Cодержание

1. Введение

1.1.          Цели и задачи изучаемой дисциплины

1.2.          Требования к уровню освоения дисциплины

2. Содержание курса

2.1. Содержание отдельных разделов тем

Тема 1. Новейшая история стран Запада как историческая дисциплина, её особенности и периодизация

Тема 2. Версальско-Вашингтонская система международных отношений.

Тема 3. Развитие европейских стран в годы революционного подъёма 1918 – 1923 гг.

А) Страны победители в годы революционного подъема.

Б) Ноябрьская революция в Германии и революционные процессы в странах Восточной Европы

Тема 4.Страны Запада в условиях временной частичной стабилизации капитализма (1923 – 1929 гг.)

А.  Социально-экономические, политические и духовные процессы в период стабилизации.

Б) США в годы «процветания».

В) Веймарская республика в Германии 1923-1929 годах.

Г)  Третья республика во Франции в 1920-е годы.

Д) Великобритания в период стабилизации. (2 часа).

Тема 5. Мировой экономический кризис и пути выхода из него.

А) Особенности мирового экономического кризиса 1929-1939 гг.

Б) «Великая депрессия» в США и «новый курс» Ф.Рузвельта.

В) Великобритания в период экономического кризиса.

Тема 6. Фашизм, его сущность и историография проблемы.          Итальянский фашизм и германский национал-социализм.

А) Причины и истоки появления фашизма. Дискуссия о характере и сущности фашизма.

Б) Итальянский фашизм.

В) Германский национал-социализм и фашистская диктатура в Германии.

Тема 7.  Международные отношения в 30-е гг. Мир на пути ко II     Мировой войне.

3. Тематика, методические указания и исторические документы к практическим занятиям

Тема 1. Левое движение в 1918-1939 годах.

Занятие 1.Коммунистический Интернационал в 1918 – 1939 гг.

Занятие 2. Социал-демократическое движение в 1918 – 1939 гг.

Тема 2. Фашизм в Западной Европе.

Занятие 1. Происхождение и сущность фашизма.

Занятие 2. Итальянский фашизм.

Занятие 3. Фашизм в Германии.

Занятие 4. Фашистские модели в Европе.

Тема 3. Народные фронты в Европе.

4. Тематика курсовых и дипломных работ.

5.

 

 

Введение

1.1. Цели и задачи  изучаемой дисциплины.

Изучение курса Новейшей истории стран Европы и Америки ставит своей целью комплексный анализ социально-экономических, политических, духовных процессов в зарубежных странах Запада, выявление их связи с аналогичными явлениями в отечественной истории.

В данном пособии новейшая история рассматривается на основе наиболее признанной периодизации, по которой выделяются два основных периода.

Первый период охватывает 1918-1945 годы, то есть от окончания первой мировой войны, когда сложилось новое геополитическое пространство, сформировалась новая система международных отношений, появились новые долговременные тенденции в экономике, политике, социальной сфере западных государств, до завершения второй мировой войны, по результатам которого сформировалась биполярная система мира.

Второй период – 1945 г.- настоящее время соответственно представляет этап в развитии западных стран от формирования новой системы мирового сообщества до ее распада в 1990-е годы и происходящих сегодня качественных, но неоднозначных изменений.

Семинарские занятия в основном не дублируют лекционный курс, а призваны расширить и углубить знания по важнейшим разделам новейшей истории. На семинары выносятся наиболее актуальные и дискуссионные вопросы, предполагающие самостоятельную работу студентов. Для облегчения этой работы в пособие включены наиболее важные исторические документы, которые будут приучать студентов к работе  с источниками.

 

1.2. Требования к уровню освоения дисциплины.

В результате освоения предлагаемого курса слушатель должен

- иметь представление об основных проблемах социально-экономического, политического и духовного развития стран Европы и Америки;

- знать объект, предмет, цели и задачи дисциплины, ее место среди других дисциплин профессионального курса;

- понимать общие закономерности и тенденции развития западных стран в новейшее время;

- быть знакомым с отечественной и зарубежной методологией анализа и интерпретации рассматриваемых проблем, а также с достижениями и позициями различных, научных школ в исследовании истории стран Европы и Америки.

 

 

 

 

 

I. Тематика лекций

1.Новейшая история стран Запада как историческая дисциплина, её особенности и периодизация. (2 часа).

Хронологические рамки новейшей истории. Дискуссия о временной границе между новой и новейшей историей. Основные периоды новейшей истории зарубежных стран и их характеристика. Внутренняя периодизация указанных этапов. Дискуссия о методологических подходах к изучению курса.

 

2. Версальско-Вашингтонская система международных отношений. (4 часа).

Компьенское перемирие и итоги I мировой войны. Дипломатическая борьба  великих держав  накануне и в период Парижской мирной конференции. Формирование Версальской системы: Версальский мирный договор, договоры с союзниками Германии (Сен-Жерменский, Нейиский, Трианонский, Севрский). Основные принципы и условия Версальской системы (создание Лиги Наций, «русский вопрос», территориальный раздел мира и система мандатов, проблема репараций).

Основные противоречия Версальской системы. Вашингтонская конференция и ее влияние на Версальскую систему. Противоречия между победителями и побежденными. Противоречия внутри Антанты. Позиция США. Рурский кризис. Принятие плана Дауэса, Локарнская конференция, план Оуэна-Юнга. «Идеологическое» противоречие Версальской системы.

Советская Россия и ее позиции на международной арене. Эрозия и распад Версальской системы.

 

3. Развитие европейских стран в годы революционного подъёма 1918 – 1923 гг.

А) Страны победители в годы революционного подъема. (2 часа)

США после I  мировой войны. Экономическое положение страны. Крах «вильсонизма». Президентские выборы 1920 г., победа республиканской партии. Рабочее и демократическое движение в 1918-1923 годах.

Социально-экономическое и политическое развитие Франции в первые послевоенные годы. Революционный подъем в стране: «великие стачки» и создание ФКП. Особенности  французской компартии. Формирование Национального блока и победа его на выборах. Особенности ситуации в Италии после мировой войны.  Забастовочное движение  и «красная волна».  Политика либерального правительства Джолитти. Создание «Национального блока всех партий порядка и победа его на выборах». Основные черты развития стран-победителей в годы революционного подъема.

Б) Ноябрьская революция в Германии и революционные процессы в странах Восточной Европы. (2 часа).

Причины революции в Германии. Назревание революции, ее начало. Расстановка политических сил  в стране. Борьба между советами и буржуазным парламентаризмом. Январское вооруженное восстание 1919 г. Баварская советская республика. Выборы в Учредительное собрание. Основные проблемы историографии германской революции. Дискуссия о характере ноябрьской революции.

Национально-освободительные революции в странах Восточной Европы. Образование новых независимых государств. Особенности революционного процесса в Венгрии. Венгерская советская республика.

 

4. Страны Запада в условиях временной частичной стабилизации капитализма (1923 – 1929 гг.)

А.  Социально-экономические, политические и духовные процессы в период стабилизации. (1 час)

Основные признаки стабилизации. Восстановление экономики и экономический подъем в западных странах.  Сущность и основные черты рационализации. Особенности политического развития стран Запада в 1920-е годы. Политика «твердого индивидуализма» и экономического либерализма. Укрепление монополий. «Стабилизация» в социально-классовых отношениях. Признаки частичности и временности стабилизации капитализма.

Б) США в годы «процветания». (2 часа)

Эра «просперити». Политика республиканской администрации. Концепция «твердого индивидуализма» и ее проявления в США. Особенности и основные черты общественной жизни. Спад в рабочем движении. Теория американской исключительности.

В) Веймарская республика в Германии 1923-1929 годах. (2 часа).

Веймарская конституция. Стабилизация германской экономики и ее основные источники. Особенности проявления стабилизации в Германии. Поражение социал-демократов, приход к власти правых и политика правящих кабинетов. Объединение СДПГ и НСДПГ. Новые теоретические концепции немецких социал-демократов. Кризис и борьба течений в КПГ.

Г)  Третья республика во Франции в 1920-е годы (2 часа).

Особенности стабилизации во Франции.  Создание Левого блока. Приход к власти картеля левых . Преобразования Левого блока при правительство Э. Эррио. Противоречия внутри блока и его распад.  Правительство «Национального единения» Р.Пуанкаре и его политика: финансовая стабилизация, бездефицитный бюджет, социальные мероприятия.

Д) Великобритания в период стабилизации. (2 часа).

Относительная стабилизация, ее особенности. Первое лейбористское правительство и его политика. Всеобщая забастовка 19126 г. И принятие  закона о промышленных конфликтах и тред-юнионах.  Возвращение  к власти консерваторов.

 

5. Мировой экономический кризис и пути выхода из него.

А) Особенности мирового экономического кризиса 1929-1939 гг. (1 час)

Сущность мирового экономического кризиса  и его основные черты. Два этапа экономического кризиса – «великая депрессия» и спад 1937-1938 гг.

Причины великого кризиса.

Б) «Великая депрессия» в США и «новый курс» Ф.Рузвельта. (2 часа).

«Великая депрессия» и ее последствия. Падение авторитета республиканцев и победа на выборах 1932 г. Ф.Д. Рузвельта.  Реформы «нового курса» Рузвельта в области финансов, промышленности, сельского хозяйства.  Социальная политика в области трудового законодательства и формирование системы социальной  защиты. Основные этапы и сущность «нового курса».

В) Великобритания в период экономического кризиса. (2 часа).

Особенности мирового экономического кризиса в США. «Национальное правительство». Протекционизм, стерлинговый блок ГМР. Приход к власти консерваторов и политика Н. Чемберлена.

Г) Народный фронт во Франции. (2 часа).

Мировой экономический кризис и его особенности во Франции.  Движение дирижизма. Активизация фашизма. Особенности французского фашизма. Попытка фашистского путча в феврале 1934 г. Выдвижение идеи Народного фронта, создание Народного фронта, его программа и победа на парламентских выборах 1936 г. Реформы правительств  Народного фронта. Межпартийные разногласия внутри блока, его кризис и распад.

6. Фашизм, его сущность и историография проблемы. Итальянский фашизм и германский национал-социализм. (8 часов).

А) Причины и истоки появления фашизма. Дискуссия о характере и сущности фашизма. (2 часа)

Социально-экономические причины и идеологические истоки фашизма. Классовый подход к проблеме сущности и характера фашизма и его основные течения. Марксистская концепция  понимания сущности фашизма и ее основные особенности (Г. Димитров, А. Грамши, П. Тольятти). Отрицание классового подхода в изучении фашизма. Концепция тоталитаризма и ее роль в определении фашизма. Ее истоки и трактовка фашизма. (К. Поппер, З. Бжезинский). Основные черты фашизма как  политического течения и идеологии.

Б) Итальянский фашизм. (3 часа)

Кризис либерального государства в Италии. Возникновение и развитие фашизма в 1919-1922 годах. «Поход на Рим» и приход фашистов власти в Италии. Становление фашистского режима – «мягкая диктатура» 1922-1925 годов. Кризис Маттеотти 1925 г. и оформление фашистской диктатуры: фашистские мероприятия 1925-1926 годов. Создание корпоративной системы, сущность и роль корпораций в фашистском  государстве. Кризис фашистского государства в 1939-1943 годах. Свержение Муссолини в 1943 г. и республика Сало как новое издание фашизма в Италии. Особенности итальянского фашизма.

В) Германский национал-социализм и фашистская диктатура в Германии. (4 часа).

Возникновение и становление нацистского движения в Германии. Образование нацистской партии. Основные принципы нацизма в программе «25 пунктов». Мюнхенский пивной путч 1923 г. Восстановление и укрепление позиций нацистов в 1925-1919 годах. Борьба в нацистской партии. Проблема так называемого «левого крыла» нацизма. Рост влияния НСДАП в период экономического кризиса. Передача власти нацистам в 1933 г. Становление нацистской диктатуры в Германии. Отличительные черты и составляющие части политической системы нацистского государства. Аппарат террора. Идеология нацизма.  Социально-экономическая политика III рейха и ее особенности.

 

7. Международные отношения в 30-е гг. Мир на пути ко II Мировой войне. (4 часа).

