachs, следуя похожей процедуре, оценил ВВП Китая в 2000 г. в ценах и по соотношению курсов валют 2003 г. в размере 1078 млрд долл. ВВП Китая в 2050 г. в ценах 2003 г., но по предполагаемому соотношению курсов валют 2050 г. может достичь 44, 5 трлн долл. ВВП Индии, по первоначальной оценке GS, должен был увеличиться с 469 млрд в 2000 г. до 27, 8 трлн долл. в 2050 г. В 2007 г. прогноз среднегодового темпа прироста ВВП Индии до 2020 г. был повышен с 5, 7 до 8, 0% (25). ВВП Бразилии на 2000 г. был оценен GS в 762 млрд долл., а на 2050 г. - в 6, 1 трлн долл. По расчетам Goldman Sachs, курсы валют названной четверки стран будут повышаться по отношению к доллару в среднем на 2, 5% в год, и за счет этого фактора будет обеспечена 1/3., прироста их ВВП в долларовом выражении за период до 2050 г. (26)'

Страны с переходной экономикой

В эту группу стран входят бывшие республики СССР, а также страны Восточной Европы. По численности населения эта группа сопоставима с Западной Европой. При этом на страны СНГ приходится примерно 70% населения стран с переходной экономикой, а половина населения СНГ проживает в России.

Средний уровень доходов на душу населения по ППС в странах с переходной экономикой примерно в два раза выше соответствующего показателя развивающихся стран, но в 3, 5 раза ниже - развитых. В странах Восточной Европы средний доход в 1, 5 раза выше, чем в СНГ, и примерно (по состоянию на 2005 г.) на 15% выше, чем в России (27).

Страны с переходной экономикой, как и развивающиеся, будут продвигаться по траектории догоняющего развития. В фазе восходящей волны большого цикла их темп прироста ВВП на душу населения может быть несколько выше, чем в среднем по развивающимся странам (порядка 5, 0% в год), а в условиях нисходящей - ниже, чем у развивающихся, но выше, чем у развитых стран (порядка 2, 5% в год).

Более ясны перспективы в отношении стран, уже вступивших в ЕС, а также тех, кто является кандидатом на вступление в ближайшее десятилетие. Успешность развития стран СНГ, в том числе России, зависит от овладения современными методами воздействия на ход экономических процессов, решения социальных задач, связанных с обеспечением занятости населения. Нынешнее увлечение привычными административными методами управления экономикой, акцент на наращивании добычи углеводородов, требующей огромных капиталовложений, а также на производстве вооружений могут оказаться тормозом экономического развития, что чревато социальными и политическими потрясениями. Представленный прогноз развития стран с переходной экономикой отражает, как и ранее, умеренно оптимистичный сценарий.

Мировые итоги

Среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения составит в 2001-2025 гг. 3, 3%. В повышательной волне второй половины прошлого века он равнялся 3, 2%. Тогда основным "локомотивом" роста выступали развитые страны (3, 5%). В XXI в. высокие темпы роста будут определяться развивающимися странами. В этот период названный показатель у них ожидается равным 4, 4%, в то время как у развитых стран - 2, 4%.

Среднегодовые темпы прироста мирового ВВП достигнут 4, 3%, а разрыв между развивающимися и развитыми странами еще больше увеличится (5, 5 против 3, 1%) за счет более быстрого роста населения в развивающихся странах.

По всем прогнозам, в первой четверти XXI в. развивающиеся страны впервые превзойдут по своей экономической мощи (размеру

ВВП) развитые. Другими словами, мир действительно станет многополярным. Так, в 2025 г. по величине ВВП, рассчитанной по ППС, Китай превзойдет США, а Индия - Японию. Бразилия к этому же сроку опередит Германию. По размеру ВВП на душу населения развивающиеся страны в среднем достигнут уровня благосостояния развитых стран конца 1960-х годов.