Формирование очагов войны в начале 1930-х годов на Дальнем Востоке и в Европе: захват Японией Манчжурии, агрессия Италии против Эфиопии, ввод германских войск в Рейнскую демилитаризованную зону, аншлюс Австрии. Гражданская война в Испании и интервенция фашистских держав. Политика нейтралитета и невмешательства со стороны западных держав Англии, Франции, США. Формирование оси Берлин-Рим-Токио. Политика «умиротворения» агрессора - Мюнхенская сделка 1938 и ее последствия. Концепция «коллективной безопасности», англо-франко-советские переговоры в Москве  и причины их неудачи.  Советско-германский пакт о ненападении, его оценки в историографии. Договоры между СССР и Германией 1939 г. Начало II мировой войны. Дискуссия о причинах и характере войны. Так называемая «странная война». Основные периоды II мировой войны.

 

 

 

3. Тематика, методические указания и материалы  к практическим занятиям.

 

Тема 1 ЛЕВОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1918-1939 годах.

Занятие 1. Коммунистический Интернационал в 1918 – 1939 гг.

1.     Образование Коминтерна: предпосылки и условия создания, организационные и программные принципы.

2.     Концепция «мировой революции».

3.     Возникновение и сущность концепции «единого рабочего фронта», эволюция политики «единого рабочего фронта».

4.     Новая политическая линия в международном коммунистическом движении – VII Конгресс и его решения.

А) Анализ фашизма

Б)  Концепция «единого рабочего фронта», «народного фронта», «единого антиимпериалистического фронта».

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

 

1.     Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ. 1919 – 1932 гг. М., 1932

2.     Ленин В.И. III Интернационал и его место в истории. // ПСС.- Т.38

3.     Ленин В.И. Условия приема в Коммунистический Интернационал.// ПСС.- Т.41

4.     VII Конгресс Коминтерна в борьбе против фашизма и войны. Сборник документов. – Л., 1975

5.     Димитров Г.М. Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма. Доклад на VII Всемирном Конгрессе Коминтерна; Народный фронт против фашизма и войны. // Избранные произведения. – М., 1983. Т-2.

6.     Минаев Л.М., Фирсов Ф.И., Шириня К.К. Ленин и Коминтерн.

Фирсов Ф.И. Сталин и проблемы тактики единого фронта. //       Открывая новые страницы… Международные вопросы: события и люди. М., 1989.

7.     Унданасынов И.Н., Якимович З.И. Ком.Интернационал: достижения, уроки, просчеты. – М., 1990.

8.     Фирсов Ф.И. Сталин и Коминтерн. // Вопросы истории. – 1989, № 8,9.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1.     В чем особенность Коминтерна как международной организации?

2.     Назовите 2 точки зрения на концепцию «мировой революции».

3.     В чем отличие понятий «единого рабочего фронта», «народного фронта», «единого антиимпериалистического фронта».

ЗАДАНИЕ: Подумайте и дайте периодизацию деятельности Коминтерна.

Обоснуйте свою концепцию.

 

Занятие 2. Социал-демократическое движение в 1918 – 1939 гг.

1.     Образование Рабочего Социалистического Интернационала. Идейные и политические установки социал-реформистов.

2.     Социал-демократия в период стабилизации.

3.     Стратегия и тактика Рабочего Социнтерна в годы кризиса.

4.     Антифашистская стратегия и тактика Социнтерна

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

 

1.     Дугин А.Н. Перегруппировка социально-политических сил в 20-е гг.// Очерки истории XX в. – М., 1991, - Ч.П.

2.     Кривогуз И.М. Рабочий Социалистический Интернационал. – М., 1979.

3.     Кульбакин В.Д. Германская социал-демократия в 1924–1932 гг. – М., 1978.

4.     Международное рабочее движение. Вопросы истории и теории. – М., 1981. -  Т. 5.

5.     Милибенд Р. Парламентский социализм. Исследование политики лейбористской партии. – М., 1964.

6.     Салычев С.С. Французская социалистическая партия в период между двумя мировыми войнами. 1921 – 1940 гг. – М., 1973.

7.     Сибилеев Н.Г. Социалистический Интернационал: История, идеология, политика. – М.,1980

 

 

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

 

1.     Назовите основные политические течения, из которых сформировался Рабочий Социалистический Интернационал. В чем заключались основные разногласия между ними? Каковы их общие черты, позволившие объединиться в одну организацию.

2.     Назовите и охарактеризуйте основные теоретические доктрины социал-демократии 1920-х гг.

3.     Охарактеризуйте отношения социал-демократов к коммунистическому движению.

4.     Приведите взгляд социал-демократии на фашизм. В чем отличие социал-демократической концепции от концепции коммунистов?

 

Материалы к теме 1семинарских занятий.

Краткая информационная справка.

Коминтерн, Коммунистический интернационал, 3-й Интернационал, в 1919—1943 международная организация, объединявшая компартии различных стран. Основана 28 организациями по инициативе РКП(б) и лично Владимира Ильича Ленина для развития и распространения идей революционного интернационального социализма, в противовес реформистскому социализму Второго Интернационала, окончательный разрыв с которым был вызван различием позиций относительно Первой мировой войны и Октябрьской революции в России. После прихода к власти в СССР Сталина организация служила проводником интересов Советского государства в мире.

Конгрессы Коминтерна

I Конгресс Коминтерна (учредительный) проходил в Москве в марте 1919 года. 52 делегата от 35 партий и групп из 21 страны мира;

2-й конгресс - июль — август 1920. Проходил в Петрограде. Принят устав Коминтерна и условия вступления в него (так называемое «21 условие»);

3-й конгресс - Москва, 22 июня—12 июля 1921; участвовало 605 делегатов от 103 партий и организаций.

4-й конгресс - ноябрь — декабрь 1922; участвовало 408 делегатов от 66 партий и организаций из 58 стран мира.

5-й конгресс - июнь — июль 1924;

6-й конгресс -июль — сентябрь 1928;

7-й конгресс - июль — август 1935.

Сторонники левого коммунизма признавали первые два конгресса, троцкисты - первые четыре.

 

Руководители Коминтерна

Председатели Исполкома Коминтерна (ИККИ):

* 1919-1926 — Григорий Зиновьев

* 1926-1928 — Николай Бухарин

* 1934-1943 — Георгий Димитров

Организации-сателлиты

* Международная организация помощи революционерам (МОПР, «Красная помощь»)

* Профинтерн

* Крестинтерн

* Коммунистический Интернационал молодежи (КИМ)

Коминтерн был распущен во время Второй мировой войны 15 мая 1943, преемник - Коминформ (1947-1956).

Учебные заведения Коминтерна

* Университет практического большинства

* Коммунистический университет национальных меньшинств Запада имени Мархлевского.

* Коммунистический университет трудящихся Востока имени Сунь Ятсена

* Коммунистический университет трудящихся китайцев

 

Документ 1.

В.И. Ленин.

УСЛОВИЯ ПРИЕМА В КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Тезисы подготовлены В.И. Лениным к 1 конгрессу Коммунистического Интернационала, проходившему 2-6 марта 1919 г. в Москве. Они встретили одобрение делегатов и 4 марта были приняты и переданы для широкого распространения в различных странах.

 

1. Повседневная пропаганда и агитация должны носить действительно

коммунистический характер. Все органы печати, находящиеся в руках

партии, должны редактироваться надежными коммунистами, доказавшими

свою преданность делу пролетарской революции. О диктатуре пролетариата

следует говорить не просто, как о ходячей заученной формуле, ее нужно

пропагандировать так, чтобы необходимость ее для каждого рядового

рабочего, работницы, солдата, крестьянина вытекала из жизненных

фактов, систематически отмечаемых нашей печатью изо дня в день. На

страницах газет, в народных собраниях, в профессиональном союзе, в

кооперативе - всюду, куда получат доступ сторонники III

Интернационала, необходимо систематически и беспощадно клеймить не

только буржуазию, но и ее помощников, реформистов всех оттенков.

 

2. Каждая организация, желающая принадлежать к Коминтерну, обязана

планомерно и систематически удалять со сколько-нибудь ответственных

постов в рабочем движении (партийная организация, редакция, профсоюз,

парламентская фракция, кооператив, муниципалитет и т. п.) реформистов

и сторонников "центра" и ставить вместо них надежных коммунистов - не

смущаясь тем, что иногда придется вначале заменять "опытных" деятелей

рядовыми рабочими.

 

3. Во всех тех странах, где коммунисты, вследствие осадного положения

или исключительных законов, не имеют возможности вести всю свою работу

легально, безусловно необходимо сочетание легальной и нелегальной

работы. Классовая борьба почти во всех странах Европы и Америки входит

в полосу гражданской войны. При таких условиях коммунисты не могут

питать доверия к буржуазной законности. Они обязаны повсюду создавать

параллельный нелегальный аппарат, который в решающую минуту мог бы

помочь партии исполнить свой долг перед революцией.

 

4. Необходима настойчивая систематическая пропаганда и агитация в

войсках и образование коммунистических ячеек в каждой военной части.

Эту работу коммунистам придется вести большею частью нелегально, но

отказ от такой работы был бы равносилен измене революционному долгу и

несовместим с принадлежностью к III Интернационалу.

 

5. Необходима систематическая и планомерная агитация в деревне.

Рабочий класс не может закрепить свою победу, не имея за собой хотя бы

части сельских батраков и беднейших крестьян и не нейтрализовавши

своей политикой часть остальной деревни. Коммунистическая работа в

деревне приобретает в настоящую эпоху первостепенное значение. Вести

ее необходимо, главным образом, через революционных

рабочих-коммунистов, имеющих связи с деревней. Отказ от этой работы

или передача ее в ненадежные полуреформистские руки равносильна отказу

от пролетарской революции.

 

6. Каждая партия, желающая принадлежать к III Интернационалу, обязана

разоблачать не только откровенный социал-патриотизм, но и фальшь и

лицемерие социал-пацифизма: систематически доказывать рабочим, что без

революционного низвержения капитализма никакие международные

третейские суды, никакие разговоры об уменьшении вооружений, никакая

"демократическая" реорганизация Лиги народов не спасут человечество от

новых империалистских войн.

 

7. Партии, желающие принадлежать к Коммунистическому Интернационалу,

обязаны признать необходимость полного и абсолютного разрыва с

реформизмом и с политикой "центра" и пропагандировать этот разрыв в

самых широких кругах членов партии. Без этого невозможна

последовательная коммунистическая политика. Коммунистический

Интернационал безусловно и ультимативно требует осуществить этот

разрыв в кратчайший срок. Коммунистический Интернационал не может

мириться с тем, чтобы заведомые реформисты, как, например, Турати,

Модильяни и др., имели право считаться членами III Интернационала.

Такой порядок приводил бы к тому, что III Интернационал в сильной

степени уподобился бы погибшему II Интернационалу.

 

8. В вопросе о колониях и об угнетенных национальностях необходима

особо четкая и ясная линия партий тех стран, чья буржуазия такими

колониями владеет и другие нации угнетает. Каждая партия, желающая

принадлежать к III Интернационалу, обязана беспощадно разоблачать

проделки "своих" империалистов в колониях, поддерживать не на словах,

а на деле всякое освободительное движение в колониях, требовать

изгнания своих отечественных империалистов из этих колоний,

воспитывать в сердцах рабочих своей страны истинно братское отношение

к трудящемуся населению колоний и угнетенных национальностей и вести

систематическую агитацию в своих войсках против всякого угнетения

колониальных народов.

 

9. Каждая партия, желающая принадлежать к Коммунистическому

Интернационалу, обязана вести систематически и настойчиво

коммунистическую работу внутри профессиональных союзов, кооперативов и других массовых рабочих организаций. Внутри этих союзов необходимо

образовывать коммунистические ячейки, которые длительной и упорной

работой должны завоевывать профессиональные союзы для дела коммунизма. Эти ячейки обязаны на каждом шагу повседневной работы разоблачать предательство социал-патриотов и колебания "центра". Эти

коммунистические ячейки должны быть целиком подчинены партии в целом.

 

10. Партия, принадлежащая к Коммунистическому Интернационалу, обязана

вести упорную борьбу против Амстердамского "интернационала" желтых

профессиональных союзов. Она должна настойчиво пропагандировать среди

профессионально-организованных рабочих необходимость разрыва с желтым

Амстердамским интернационалом. Она должна всеми средствами поддержать зарождающееся международное объединение красных профессиональных союзов, примыкающих к Коммунистическому Интернационалу.

 

11. Партии, желающие принадлежать к III Интернационалу, обязаны

пересмотреть личный состав своих парламентских фракций, удалить из них

ненадежные элементы, подчинить эти фракции не на словах, а на деле

Центральным Комитетам партий, требовать от каждого

парламентария-коммуниста подчинения всей своей работы интересам

действительно революционной пропаганды и агитации.

 

12. Точно так же периодическая и непериодическая печать и все

издательства должны быть целиком подчинены Центральному Комитету

партии, независимо от того, является ли партия в целом в данный момент

легальной или нелегальной; недопустимо, чтобы издательства,

злоупотребляли автономией, вели политику не вполне партийную.

 

13. Партии, принадлежащие к Коммунистическому Интернационалу, должны

быть построены по принципу демократического централизма. В нынешнюю

эпоху обостренной гражданской войны коммунистическая партия сможет

выполнить свой долг лишь в том случае, если она будет организована

наиболее централистическим образом, если в ней будет господствовать

железная дисциплина, граничащая с дисциплиной военной, и если ее

партийный центр будет являться властным авторитетным органом с

широкими полномочиями, пользующимся всеобщим доверием членов партии.

 

14. Коммунистические партии тех стран, где коммунисты ведут свою

работу легально, должны производить периодические чистки

(перерегистрация) личного состава партийных организаций, дабы

систематически очищать партию от неизбежно примазывающихся к ней

мелкобуржуазных элементов.

 

15. Каждая партия, желающая принадлежать к Коммунистическому

Интернационалу, обязана оказывать беззаветную поддержку каждой

советской республике в ее борьбе против контрреволюционных сил.

Коммунистические партии должны вести неуклонную пропаганду за отказ

рабочих перевозить предметы военного снаряжения, адресуемые врагам

советских республик, вести легально или нелегально пропаганду среди

войск, посылаемых для удушения рабочих республик, и т. п.

 

16. Партии, которые до сих пор еще остаются при старых

социал-демократических программах, обязаны в возможно кратчайший срок

пересмотреть эти программы и выработать применительно к особым

условиям своей страны новую коммунистическую программу в духе

постановлений Коммунистического Интернационала. По правилу программы

каждой партии, принадлежащей к Коммунистическому Интернационалу,

должны утверждаться очередным конгрессом Коммунистического

Интернационала или его Исполнительным Комитетом. В случае

неутверждения Исполнительным Комитетом Коммунистического

Интернационала программы той или другой партии, данная партия имеет

право апеллировать к конгрессу Коммунистического Интернационала.

 

17. Все постановления съездов Коммунистического Интернационала, как и

постановления его Исполнительного Комитета, обязательны для всех

партий, входящих в Коммунистический Интернационал. Коммунистический

Интернационал, действующий в обстановке обостреннейшей гражданской

войны, должен быть построен гораздо более централизованно, чем это

было во II Интернационале. При этом Коммунистический Интернационал и

его Исполнительный Комитет во всей своей работе, разумеется, обязаны

считаться со всем многообразием условий, при которых приходится

бороться и действовать различным партиям, и выносить общеобязательные

решения лишь по таким вопросам, по которым такие решения возможны.

 

18. В связи со всем этим все партии, желающие входить в

Коммунистический Интернационал, должны изменить свое название. Каждая

партия, желающая входить в Коммунистический Интернационал, должна

носить название: коммунистическая партия такой-то страны (секция III

Коммунистического Интернационала). Вопрос о названии является не

только формальным, но и большой важности политическим вопросом.

Коммунистический Интернационал объявил решительную борьбу всему

буржуазному миру и всем желтым социал-демократическим партиям.

Необходимо, чтобы каждому рядовому труженику была совершенно ясна

разница между коммунистическими партиями и старыми официальными

"социал-демократическими" или "социалистическими" партиями, которые

предали знамя рабочего класса.

 

19. После окончания работ II всемирного конгресса Коммунистического

Интернационала, все те партии, которые хотят принадлежать к

Коммунистическому Интернационалу, должны в кратчайший срок созвать

экстренный съезд своей партии, чтобы на нем официально подтвердить от

имени всей партии изложенные выше обязательства.

 

20. Партии, которые теперь хотели бы вступить в III Интернационал, но

до сих пор радикально не изменили своей прежней тактики, должны до

вступления в него позаботиться о том, чтобы в их Центральный Комитет и

во все важнейшие центральные учреждения партии входило не менее 2/3

таких товарищей, которые еще до II конгресса Коммунистического

Интернационала публично недвусмысленно высказывались за вступление в

III Интернационал. Исключения могут допускаться с утверждения

Исполнительного Комитета III Интернационала. Исполнительный Комитет

Коммунистического Интернационала имеет право делать исключения также и для названных в ¬ 7 представителей "центра".

 

21. Члены партии, принципиально отвергающие условия и тезисы,

выставленные Коммунистическим Интернационалом, должны исключаться из партии. Это относится также и к делегатам экстренных партийных

съездов.

Источник: В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. М., 1974. Т.41.

 

Документ 2.

УСТАВ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

 

Источник: сборник "КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ В ДОКУМЕНТАХ 1919-1932", парт. издательство, Москва, 1933 г.

1. Основные положения

1. Коммунистический Интернационал — Международное Товарищество Рабочих — представляет собой объединение коммунистических партий отдельных стран, единую мировую коммунистическую партию. Являясь вождем и организатором мирового революционного движения пролетариата, носителем принципов и целей коммунизма, Коммунистический Интернационал борется за завоевание большинства рабочего класса и широких слоев неимущего крестьянства, за установление мировой диктатуры пролетариата, за создание Всемирного Союза Социалистических Советских Республик, за полное уничтожение классов и осуществление социализма, — этой первой ступени коммунистического общества.

2. Отдельные партии, входящие в Коммунистический Интернационал, носят название: коммунистическая партия такой-то страны (секция       Коммунистического Интернационала). В каждой стране может быть только одна коммунистическая партия, являющаяся секцией Коммунистического       Интернационала и входящая в его состав.

3. Членом коммунистической партии и Коммунистического Интернационала может быть всякий, признающий программу и устав соответствующей коммунистической партии и Коммунистического Интернационала, состоящий членом основной низовой партийной организации и активно в ней работающий, подчиняющийся всем постановлениям партии и Коммунистического Интернационала и регулярно       платящий членские взносы.

4. Основой организации коммунистической партии является ячейка на       предприятии (на заводе, фабрике, шахте, в конторе, магазине, имении и т.       п.), объединяющая всех членов партии, работающих на данном предприятии.

5. Коммунистический Интернационал и его секции строятся на началах       демократического централизма, основными принципами которого являются:      а) выборность всех руководящих органов партии как низших, так и высших       (общими собраниями членов партии, конференциями, съездами и конгрессами);

б) периодическая отчетность партийных органов перед своими избирателями;

в) обязательность решений высших партийных органов для низших, строгая партийная дисциплина и безотлагательное исполнение постановлений Коммунистического Интернационала, его органов и руководящих партийных центров.

Партийные вопросы обсуждаются членами партии и партийными организациями только до принятия решения по ним соответствующими партийными органами. После принятия решений конгрессами Коммунистического Интернационала, съездами отдельных его секций или руководящими органами Коммунистического Интернационала и отдельных его секций, эти решения должны безусловно проводиться в жизнь — даже в тех случаях, когда часть членов партии или местных партийных организаций с ними не согласна.

В условиях нелегального существования партии допускается назначение       высшими партийными органами низших и применение кооптации с последующим утверждением вышестоящими партийными органами.

6. Во всех внепартийных массовых рабочих и крестьянских организациях и их органах (профессиональных союзах, кооперативных, спортивных союзах, организациях участников войны, на их съездах и конференциях), а также в муниципальных управлениях и советах, в парламентах и т. д., должны быть, при наличии хотя бы двух членов партии, организованы коммунистические фракции в целях укрепления влияния партии и проведения ее политики внутри этих организаций.

7. Коммунистические фракции подчиняются соответствующим партийным организациям.

Примечание 1. Коммунистические фракции в организациях международного характера (Красный Интернационал Профессиональных Союзов, Международное Общество Помощи Революционерам, Международная Рабочая Помощь и т. д.) подчиняются Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала.

Примечание 2. Организационная структура коммунистических фракций и форма руководства их работой определяются особыми инструкциями Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала и ЦК секций Коммунистического Интернационала.

2. Всемирный конгресс Коммунистического Интернационала

8. Верховным органом Коммунистического Интернационала является всемирный конгресс представителей всех партий (секций) и организаций, входящих в состав Коммунистического Интернационала.

Всемирный конгресс обсуждает и решает программные, тактические и       организационные вопросы, связанные с деятельностью как Коммунистического Интернационала, так и отдельных его секций. Право изменения программы и устава Коммунистического Интернационала принадлежит исключительно всемирному конгрессу Коммунистического Интернационала.

Всемирный конгресс собирается раз в два года. Срок созыва конгресса и       размер представительства отдельных секций устанавливается Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала.

Число решающих голосов каждой секции на всемирном конгрессе определяется особым постановлением самого конгресса, согласно числу членов данной партии и политическому значению данной страны. Императивные мандаты не признаются и заранее аннулируются.

9. Чрезвычайный конгресс Коммунистического Интернационала должен быть созван по требованию нескольких партий, имевших в совокупности на       последнем - всемирном конгрессе не менее половины решающих голосов.

10. Всемирный конгресс избирает Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала (ИККИ) и Интернациональную контрольную комиссию (ИКК).

11. Местопребывание Исполнительного комитета определяется всемирным конгрессом.

3. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала и его органы

12. Руководящим органом Коммунистического Интернационала в период между двумя конгрессами является его Исполнительный комитет, дающий всем секциям Коммунистического Интернационала директивы и контролирующий их деятельность. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала издает центральный орган Коммунистического Интернационала не менее чем на 4 языках.

13. Постановления Исполнительного комитета Коммунистического       Интернационала обязательны для всех секций Коммунистического       Интернационала и должны ими немедленно проводиться в жизнь. Секциям       предоставляется право обжалования решений Исполнительного комитета       Коммунистического Интернационала на всемирном конгрессе, однако, до отмены конгрессом этих решений, секции не освобождаются от обязанности их выполнения.

14. Центральные комитеты отдельных секций Коммунистического Интернационала ответственны перед своими съездами и перед Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала. Последнему предоставляется право отменять и изменять решения как съездов секций, так и их ЦК, а также принимать обязательные для них постановления (см. п. 13).

15. Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала принадлежит право исключения из Коммунистического Интернационала целых секций, групп и отдельных членов, нарушающих программу и устав Коммунистического Интернационала или постановления всемирных конгрессов и Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. Исключенным предоставляется право апелляции к всемирному конгрессу.

16. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала утверждает программы отдельных секций Коммунистического Интернационала. В случае не утверждения Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала программы секция имеет право апеллировать к всемирному конгрессу Коммунистического Интернационала.

17. Руководящие органы печати отдельных секций Коммунистического      Интернационала обязаны публиковать все постановления и официальные       документы Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала; эти постановления должны помещаться по возможности и в остальных органах печати секций.

18. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала имеет право принимать в состав Коммунистического Интернационала с совещательным голосом организации и партии, сочувствующие коммунизму.

19. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала избирает подотчетный ему президиум, являющийся постоянно действующим органом, ведущим в период между заседаниями Исполнительного комитета       Коммунистического Интернационала всю работу последнего.

20. Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала и его президиуму предоставляется право создавать постоянное бюро    (Западно-европейское, Южно-африканское, Восточное и другие бюро       Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала) для       установления более тесной связи с отдельными секциями Коммунистического Интернационала и лучшего руководства их работой.

Примечание. Круг деятельности постоянных бюро Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала устанавливается Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала или его президиумом. Секции Коммунистического Интернационала, на которые распространяется круг деятельности постоянных бюро Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала, должны быть поставлены в известность о полномочиях последних.