Во второй четверти XXI в. темпы мирового экономического развития существенно замедлятся. Среднегодовой темп прироста мирового ВВП на душу населения составит 2, 4%, то есть будет ниже показателя первой четверти на 0, 9 п. п. Еще сильнее уменьшатся темпы роста ВВП (до 2, 8%, или на 1, 5 п. п.) в связи с замедлением увеличения численности населения. Неизбежно обострение экологического кризиса и дефицита ресурсов, вызванных быстрой индустриализацией стран с большой численностью населения.

К середине XXI в. развивающиеся страны по величине ВВП займут доминирующее положение в мировом хозяйстве. Не только Китай, но и Индия превзойдут США по этому показателю. Развитые страны сохранят свои позиции лидеров научно-технического и организационного прогресса. Развивающиеся страны в целом по размеру ВВП на душу населения приблизятся в 2050 г. к показателю Западной Европы конца XX в., но их уровень будет ниже показателя развитых стран 2050 г. примерно в 4 раза и стран с переходной экономикой - в 2 раза. Отставание развивающихся стран от развитых по величине ВВП на душу населения за 50 лет сократится вдвое.

Прогнозирование структурных кризисов

Представленная картина экономического развития мира подразумевает отсутствие крупных военно-политических конфликтов, сопоставимых с мировыми войнами XX в. Ожидаемое более равномерное распределение экономической мощи способствует формированию многополярного мира, более устойчивого по сравнению с ситуацией, когда одна страна или узкая группа стран навязывают свою волю остальному миру.

Повышение благосостояния в развивающихся странах и странах с переходной экономикой позволяет надеяться, что проблема ликвидации нищеты и голода уже к концу первой четверти XXI в. в глобальном масштабе будет в основном решена. В то же время следует ожидать обострения проблем в области обеспеченности природными ресурсами, защиты и оздоровления окружающей среды.

Во-первых, наиболее высокие темпы экономического роста ожидаются в крупных по численности населения странах, переживающих этап индустриализации, которая связана с большей энерго-и материалоемкостью производства, чем постиндустриальное развитие в передовых странах.

Во-вторых, для развивающихся стран в силу дороговизны недоступны продвинутые безотходные технологии, которые способствуют экономии энергии и материалов и одновременно уменьшают загрязнение окружающей среды. Основные устремления этих стран в первой четверти XXI в. связаны с повышением уровня материального благосостояния.

В-третьих, обеспечение природными ресурсами потребует разведки и освоения природных месторождений на труднодоступных территориях, что приведет к удорожанию сырья.

В-четвертых, проблема охраны окружающей среды уже приобрела весьма острый характер в густонаселенных развивающихся странах, что негативно отражается на здоровье населения.

Вторая четверть текущего столетия будет характеризоваться большим вниманием к улучшению качества жизни наряду с повышением материального благосостояния. Научные исследования и стандарты в области производственной деятельности будут нацелены на экономное использование природных ресурсов, оздоровление окружающей среды, повышение уровня и качества образования и здравоохранения. Замедление экономического роста в мировом масштабе во второй четверти XXI в., вызванное наступлением нисходящей волны большого цикла и подорожанием природного сырья, вместе с тем будет содействовать преодолению сырьевого и экологических кризисов.

К концу первой четверти XXI в. Россия может преодолеть планку в 80% современного уровня развития стран Западной Европы, а к середине века - превзойти нынешний уровень США. По общей величине ВВП Россия в 2025 г. сравняется с Италией, а к 2050 г. войдет в первую десятку стран вслед за Китаем, Индией, США, Японией, Бразилией и Германией.

Безопасность России в первую очередь зависит от обеспечения занятости населения в высокоэффективных отраслях гражданского производства. Экономический крах и распад СССР были обусловлены тем, что его политика была нацелена прежде всего на устранение внешней угрозы. При этом страна, занимавшая первые места в мире по добыче полезных ископаемых и производству многих полуфабрикатов, даже по показателю ВВП на душу населения относилась к странам среднего уровня развития. В 1990 г., по оценке ИМЭМО РАН, по размеру ВВП на душу населения Россия находилась на 37-м месте в мире, а Прибалтийские республики, чей уровень жизни был самым высоким в СССР, занимали еще более низкое место: Литва - 39-е, Латвия - 40-е, Эстония - 46-е (28).
Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:05