21. Секции обязаны проводить в жизнь указания и директивы постоянных бюро Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. Указания и директивы постоянного бюро Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала могут быть обжалованы соответствующими секциями в Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала или его президиум. Однако это не освобождает секции от выполнения решений постоянных бюро до их отмены Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала или       его президиумом.

22. Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала и его президиуму предоставляется право посылать своих уполномоченных в отдельные секции Коммунистического Интернационала. Уполномоченные инструктируются Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала или его президиумом и отвечают перед ними за свои действия. Уполномоченные Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала имеют право участия на всех собраниях и заседаниях как центральных органов, так и местных организаций секции, в которую они направлены. Уполномоченные Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала выполняют свои задания в теснейшем контакте с ЦК данной секции; однако выступления их на съездах, конференциях и совещаниях секций в отдельных случаях могут быть       направлены и против ЦК данной секции, если линия ЦК расходится с       директивами Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала.

Уполномоченным Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала в особенности вменяется в обязанность следить за выполнением постановлений конгрессов Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. Исполнительный, комитет Коммунистического Интернационала и его президиум имеют также право посылать инструкторов в отдельные секции Коммунистического Интернационала. Права и обязанности инструкторов определяются Исполнительных комитетом Коммунистического Интернационала, перед которым инструктора ответственны за свою работу.

23. Заседания Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала происходят не реже одного раза в 6 месяцев. Заседания правомочны при наличии не менее половины членов Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала.

24. Заседания президиума Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала происходят не реже одного раза в две недели. Заседания президиума Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала правомочны при наличии не менее половины его членов.

25. Президиум избирает Политсекретариат, который является решающим       органом, а также подготовляет вопросы к заседаниям Исполнительного       комитета Коммунистического Интернационала и его президиума и является их исполнительным органом.

26. Президиум назначает редакции периодических и других изданий       Коммунистического Интернационала.

27. Президиум Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала создает отдел по работе среди трудящихся женщин, постоянные комиссии для руководства работой определенных групп секций Коммунистического Интернационала, (лэндер-секретариаты) и другие необходимые для его работы отделы.

4. Интернациональная контрольная комиссия

28. Интернациональная контрольная комиссия рассматривает вопросы, имеющие своим содержанием единство и сплоченность входящих в Коммунистический Интернационал секций, а также оценку поведения отдельных членов той или иной секции как коммунистов.

В этом направлении Интернациональная контрольная комиссия:

а) разбирает жалобы на действия ЦК коммунистических партий со стороны членов партии, подвергнутых дисциплинарным взысканиям на почве политических разногласий;

б) разбирает аналогичные дела о членах центральных учреждений       коммунистических партий, а равно те дела об отдельных членах партии,       которые сама сочтет нужным подвергнуть своему рассмотрению, или которые поступят на ее рассмотрение по предложению решающих органов       Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала;

в) производит ревизию финансов Коммунистического Интернационала.

Интернациональная контрольная комиссия не вмешивается в политические разногласия и в организационно-административные конфликты партий. Местопребывание президиума Интернациональной контрольной комиссии устанавливается Интернациональной контрольной комиссией по соглашению с Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала.

5. Взаимоотношения между секциями Коммунистического Интернационала и Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала

29. Центральные комитеты секций, входящих в Коммунистический       Интернационал, а также ЦК организаций, принятых в качестве сочувствующих, обязаны систематически присылать Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала протоколы своих заседаний и отчеты о проделанной работе.

30. Сложение полномочий как отдельными членами ЦК секций, так и целыми группами членов ЦК квалифицируется как дезорганизация коммунистического движения. Всякий руководящий пост в партии принадлежит не обладателю соответствующего мандата, а всему Коммунистическому Интернационалу.

Избранные члены центральных руководящих органов отдельных секций могут сложить свой мандаты до перевыборов лишь с согласия Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала. Отставки, принятые ЦК отдельных секций без согласия Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала, не действительны.

31. Секции, входящие в Коммунистический Интернационал, в особенности секции метрополий и их колоний, а равно секции соседних друг с другом стран, должны поддерживать тесную организационную и информационную связь, устанавливая взаимные представительства на конференциях, съездах, а также обмен — с согласия Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала — руководящими силами.

32. Две или больше секций Коммунистического Интернационала, которые (подобно секциям скандинавских и балканских стран) политически связаны друг с другом общими условиями борьбы, могут с согласия Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала, в целях координирования своих действий, объединяться в федерации, работающие под руководством и контролем Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала.

33. Секции Коммунистического Интернационала должны вносить Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала регулярные взносы, размер которых устанавливается Исполнительным комитетом Коммунистического Интернационала.

34. Съезды отдельных секций как очередные, так и чрезвычайные могут быть созываемы только с согласия Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала.

Если та или иная секция перед всемирным конгрессом не созывает партийного съезда, то она — перед выборами делегатов на конгресс — должна для подготовки вопросов к конгрессу созвать партийную конференцию или пленум Центрального комитета.

35. Международный союз коммунистической молодежи (Коммунистический Интернационал Молодежи) является полноправной секцией Коммунистического Интернационала и подчинен Исполнительному комитету Коммунистического Интернационала.

36. Коммунистические партии должны быть готовы к переходу на нелегальное положение. Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала обязан оказывать соответствующим партиям содействие в подготовке к переходу на нелегальное положение.

37. Переезд отдельных членов секций Коммунистического Интернационала из одной страны в другую допускается лишь с разрешения ЦК той секции, членами которой они состоят.

Коммунисты, переменившие свое местопребывание, обязаны вступить в секцию страны, в которую они прибыли. Коммунисты, выехавшие из страны без разрешения ЦК своей секции, в другие секции Коммунистического       Интернационала приняты быть не могут.

Печатается по тексту

"Стенографический отчет VI конгресса Коминтерна",

вып. VI, Гиз. М.—Л. 1929 г.

 

Документ 3.

НАСТУПЛЕНИЕ ФАШИЗМА И ЗАДАЧИ

КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

В БОРЬБЕ ЗА ЕДИНСТВО РАБОЧЕГО КЛАССА,

ПРОТИВ ФАШИЗМА

РЕЗОЛЮЦИЯ ПО  ДОКЛАДУ т.  ДИМИТРОВА,

ПРИНЯТАЯ VII КОНГРЕССОМ  КОМИНТЕРНА

20   АВГУСТА   1935  г.

I. ФАШИЗМ И РАБОЧИЙ КЛАСС

1. VII конгресс Коммунистического Интернационала констатирует, что следующие основные изменения в ми­ровом положении определяют расстановку классовых сил на международной арене и задачи мирового рабочего дви­жения:

а) Окончательная и бесповоротная победа социализма в Стране Советов, победа всемирного   значения,   гигантски поднявшая могущество и роль СССР как оплота эксплуатируемых и угнетенных всего  мира  и   воодушевляющая трудящихся на борьбу против капиталистической эксплуатации, буржуазной реакции и фашизма, за мир, за свободу и независимость народов.

б) Крупнейший в истории капитализма экономический кризис, из которого буржуазия пыталась выйти путем разорения народных масс, обрекая на голод и вымирание де­сятки миллионов безработных,  снижая  до  неслыханных размеров жизненный уровень трудящихся.   Несмотря на рост промышленного производства в ряде стран и увеличение прибылей финансовых магнатов, мировой буржуазии в общем не удалось ни выйти из кризиса и депрессии, ни задержать дальнейшего обострения противоречий капи­тализма. В некоторых странах (Франция, Бельгия и др.) кризис продолжается, в других перешел в состояние деп­рессии, а в тех странах,   где   производство   перешагнуло докризисный уровень (Япония, Англия), назревают новые экономические потрясения.

в) Наступление фашизма, приход к власти фашистов вГермании, рост угрозы   новой  мировой   империалистиче­ской войны и нападения на СССР, посредством   которых

капиталистический мир ищет выхода из тупика своих про­тиворечий.

г) Политический кризис, выразившийся в вооруженной борьбе рабочих в Австрии и Испании против фашистов, которая не привела еще к победе пролетариата над фашизмом, но помешала буржуазии упрочить свою фашист­скую  диктатуру;  мощное  антифашистское  движение   во
Франции,
начавшееся с февральской демонстрации и всеобщей стачки пролетариата в 1934 г.

д) Революционизирование трудящихся масс во всем капиталистическом   мире,   происходящее   под   влиянием победы социализма в СССР и   мирового   экономического кризиса, а также на основе уроков временного поражения пролетариата в центре Европы — Германии, равно как в Австрии и Испании — в странах, где большинство органи­зованных рабочих поддерживало социал-демократию. Рас­тет могучая тяга к единству действий в международном рабочем классе. Расширяются революционное движение в
колониальных странах и советская революция в Китае. Соотношение классовых сил в мировом масштабе все более изменяется в сторону роста сил революции.

В этой обстановке господствующая буржуазия все боль­ше ищет спасения в фашизме, в установлении открытой террористической диктатуры наиболее реакционных, наи­более шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала в целях осуществления исключительных грабительских мер против трудящихся, подготовки хищнической империалистической войны, напа­дения на СССР, порабощения и раздела Китая и на основе всего этого предотвращения революции. Финансовый ка­питал стремится обуздать возмущение против капитализма мелкобуржуазных масс при посредстве своей фашистской агентуры, демагогически приспособляющей свои лозунги к настроениям этих слоев. Создавая таким путем себе мас­совую базу и направляя эти слои как реакционную силу против рабочего класса, фашизм приводит к еще боль­шему закабалению всех трудящихся финансовым капита­лом. В ряде стран фашизм уже находится у власти. Но рост фашизма и его победа свидетельствуют не только о слабости рабочего класса, дезорганизованного в результате раскольнической политики классового сотрудничества со­циал-демократии с буржуазией, но и о слабости самой буржуазии, которая испытывает страх перед осуществле­нием единства борьбы рабочего класса, страх перед революцией и не в состоянии уже удержать свою диктатуру старыми методами буржуазной демократии.

2. Наиболее реакционная  разновидность  фашизма — это фашизм германского типа, нагло именующий себя национал-социализмом,   но    абсолютно   ничего   общего не имеющий ни с социализмом, ни с защитой действительных национальных интересов германского народа, а выполняющий лишь роль прислужника крупной буржуазии и являю­щийся не только буржуазным национализмом, но и зве­риным шовинизмом.

Перед лицом всего мира фашистская Германия нагляд­но показывает, что ждет народные массы при победе фа­шизма. Неистовствующая фашистская власть истребляет в тюрьмах и концентрационных лагерях цвет рабочего класса, его вождей и организаторов. Она разгромила проф­союзы, кооперативы и все легальные организации рабочих, равно как и все другие нефашистские политические и культурные организации. Она отняла у рабочих элемен­тарные права защиты их интересов. Она превратила куль­турную страну в очаг мракобесия, варварства и войны. Германский фашизм является главным поджигателем но­вой империалистической войны и выступает как ударный кулак международной контрреволюции.

3.  Подчеркивая рост угрозы фашизма во всех капиталистических  странах,   VII   конгресс   Коммунистического Интернационала предостерегает против всякой недооценки фашистской опасности. Конгресс также отвергает фаталистические взгляды о неизбежности победы фашизма; эти взгляды в корне неверны и могут породить лишь пассивность и ослабить массовую борьбу против фашизма. Рабочий класс может помешать победе фашизма, если он до­бьется осуществления единства  своей борьбы и, своевременно развертывая свои боевые действия, не даст фашизму окрепнуть; если он сумеет при правильном революционном руководстве сплотить вокруг себя широкие слои трудящихся города и деревни.

4.  Победа фашизма непрочна. Несмотря на мучительные трудности, создаваемые фашистской диктатурой для рабочего движения, при фашистской власти   происходит дальнейшее расшатывание основ господства   буржуазии. Внутренние конфликты  в  лагере   буржуазии  достигают особой остроты. Рушатся легалистские иллюзии масс. Накопляется революционная ненависть рабочих. Все больше раскрываются подлость и лживость социальной демагогии фашизма. Фашизм не только не принес массам обещанного им улучшения их материального положения, но еще боль­ше увеличил прибыли капиталистов путем снижения жиз­ненного уровня трудящихся масс, усилил их эксплуатацию кучкой финансовых магнатов, провел их дальнейшее ограб­ление в пользу капитала. Разочарование обманутых фаши­стами мелкобуржуазных слоев города и трудящегося кре­стьянства растет. Разлагается и суживается массовая база фашизма. Конгресс, однако, предостерегает против опас­ных иллюзий автоматического крушения фашистской дик­татуры и напоминает, что только единая революционная борьба рабочего класса во главе всех трудящихся приве­дет к свержению фашистской диктатуры.

5. В связи с победой фашизма в Германии и ростом фа­шистской опасности в других странах обострилась и обостряется классовая борьба пролетариата, все более пере­ходящего к решительному сопротивлению против фашистской буржуазии. Во всех капиталистических странах развивается движение единого фронта против наступления капитала и   фашизма.   Разгул   национал-социалистского террора в Германии послужил сильнейшим толчком и к международному единому   фронту пролетариата    (лейпцигский процесс — кампания за освобождение Димитрова и товарищей, защита Тельмана и т. д.).

Хотя движение единого фронта находится пока лишь в начале своего развития, коммунистическим и социал-де­мократическим рабочим Франции, борющимся рука об руку, удалось отбить первые атаки фашизма, оказав этим мобилизующее воздействие на движение единого фронта в международном масштабе. Совместная вооруженная борьба социал-демократических и коммунистических рабо­чих в Австрии и Испании показала трудящимся других стран не только героический пример, но и полную возмож­ность успешной борьбы против фашизма, если бы не было саботажа правых и шатаний «левых» вождей социал-де­мократии (а в Испании также открытого предательства большинства анархо-синдикалистских вождей), влияние которых на массы лишило пролетариат решительного рево­люционного руководства и ясности цели борьбы.

6.       Банкротство ведущей партии II Интернационала — германской социал-демократии, облегчившей всей   своей политикой победу фашизма, а также провал «лево»-реформистской социал-демократии Австрии, которая даже перед лицом приближавшейся неизбежной вооруженной схватки с фашизмом отвлекала широкие массы от борьбы,— чрезвычайно усилили разочарование социал-демократиче­ских рабочих в политике социал-демократии. II Интерна­ционал переживает глубокий кризис. Внутри социал-де­мократических партий и всего II Интернационала про­исходит расслоение на два основных лагеря: наряду с существующим лагерем реакционных элементов, стараю­щихся продолжать политику классового сотрудничества с буржуазией, формируется лагерь революционизирующихся элементов, выступающих за установление единого проле­тарского фронта и все более переходящих на позиции ре­волюционной классовой борьбы.

VII конгресс Коммунистического Интернационала при­ветствует стремление социал-демократических рабочих к единому фронту с коммунистами, усматривая в этом рост их классового сознания и начало преодоления раскола ра­бочего класса в интересах успешной борьбы против фашиз­ма, против буржуазии.

II. ЕДИНЫЙ ФРОНТ РАБОЧЕГО КЛАССА ПРОТИВ ФАШИЗМА

Перед лицом величайшей угрозы фашизма для рабо­чего класса и всех его завоеваний, для всех трудящихся и их элементарных прав, для мира и свободы народов VII конгресс Коммунистического Интернационала заявляет, что осуществление единого фронта борьбы рабочего клас­са представляет на нынешнем историческом этапе глав­ную, ближайшую задачу международного рабочего дви­жения. Успешная борьба против наступления капитала, против реакционных мероприятий буржуазии, против фа­шизма — злейшего врага всех трудящихся, лишаемых всех прав и свобод без различия их политических убеждений, повелительно требует установления единства действий всех частей рабочего класса, независимо от их принадлеж­ности к той или иной организации, еще до того, как боль­шинство рабочего класса объединится на общей платфор­ме борьбы за свержение капитализма и победу пролетар­ской революции. Но именно поэтому эта задача обязывает коммунистические партии учесть изменившуюся обстанов­ку и применять тактику единого фронта по-новому, доби­ваясь соглашения о совместных действиях с организация­ми трудящихся разных политических направлений в заводском, местном, областном, общенациональном и между­народном масштабе.

Исходя из этого, VII конгресс Коммунистического Ин­тернационала предлагает коммунистическим партиям при проведении тактики единого фронта руководствоваться следующими указаниями:

1. Защита непосредственных экономических и полити­ческих интересов рабочего класса, защита его против фа­шизма должна быть исходным пунктом и составлять главное содержание единого фронта рабочих во всех капиталистических странах. Для того чтобы привести в движение широкие массы, необходимо выдвигать  такие  лозунги и формы борьбы, которые вытекают из жизненных потребностей масс, из уровня их боеспособности на данном этапе развития. Не ограничиваясь только призывами к борьбе за пролетарскую диктатуру, коммунисты должны ука­зывать массам, что им  делать  сегодня, чтобы  защитить себя от капиталистического грабежа и фашистского варвар­ства. Они должны  путем  совместных  действий  рабочих организаций добиваться мобилизации масс вокруг програм­мы таких требований, которые рассчитаны на действитель­ное переложение последствий кризиса на плечи господст­вующих классов, таких требований, борьба за осуществле­ние которых дезорганизует фашизм, затрудняет подготов­ку империалистической   войны,  ослабляет  буржуазию  и
укрепляет позиции пролетариата.

Готовя рабочий класс к быстрой смене форм и методов борьбы при изменении обстоятельств, необходимо по мере роста движения организовывать переход от обороны к на­ступлению на капитал, держа курс на организацию мас­совой политической стачки, обязательно обеспечивая уча­стие в ней основных профсоюзов страны.

2. Не отказываясь ни на минуту от своей   самостоя­тельной работы по коммунистическому просвещению, организации и мобилизации масс, коммунисты должны в целях облегчения рабочим пути к единству действий доби­ваться совместных выступлений с социал-демократически­ми партиями, реформистскими  профсоюзами  и  другими организациями трудящихся против классовых врагов пролетариата на основе кратковременных или длительных со­глашений. При этом главное внимание должно быть на­правлено на развертывание массовых выступлений на ме­стах, проводимых низовыми организациями путем местных соглашений.

Лояльно выполняя условия соглашения, необходимо своевременно разоблачать всякий саботаж совместных действий со стороны лиц и организаций, участвующих в едином фронте, в случае срыва соглашения немед­ленно апеллировать к массам, продолжая неустанную борьбу за восстановление нарушенного единства дей­ствий.

3. Формы осуществления единого пролетарского фрон­та, завися от состояния и характера рабочих организаций и от конкретной обстановки, должны быть разнообразны. Такими формами могут, например, быть согласованные совместные действия рабочих от случая к случаю по кон­кретным поводам, по отдельным требованиям или на осно­ве общей платформы; согласованные действия на отдель­ных предприятиях или по отраслям производства; согла­сованные действия в местном, областном, общенациональ­ном и международном масштабе; согласованные действия в деле организации экономической борьбы рабочих, защи­ты интересов безработных, проведения массовых полити­ческих действий, в организации совместной самообороны против фашистских нападений; согласованные действия в деле оказания помощи заключенным и их семьям, в об­ласти борьбы против социальной реакции; совместные действия в деле защиты интересов молодежи и женщин, в области кооперации, культуры, спорта; совместные дейст­вия в целях поддержки требований трудящихся крестьян и т. д.; создание рабочих и рабоче-крестьянских альянсов (Испания); создание длительных коалиций в виде «рабо­чей партии» или «рабоче-крестьянской партии» (США) и т. д.

В целях развертывания движения единого фронта как дела самих масс, коммунисты должны добиваться создания выборных (а в странах фашистской диктатуры — подоб­ранных из наиболее авторитетных участников движения) внепартийных классовых органов единого фронта на пред­приятиях, среди безработных, в рабочих кварталах, среди мелкого городского люда и в деревнях. Только такие ор­ганы, которые отнюдь не должны подменять участвующих в едином фронте организаций, смогут охватить движением единого фронта и огромную неорганизованную массу тру­дящихся, смогут содействовать развитию инициативы масс в борьбе против наступления капитала и против фашизма и на основе этого созданию широкого рабочего актива еди­ного фронта.

4.    Везде, где вожди социал-демократии, пытаясь отклонить рабочих от борьбы за защиту своих повседневных интересов и сорвать установление единого фронта, выдвигают    широковещательные    «социалистические»    проекты (план Де Мана и др.), необходимо вскрывать демагогиче­ский характер подобных проектов, разъясняя трудящимся невозможность осуществления социализма, пока власть ос­тается в руках буржуазии. В то же время, однако, следует использовать отдельные  выдвигаемые   в   этих   проектах мероприятия, которые можно увязать с жизненными требованиями трудящихся как исходный пункт для развертыва­ния массовой борьбы единым фронтом, вместе с социал-демократическими рабочими.

В странах, где у власти находятся социал-демократиче­ские правительства (или коалиционные правительства с участием социалистов), необходимо, не ограничиваясь только пропагандистским разоблачением политики такого правительства, мобилизовать широкие массы на борьбу за осуществление их практических жизненных классовых требований, осуществление которых декларировали социал-демократы в своих платформах, в особенности когда они не стояли еще у власти или не входили в состав прави­тельства.

5. Совместные  действия  с    социал-демократическими партиями и организациями не только не исключают, но, наоборот,   делают еще  более  необходимыми серьезную обоснованную критику реформизма, социал-демократизма как  идеологии  и  практики  классового    сотрудничества
с  буржуазией и  терпеливое    разъяснение  социал-демократическим    рабочим  принципов  и программы коммунизма.

Вскрывая перед массами смысл демагогических аргу­ментов правых социал-демократических вождей против единого фронта, усиливая борьбу против реакционной час­ти социал-демократии, коммунисты должны устанавливать самое тесное сотрудничество с теми левыми социал-демо­кратическими рабочими, функционерами и организациями, которые борются против реформистской политики и стоят за единый фронт с коммунистической партией. Чем уси­ленней будет наша борьба против реакционного' лагеря со­циал-демократии, состоящего в блоке с буржуазией, тем действительней будет наша помощь революционизирую­щейся ее части. И внутри левого лагеря самоопределение отдельных его элементов пойдет тем скорее, чем решительнее будут коммунисты бороться за единый фронт с социал-демократическими партиями.

Вопрос об отношении к практическому осуществлению единого фронта явится главным показателем действитель­ных позиций различных групп социал-демократии. В борь­бе за практическое осуществление единого фронта те со­циал-демократические вожди, которые на словах высту­пают как левые, будут поставлены в такое положение, когда они вынуждены будут на деле показать, кто из них действительно идет на борьбу против буржуазии и правых социал-демократов, а кто вместе с буржуазией — против дела рабочего класса.

6.  Избирательные кампании должны быть использованы для дальнейшего развития и укрепления единого фронта борьбы пролетариата. Выступая на выборах самостоя­тельно, развивая перед массами программу коммунистической    партии,   коммунисты   должны   добиваться  единого фронта с социал-демократическими партиями и   с   профсоюзами (а также с организациями трудящихся крестьян, ремесленников и т. д.), прилагая все усилия, чтобы не до­пустить избрания реакционных и фашистских кандидатов.
Перед лицом фашистской опасности, в зависимости от роста и успехов движения единого фронта, а также в зависи­мости от существующей избирательной системы, коммунисты могут выступать в избирательной кампании с общей  платформой и с общими списками антифашистского фрон­та, сохраняя за собой свободу политической агитации и критики.

7.  Стремясь объединить под руководством пролетариата борьбу трудящегося крестьянства,   городской   мелкой буржуазии и трудящихся масс угнетенных национальностей, коммунисты должны добиваться создания широкого антифашистского народного фронта на базе пролетарского
единого фронта, выступая за все специфические требова­ния этих слоев трудящихся, идущие по линии коренных интересов  пролетариата.   Особенно   важно  мобилизовать трудящихся крестьян против фашистской политики ограб­ления основных масс крестьянства: против эксплуататорской политики цен монополистического капитала и бур­жуазных   правительств,    против    непосильного    бремени
налогов, арендной платы, задолженности, против принудительной продажи крестьянского имущества, за государственную помощь разоренному крестьянству. Работая повсюду среди городской мелкой буржуазии и интеллигенции ,равно как и среди служащих, необходимо поднять эти слои против роста налогов п дороговизны, против ограбления их монополистическим капиталом, трестами, против процент­ной кабалы, против увольнений и сокращения жалованья государственным и коммунальным служащим. Защищая интересы и права передовой интеллигенции, необходимо всемерно поддерживать ее движение против культурной реакции и облегчать ее переход на сторону рабочего клас­са в борьбе против фашизма.

8. В условиях политического кризиса, когда правящие классы уже не в состоянии справиться с мощным разма­хом массового движения, коммунисты должны выдвигать коренные революционные лозунги (например, контроль над производством, банками, роспуск полиции, замена ее вооруженной рабочей милицией и т. д.), направленные к еще большему расшатыванию экономической и политиче­ской власти буржуазии и увеличению сил рабочего класса, к изоляции соглашательских партий и подводящие рабо­чие массы вплотную к революционному захвату   власти.

Если при таком подъеме массового движения окажется воз­можным и в интересах пролетариата необходимым созда­ние правительства пролетарского единого фронта или ан­тифашистского народного фронта, не являющегося еще правительством пролетарской диктатуры, но берущего на себя проведение решительных мероприятий против фа­шизма и реакции, коммунистическая партия должна доби­ваться создания такого правительства. Существенной предпосылкой создания правительства единого фронта яв­ляется такое положение: а) когда буржуазный государст­венный аппарат сильно парализован, так что буржуазия не в состоянии помешать созданию такого правительства; б) когда широчайшие массы трудящихся бурно выступают против фашизма и реакции, но еще не готовы подняться на борьбу за Советскую власть; в) когда уже значительная часть организаций социал-демократии и других партий, участвующих в едином фронте, требует беспощадных ме­роприятий против фашистов и других реакционеров и го­това бороться совместно с коммунистами за проведение этих мероприятий.

Поскольку правительство единого фронта будет дейст­вительно предпринимать решительные мероприятия про­тив контрреволюционных финансовых магнатов и их фа­шистских агентов и никоим образом не ограничивать дея­тельности  коммунистической партии и  борьбы рабочего

класса, компартия будет всемерно поддерживать такое правительство, причем участие коммунистов в правитель­стве единого фронта будет решаться в каждом отдельном случае в зависимости от конкретной обстановки.

III. ЕДИНСТВО ПРОФДВИЖЕНИЯ

Подчеркивая особую важность установления единого фронта в области экономической борьбы рабочих и созда­ния единства профдвижения как важнейшего этапа в ук­реплении единого фронта пролетариата, конгресс вменяет коммунистам в обязанность принять все практические ме­ры к осуществлению единства профсоюзов в производст­венном и общенациональном масштабе.

Коммунисты стоят решительно за восстановление един­ства профсоюзов в каждой стране и в международном мас­штабе, за единые классовые профсоюзы как один из важ­нейших оплотов рабочего класса против наступления капитала и фашизма, за единый профсоюз в каждом про­изводстве, за единое объединение профсоюзов в каждой стране, за единые международные объединения профсою­зов по производствам, за единый интернационал профсою­зов на основе классовой борьбы.

В странах, где существуют небольшие красные проф­союзы, необходимо добиваться их вхождения в большие реформистские профсоюзы, требуя свободы отстаивания своих взглядов и обратного приема исключенных, а в стра­нах, где существуют параллельно большие красные и ре­формистские профсоюзы,— объединения их на равных на­чалах на основе платформы борьбы против наступления капитала и обеспечения профсоюзной демократии.

В реформистских и объединенных профсоюзах комму­нисты должны активно работать, укреплять их и вербо­вать в них неорганизованных рабочих, прилагая все уси­лия к тому, чтобы эти организации фактически защищали интересы рабочих и становились на деле подлинными клас­совыми организациями. Для этого коммунисты должны до­биваться поддержки всех членов, функционеров и органи­заций в целом.

Коммунисты обязаны защищать профсоюзы от всех попыток буржуазии и фашизма ограничить их права или разрушить их.

Если реформистские руководители применят политику исключений из профсоюзов революционных рабочих или целых организаций или другие виды репрессий, коммуни­сты должны мобилизовать всю членскую массу профсою­зов против раскольнической деятельности руководства, одновременно организуя связь исключенных с членской массой профсоюзов и совместную борьбу за их обратный прием, за восстановление нарушенного единства проф­союза.

Красные профсоюзы и Профинтерн должны получить всемерную поддержку со стороны коммунистических пар­тий в их стремлении установить совместную борьбу проф­союзов всех направлений и добиться единства профдвиже­ния в национальном и в международном масштабе на основе классовой борьбы и профсоюзной демократии.

IV. ЗАДАЧИ КОММУНИСТОВ НА ОТДЕЛЬНЫХ УЧАСТКАХ АНТИФАШИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

1. Конгресс обращает серьезнейшее внимание на необ­ходимость систематической идеологической борьбы против фашизма. Имея в виду, что главной, наиболее опасной фор­мой фашистской идеологии является шовинизм, необходи­мо вскрывать перед массами, что фашистская буржуазия под предлогом защиты общенациональных интересов осу­ществляет свою корыстную классовую политику угнетения и эксплуатации собственного народа, как и ограбления и порабощения других народов. Необходимо показать, что рабочий класс, борясь против всякого рода кабалы и на­ционального угнетения, является единственным подлин­ным борцом за национальную свободу и независимость на­рода. Коммунисты должны всемерно бороться с фашист­ской фальсификацией истории народа, делая все, чтобы исторически правильно, в подлинно ленинско-сталинском духе освещать перед трудящимися массами прошлое их собственного народа, чтобы увязать свою теперешнюю борьбу с революционными традициями прошлого. Конгресс предостерегает против всякого пренебрежительного отно­шения к вопросу о национальной независимости и к на­циональным чувствам широких народных масс, что облег­чает фашизму развертывание его шовинистических кам­паний (Саар, немецкие области в Чехословакии и т. д.), и настаивает на правильном, конкретном применении ленинско-сталинской национальной политики.

Являясь непримиримыми принципиальными противни­ками буржуазного национализма во всех его разновидностях, коммунисты отнюдь не сторонники национального нигилизма, пренебрежительного отношения к судьбе соб­ственного народа.

2. Коммунисты должны входить во все массовые фашистские организации, имеющие монополию легальности в данной стране, используя даже малейшую легальную и полулегальную возможность работы в них для противопоставления интересов масс, входящих в эти организации, по­литике фашизма и для разложения его массовой базы. Начиная с самых элементарных движений протеста вокруг насущных нужд трудящихся, коммунисты должны гиб­кой тактикой добиваться втягивания в движение все более широких масс, особенно рабочих, идущих еще по несознательности за фашистами. В соответствии с разрастанием движения вширь и вглубь необходимо   менять   лозунги борьбы, подготовляя взрыв фашистской буржуазной диктатуры с помощью самих масс, находящихся в фашистских организациях.

3.   Защищая энергично и последовательно интересы и требования безработных, организуя их и ведя их на борьбу за получение работы, за достаточные пособия, страхова­ние и т. д., коммунисты должны вовлекать безработных в движение единого фронта, вытесняя всячески влияние фашизма в их среде. При этом надо строго учитывать особенности разных категорий безработных (квалифицирован­ные и неквалифицированные, организованные и неорганизованные, мужчины и женщины, молодежь и т. д.).

4.  Конгресс подчеркивает перед всеми коммунистическими партиями капиталистических стран чрезвычайную роль молодежи в борьбе против фашизма. Из рядов молодежи фашизм главным образом вербует свои ударные отряды. Борясь с недооценкой важности массовой работы среди трудящейся молодежи, принимая действенные меры для преодоления замкнутости комсомольских организаций,
коммунистические партии должны всемерно содействовать объединению сил всех нефашистских массовых организа­ций молодежи, в том числе юношеских организаций проф­союзов, кооперации и т. д., на основе широчайшего единого фронта, вплоть до создания разного рода общих организаций для борьбы против фашизма, против неслыханного бесправия и милитаризации молодежи,  за экономические и культурные интересы молодого поколения. Необходимо выдвинуть задачу создания антифашистской ассоциации коммунистического и социалистического союзов молодежи на платформе классовой борьбы. Коммунистические пар­тии должны всемерно помогать развитию и укреплению комсомола.

5.   Жизненная необходимость вовлечения в народный единый фронт многомиллионных масс трудящихся жен­щин, в первую очередь работниц и трудящихся крестьянок, независимо от их партийных взглядов и религиозных убеждений, требует от коммунистов усиленной активности в целях развития массового движения трудящихся женщин вокруг борьбы за их насущные  требования  и  интересы, особенно в борьбе против дороговизны, неравноправного положения женщины  и ее фашистского порабощения, против массовых увольнений, за повышение зарплаты на основе принципа «равная оплата за равный труд», против опасности войны. Необходимо в каждой отдельной стране, как и в международном масштабе, гибко применять самые различные организационные формы в целях установления контакта и совместной работы революционных, социал-демократических и прогрессивных женских организаций при обеспечении свободы мнения и критики, не останавливаясь перед созданием там, где это понадобится, и отдельных
женских организаций.

6.  Коммунисты должны вести борьбу за вовлечение в ряды единого фронта пролетариата и антифашистского народного фронта кооперативных организаций. Со стороны коммунистов должна быть оказана самая активная помощь в борьбе кооперации за насущные инте­ресы ее членов, особенно в борьбе против дороговизны, за кредиты, против введения грабительских пошлин и новых налогов, против ограничения деятельности и разгрома ко­операции фашистами и др.

7. Коммунисты должны брать на себя инициативу в деле создания из выдержанных, испытанных элементов движения единого фронта массовой антифашистской само­обороны против нападения фашистских банд.

V. АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИЙ НАРОДНЫЙ ФРОНТ В КОЛОНИАЛЬНЫХ СТРАНАХ

В колониальных и полуколониальных странах важней­шая задача коммунистов состоит в работе по созданию ан­тиимпериалистического народного фронта. Для этого необ­ходимо вовлекать широчайшие массы в национально-осво­бодительное движение против растущей империалистической эксплуатации, против жестокого порабощения, за из­гнание империалистов, за независимость страны; активно участвовать в возглавляемых национал-реформистами мас­совых антиимпериалистических движениях, добиваться со­вместных выступлений на основе конкретной антиимпе­риалистической платформы с национал-революционными и национал-реформистскими организациями.

В Китае необходимо сочетать расширение советского движения и укрепление боевой мощи Красной Армии с развертыванием народного антиимпериалистического дви­жения во всей стране. Это движение должно проводиться под лозунгом национально-революционной борьбы воору­женного народа против империалистических поработите­лей, прежде всего против японского империализма и их китайских прислужников. Советы должны стать объеди­няющим центром всего китайского народа в его освобо­дительной борьбе.

Пролетариат империалистических стран в интересах своей освободительной борьбы должен всемерно поддер­жать освободительную борьбу колониальных и полуколо­ниальных народов против империалистических захватчи­ков.

Источник: VII конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (Сборник документов). М., 1975, с.364-378.

 

Тема II. ФАШИЗМ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ.

Занятие 1. Происхождение и сущность фашизма

1.     Социально-экономические,  идейно-политические и психологические причины и предпосылки возникновения фашизма.

2.     Сущность фашизма: тоталитаризм или буржуазная диктатура?

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Борозняк А.И. Историки ФРГ о нацизме // ННИ, 1997, № 1.

2.     Галактионов Ю.В., Корнеева Л.Н., Черкасов Н.С. Марксистская историография германского  фашизма. Кемерово, 1988.

3.     Грамши А. Партии, государство, общество//Новое время. – 1990. № 12.

4.     Тольятти П. Лекции о фашизме. – М., 1974.

5.     Поппер К. Открытое общество и его враги. – М., 1992. Т. 1,2.

6.     Бурдерон Р. Фашизм: идеология и практика. – М., 1983.

7.     Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. – М., 1981.

8.     Степаненко В.В., Михайлова Н.В. Попытки разрешения противоречий 30-х гг. на путях реформизма и тоталитаризма.// Очерки истории XX в. – М., 1991. – Ч.П.

 

Занятие 2. ИТАЛЬЯНСКИЙ ФАШИЗМ.

1.     Эволюция фашистского государства.

2.     Особенности «корпоративного» фашизма.

3.     Республика Сало как новое издание фашизма.

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Тольятти П. Лекции о фашизме. – М., 1974.

2.     Белоусов Л.С.  Б.Муссолини:  диктатура и демагогия. М.,1993.

3.     Лисовский Ю.П. Италия: от фашизма к демократии. – М., 1990.

4.     Лопухов Б.Р. История фашистского режима в Италии. – М., 1986.

5.     Лопухов Б.Р. Эволюция буржуазной власти в Италии. – М.. 1992.

6.     Хибберт К. Бенито Муссолини. М., 1996.

 

 

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1.     Выделите периоды в истории итальянского фашистского государства. В чем особенность каждого периода?

2.     Назовите дофашистские идейно-политические модели корпоративной системы. С какими целями и в чьих интересах была создана итальянская «корпоративная» система?

3.     В чем особенность республики Сало?

 

Занятие 3. ФАШИЗМ В ГЕРМАНИИ.

1.     Национал-социалисты от образования до прихода к власти. Формирование фашистской системы в Германии.

2.     Политическая структура нацистской власти. Террористический аппарат фашистской Германии.

3.     Экономическая политика нацистской Германии.

4.     Социальная политика фашистского государства.

5.     Идеология фашизма и пропагандистская система как часть нацистского режима.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Бланк А.С. Из истории фашизма в Германии: организация, идеология, методы. – М., 1978.

2.     Галкин А.А. Германский фашизм. – М., 1989.

3.     Деларю Ж. история гестапо. – Смоленск, 1993.

4.     Мельников Д.Е., Черная Л.Б. Империя смерти. Аппарат насилия в нацистской Германии. – М., 1987.

5.     Опитц Р. Фашизм и неофашизм. – М., 1988. -  Ч. 1

6.     Руге В. Как Гитлер пришел к власти. Германский фашизм и монополии. – М., 1985.

7.     Фест И. А.Гитлер: Биография. – Пермь, 1993. – Т.1-3.

8.     Ширер У. Взлет и падение 3-го рейха. – М., 1991.

9.     Энциклопедия Третьего рейха.- М., 1996.

 

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1.     В чем значение мюнхенского путча для нацистского движения?

2.     Расскажите о разногласиях и течениях в нацистской партии.

3.     Назовите основные мероприятия фашистской власти по формированию фашистской диктатуры.

4.     Изобразите структуру нацистской политической системы.

5.     Охарактеризуйте меры косвенного и прямого регулирования германской экономики со стороны фашистского государства.

6.     Дайте анализ нацистской политики по отношению к основным слоям германского общества: а) рабочему классу  б) крестьянству  в) средним слоям

7.     Оцените результаты социально-экономической политики фашистов.

 

 

Занятие 4. ФАШИСТСКИЕ МОДЕЛИ В ЕВРОПЕ.

1.     Иберийский фашизм.

2.     Основные черты и особенности фашистских движений, не пришедших к власти.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Бессонов Б. Фашизм: идеология, политика. – М., 1985.

2.     Випперман В. Европейский фашизм в сравнении.- Новосибирск, 2000.

3.     Гарсия-Каселес К.К. Испанский фашизм: истоки и особенности. – М., 1989.

4.     История фашизма в Западной Европе. – М., 1978.

5.     Жигалов И.И. Фашизм в Англии между двумя мировыми войнами: генезис, характер, специфика. // Вопросы истории. – 1984. - № 1,2.

6.     Сориа Ж. Война и революция в Испании. – М.,1987. – Т.1-2.

7.     Фашизм и антидемократический режим в Европе. – М., 1978.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

Задание. Обрисуйте модели фашистских режимов и движений в Европе. Составьте схемы функционирования этих фашистских систем. Что общего и особенного было в этих моделях фашизма?

Материалы к теме11 семинарских занятий.

Из доклада Г. Димитрова  на VII Всемирном конгрессе  Коммунистического Интернационала 2 августа 1935 г.

1. ФАШИЗМ И РАБОЧИЙ КЛАСС

Товарищи!

Уже VI конгресс Коммунистического Интернационала предупреждал международный пролетариат о назрева­нии нового фашистского наступления и призывал к борь­бе против него. Конгресс указывал, что «в более или ме­нее развернутом виде фашистские тенденции и зароды­ши фашистского движения имеются почти всюду».В условиях разразившегося глубочайшего экономиче­ского кризиса, резкого обострения общего кризиса капи­тализма, революционизирования трудящихся масс фа­шизм перешел к широкому наступлению. Господствую­щая буржуазия все больше ищет спасения в фашизме в целях осуществления исключительных грабительских мер против трудящихся, подготовки хищнической импе­риалистической войны, нападения на Советский Союз, порабощения и раздела Китая и на основе всего этого — предотвращения революции. Империалистические круги пытаются переложить всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. Для этого им ну­жен фашизм.

Они стараются разрешить проблему рынков за счет порабощения слабых народов, увеличения колониаль­ного гнета и нового передела мира путем войны. Для это­го им нужен фашизм.

Они стремятся опередить нарастание сил революции путем разгрома революционного движения рабочих и крестьян и военного нападения на Советский Союз — оплот мирового пролетариата. Для этого им нужен фашизм.

В ряде стран, в частности в Германии, этим империа­листическим кругам удалось до решающего поворота масс к революции нанести поражение пролетариату и ус­тановить фашистскую диктатуру.

Но характерно для победы фашизма именно то обстоя­тельство, что эта победа, с одной стороны, свидетельст­вует о слабости пролетариата, дезорганизованного и па­рализованного раскольнической социал-демократической политикой классового сотрудничества с буржуазией, а с другой стороны, выражает слабость самой буржуазии, которая испытывает страх перед осуществлением единст­ва борьбы рабочего класса, страх перед революцией и уже не в состоянии удержать свою диктатуру над масса­ми старыми методами буржуазной демократии и парла­ментаризма.

Победу фашизма в Германии, говорил товарищ Ста­лин на XVII съезде Всесоюзной Коммунистической пар­тии (большевиков), «нужно рассматривать не только как признак слабости рабочего класса и результат измен со­циал-демократии рабочему классу, расчистившей дорогу фашизму. Ее надо рассматривать также, как признак сла­бости буржуазии, как признак того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламента­ризма и буржуазной демократии, ввиду чего она вынуж­дена прибегнуть во внутренней политике к террористиче­ским методам управления,— как признак того, что она не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики, ввиду чего она вынужде­на прибегнуть к политике войны».

Классовый характер фашизма

Фашизм у власти есть, товарищи, как правильно его охарактеризовал XIII пленум Исполкома Коммунистиче­ского Интернационала, открытая террористическая дик­татура наиболее реакционных, наиболее шовинистиче­ских, наиболее империалистических элементов финансо­вого капитала.

Самая реакционная разновидность фашизма — это фашизм германского типа. Он нагло именует себя национал-социализмом, не имея ничего общего с социализмом. Германский фашизм — это не только буржуазный нацио­нализм. Это звериный шовинизм. Это правительственная система политического бандитизма, система провокаций и пыток в отношении рабочего класса и революционных элементов крестьянства, мелкой буржуазии и интелли­генции. Это средневековое варварство и зверство. Это необузданная агрессия в отношении других народов и стран.

Германский фашизм выступает как ударный кулак международной контрреволюции, как главный поджига­тель империалистической войны, как зачинщик кресто­вого похода против Советского Союза великого отече­ства трудящихся всего мира.

Фашизм — это не форма государственной власти, ко­торая будто бы «стоит над обоими классами — пролета­риатом и буржуазией», как утверждал, например, Отто Бауэр. Это не «восставшая мелкая буржуазия, которая захватила государственную машину», как заявляет анг­лийский социалист Брейлсфорд. Нет. Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фа­шизм— это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим клас­сом и революционной частью крестьянства и интеллиген­ции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в са­мой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.

Необходимо особенно сильно подчеркивать этот под­линный характер фашизма, потому что маскировка соци­альной демагогией дала возможность фашизму увлечь за собой в ряде стран выбитые кризисом из колеи массы мелкой буржуазии и даже некоторые части наиболее от­сталых слоев пролетариата, которые никогда бы не по­шли за фашизмом, если бы понимали его действительный классовый характер, его настоящую природу.

Развитие фашизма и сама фашистская диктатура принимают в разных странах различные формы, в зави­симости от исторических, социальных и экономических условий, от национальных особенностей и международ­ного положения данной страны. В одних странах, преи­мущественно там, где у фашизма нет широкой массовой базы и где борьба отдельных группировок в лагере са­мой фашистской буржуазии достаточно сильна, фашизм не сразу решается ликвидировать парламент и

сохраняет

за другими буржуазными партиями, а также за социал-демократией известную легальность. В других странах, где господствующая буржуазия опасается близкого взры­ва революции, фашизм устанавливает свою неограничен­ную политическую монополию либо сразу, либо все бо­лее усиливая террор и расправу со всеми конкурирую­щими партиями и группировками. Это не исключает попыток фашизма в момент особого обострения своего положения расширить свою базу и, не меняя своей клас­совой сущности, сочетать открытую террористичес­кую диктатуру с грубой фальсификацией парламента­ризма.

Приход фашизма к власти •— это не обыкновенная за­мена одного буржуазного правительства другим, а смена одной государственной формы классового господства буржуазии — буржуазной демократии другой его фор­мой — открытой террористической диктатурой. Игнори­рование этого отличия было бы серьезной ошибкой, кото­рая помешала бы революционному пролетариату моби­лизовать самые широкие слои трудящихся города и де­ревни на борьбу против угрозы захвата фашистами вла­сти, а также использовать противоречия, существующие в лагере самой буржуазии. Но не менее серьезной и опас­ной ошибкой является недооценка того значения, которое имеют для установления фашистской диктатуры усили­вающиеся сейчас в странах буржуазной демократии реак­ционные мероприятия буржуазии, подавляющие демокра­тические свободы трудящихся, фальсифицирующие и уре­зывающие права парламента, усиливающие репрессии против революционного движения.

Нельзя, товарищи, представлять себе приход фашиз­ма к власти так упрощенно и гладко, будто какой-то ко­митет финансового капитала решает такого-то числа ус­тановить фашистскую диктатуру. В действительности фашизм приходит обыкновенно к власти во взаимной, подчас острой борьбе со старыми буржуазными партия­ми или с определенной частью их, в борьбе даже в самом фашистском лагере, которая иногда доходит до воору­женных столкновений, как это мы видели в Германии, Австрии и других странах. Все это, однако, не ослабля­ет значения того факта, что до установления фашистской диктатуры буржуазные правительства обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд реакционных мероприятий, помогающих непосредствен­но приходу фашизма к власти. Кто не борется на этих подготовительных этапах против реакционных мероприя­тий буржуазии и против нарастающего фашизма, тот не в состоянии помешать победе фашизма, а, наоборот, об­легчает ее.

Вожди социал-демократии затушевывали и скрывали от масс подлинный классовый характер фашизма и не звали к борьбе против усиливающихся реакционных ме­роприятий буржуазии. Они несут большую историческую ответственность за то, что в решительный момент фа­шистского наступления значительная часть трудящихся масс в Германии и ряде других фашистских стран не ви­дела в фашизме кровожаднейшего финансового хищни­ка, своего злейшего врага и что эти массы не были готовы к отпору.

В чем же источник влияния фашизма на массы? Фа­шизму удается привлечь массы потому, что он демагоги­чески апеллирует к их особенно наболевшим нуждам и запросам. Фашизм не только разжигает глубоко укоре­нившиеся в массах предрассудки, но он играет и на луч­ших чувствах масс, на их чувстве справедливости и ино­гда даже на их революционных традициях. Почему гер­манские фашисты, эти лакеи крупной буржуазии и смер­тельные враги социализма, выдают себя массам за «социалистов» и свой приход к власти изображают как «революцию»? Потому, что они стремятся эксплуа­тировать веру в революцию, тягу к социализму, кото­рые живут в сердцах широких трудящихся масс Гер­мании.

Фашизм действует в интересах крайних групп импе­риалистов, но выступает он перед массами под личиной защитника обиженной нации и взывает к оскорбленному национальному чувству, как, например, германский фа­шизм, увлекший за собою мелкобуржуазные массы ло­зунгом «против Версаля».

Фашизм стремится к самой безудержной эксплуата­ции масс, но подходит к ним с искусной антикапиталисти­ческой демагогией, эксплуатируя глубокую ненависть трудящихся к хищнической буржуазии, к банкам, трестам и финансовым магнатам и выставляя наиболее заманчи­вые для политически незрелых масс в данный момент лозунги: в Германии — «общее благо выше частного»; в Италии — «наше государство не капиталистическое, а корпоративное»; в Японии — «за Японию без эксплуата­ции»; в Соединенных Штатах — «за разделение богатст­ва» и т. д.

Фашизм отдает народ на растерзание наиболее кор­румпированным, продажным элементам, но выступает пе­ред ним с требованием «честной и неподкупной власти». Спекулируя на глубоком разочаровании масс правитель­ствами буржуазной демократии, фашизм лицемерно него­дует против коррупции (например, аферы Бармата и Склярека — Германия, аферы Стависского — Франция и ряд других).

Фашизм перехватывает в интересах самых реакцион­ных кругов буржуазии разочарованные, отходящие от старых буржуазных партий массы. Но он импонирует этим массам резкостью своих нападок на буржуазные правительства, непримиримостью своего отношения к ста­рым партиям буржуазии.

Превосходя своим цинизмом и лживостью все другие разновидности буржуазной реакции, фашизм приспособ­ляет свою демагогию к национальным особенностям каж­дой страны и даже к особенностям различных социаль­ных слоев в одной и той же стране. И массы мелкой буржуазии, даже часть рабочих, доведенные до отчаяния нуждой, безработицей и необеспеченностью своего суще­ствования, становятся жертвой социальной и шовинисти­ческой демагогии фашизма.

Фашизм приходит к власти как партия удара против революционного движения пролетариата, против находя­щихся в брожении народных масс, но он обставляет свой приход к власти как «революционное» движение против буржуазии от имени «всей нации» и за «спасение» нации (вспомним «поход» Муссолини на Рим, «поход» Пилсудского на Варшаву, национал-социалистскую «револю­цию» Гитлера в Германии и т. д.).

Но какие бы маски ни надевал на себя фашизм, в ка­ких бы формах он ни выступал, какими бы путями он ни приходил к власти,

фашизм это свирепейшее наступление капитала на трудящиеся массы;

фашизм это безудержный шовинизм и захватниче­ская война;

фашизм это бешеная реакция и контрреволюция; фашизм это злейший враг рабочего класса и всех трудящихся!

Неизбежна ли победа фашизма?

Почему и каким образом фашизм мог победить в неко­торых странах?

Фашизм — злейший враг рабочего класса и трудя­щихся. Фашизм — враг девяти десятых германского на­рода, девяти десятых австрийского народа, девяти деся­тых других народов фашистских стран. Как, каким обра­зом этот злейший враг мог победить?

Фашизм смог прийти к власти прежде всего потому, что рабочий класс вследствие политики классового со­трудничества с буржуазией, которую вели вожди соци­ал-демократии, оказался расколотым, политически и ор­ганизационно разоруженным перед лицом наступающей буржуазии. Коммунистические же партии были недо­статочно сильны, чтобы помимо и против социал-демокра­тии поднять массы и повести их на решительный бой против фашизма.

И в самом деле! Пусть миллионы социал-демократи­ческих рабочих, которые теперь вместе со своими комму­нистическими братьями испытывают на себе ужасы фа­шистского варварства, подумают серьезно: если бы ав­стрийский и германский пролетариат в 1918 году, когда вспыхнула революция в Германии и Австрии, не следовал за социал-демократическим руководством Отто Бауэра, Фридриха Адлера и Реннера в Австрии, Эберта и Шейдемана в Германии, а пошел бы по пути русских больше­виков, по пути Ленина, сейчас не было бы фашизма ни в Австрии, ни в Германии, ни в Италии, ни в Венгрии, ни в Польше, ни на Балканах. Не буржуазия, а рабочий класс был бы уже давно хозяином положения в Европе.

Возьмем, например, австрийскую социал-демократию. Революция 1918 года подняла ее на огромную высоту. Она имела власть в руках, она имела крепкие позиции в армии, в государственном аппарате. Опираясь на эти по­зиции, она могла в корне убить зарождающийся фашизм. Но она сдавала без сопротивления одну позицию рабоче­го класса за другой. Она позволила буржуазии укрепить свою власть, аннулировать конституцию, очистить госу­дарственный аппарат, армию и полицию от социал-демо­кратических функционеров, отнять у рабочих арсенал. Она позволяла фашистским бандитам безнаказанно уби­вать социал-демократических рабочих, приняла условия хюттенбергского пакта, открывшего фашистским эле­ментам доступ на предприятия. В то же время вожди со­циал-демократии морочили рабочих линцской програм­мой, где предвиделась альтернативная возможность вооруженного насилия над буржуазией и установления пролетарской диктатуры, заверяя их, что партия ответит призывом к генеральной забастовке и вооруженной борь­бе, если правящие классы применят насилие к рабочему классу. Как будто вся политика подготовки фашистского нападения на рабочий класс не была цепью насилий над ним, прикрытых конституционными формами? Даже на­кануне и во время февральских боев руководство авст­рийской социал-демократии оставило героически боров­шийся шуцбунд изолированным от широких масс и обрек­ло австрийский пролетариат на поражение.

Была ли неизбежна победа фашизма в Германии? Нет, ее мог предотвратить германский рабочий класс.

Но для этого он должен был добиться установления единого антифашистского пролетарского фронта, заста­вить вождей социал-демократии прекратить поход против коммунистов и принять неоднократные предложения компартии о единстве действий против фашизма.

Он должен был при наступлении фашизма и при по­степенной ликвидации буржуазией буржуазно-демократи­ческих свобод не удовлетворяться словесными резолю­циями социал-демократии, а отвечать подлинной массо­вой борьбой, затрудняющей осуществление фашистских планов германской буржуазии.

Он должен был не допустить запрещения правитель­ством Брауна — Зеверинга Союза красных фронтовиков, а установить между ним и почти миллионным рейхсбаннером боевой контакт и заставить Брауна и Зеверинга вооружить и тот и другой для отпора и разгрома фаши­стских банд.

Он должен был вынудить лидеров социал-демократии, возглавлявших   правительство  Пруссии,   принять  меры обороны против фашизма, арестовать фашистских вож­дей, закрыть их печать, конфисковать их материальные средства и средства капиталистов, субсидировавших фа­шистское движение, распустить фашистские организации, отнять у них оружие и т. д.

Далее, он должен был добиться восстановления и рас­ширения всех видов социальной помощи и установления моратория и пособий для крестьян, разоряющихся под влиянием кризисов, за счет обложения банков и трестов, и таким образом обеспечить себе поддержку трудящего­ся крестьянства. Это не было сделано по вине социал-де­мократии Германии, и поэтому фашизм сумел победить.

Должны ли были буржуазия и дворяне неизбежно вос­торжествовать в Испании — в стране, где так выгодно сочетаются силы пролетарского восстания с крестьянской войной?

Испанские социалисты были в правительстве с первых дней революции. Установили ли они боевой контакт меж­ду рабочими организациями всех политических направле­ний, включая коммунистов и анархистов, сплотили ли ра­бочий класс в единую профсоюзную организацию? Потре­бовали ли они конфискации всех помещичьих, церковных, монастырских земель в пользу крестьян, чтобы завоевать последних на сторону революции? Попытались ли они бо­роться за национальное самоопределение каталонцев, басков, за освобождение Марокко? Провели ли они чист­ку армии от монархических и фашистских элементов, под­готовив ее переход на сторону рабочих и крестьян? Рас­пустили ли они ненавистную народу гражданскую гвар­дию— палача всех народных движений? Ударили ли они по фашистской партии Хиль Роблеса, по могуществу ка­толической церкви? Нет, ничего этого они не сделали. Они отвергали многократные предложения коммунистов о единстве действий против наступления буржуазно-по­мещичьей реакции и фашизма. Они проводили избира­тельные законы, которые позволили реакции завоевать большинство в кортесах (парламенте), законы, карающие народные движения, законы, по которым судят сейчас ге­роических астурийских горняков. Они расстреливали ру­ками гражданской гвардии крестьян, боровшихся за зем­лю, и т. д.

Так социал-демократия расчищала фашизму дорогу к власти и в Германии, и в Австрии, и в Испании, дезорга­низуя и раскалывая ряды рабочего класса.

Товарищи, фашизм победил также потому, что пролетариат оказался изолированным от своих естественных соратников. Фашизм победил потому, что ему удалось ув­лечь за собой большие массы крестьянства, вследствие того что социал-демократия от имени рабочего класса проводила, по сути дела, антикрестьянскую политику. Крестьянин видел у власти ряд социал-демократических правительств, которые в его глазах олицетворяли власть рабочего класса, но ни одно из них не разрешило кресть­янской нужды, ни одно из них не дало земли крестьянст­ву. Социал-демократия в Германии не тронула помещи­ков; она противодействовала забастовкам сельскохозяй­ственных рабочих, и в результате сельскохозяйственные рабочие в Германии еще задолго до прихода Гитлера к власти покидали реформистские профсоюзы и в большин­стве случаев переходили в «Стальной шлем» и к нацио­нал-социалистам.

Фашизм победил и потому, что ему удалось проник­нуть в ряды молодежи, в то время как социал-демокра­тия отвлекала рабочую молодежь от классовой борьбы, а революционный пролетариат не развернул среди молоде­жи необходимой воспитательной работы и не уделял до­статочного внимания борьбе за ее специфические интере­сы и запросы. Фашизм уловил особо острую у молодежи потребность боевой активности и завлек значительную часть ее в свои боевые отряды. Новое поколение мужской и женской молодежи не прошло через ужасы войны. Оно испытывает на своих плечах всю тяжесть экономического кризиса, безработицы и распада буржуазной демократии. Не видя перспектив на будущее, значительные слои мо­лодежи оказались особенно восприимчивыми к фашист­ской демагогии, рисовавшей им заманчивое будущее при победе фашизма.

В этой связи мы не можем также пройти мимо ряда ошибок коммунистических партий, ошибок, которые тор­мозили нашу борьбу против фашизма. В наших рядах имела место недопустимая недооценка фашистской опас­ности, которая и до сих пор не везде ликвидирована. Такого рода установки, которые имелись раньше в наших партиях, что «Германия — не Италия»,— в том смысле, что фашизм мог победить в Италии, но его победа в Гер­мании исключена, потому что это промышленно высоко­развитая, высококультурная, имеющая сорокалетние тра­диции рабочего движения страна, где фашизм невозмо­жен; или такого рода установки, которые имеются ныне, что в странах  «классической»  буржуазной  демократии нет почвы для фашизма,— такие установки могли и могут способствовать снижению бдительности в отношении фа­шистской опасности и затруднить мобилизацию проле­тариата на борьбу против фашизма.

Можно привести также немало случаев, когда комму­нисты были захвачены врасплох фашистским переворо­том. Вспомните Болгарию, где руководство нашей партии заняло «нейтральную», а по сути дела, оппортунистиче­скую позицию в отношении переворота 9 июня 1923 года; Польшу, где в мае 1926 года руководство коммунистиче­ской партии, неверно оценив движущие силы польской революции, не сумело разглядеть фашистский характер переворота Пилсудского и плелось в хвосте событий; Финляндию, где партия исходила из неправильного пред­ставления о медленной, постепенной фашизации и про­глядела подготовляемый руководящей группой буржуа­зии фашистский переворот, который застал партию и ра­бочий класс врасплох.

Когда национал-социализм уже стал грозным массо­вым движением в Германии, нашлись товарищи, для ко­торых правительство Брюнинга было уже правительством фашистской диктатуры и которые чванливо заявляли: «Если гитлеровский «третий райх» когда-нибудь насту­пит, так только на полтора метра под землей, а над ней — победившая рабочая власть».

Наши товарищи в Германии долго недоучитывали ущемленное национальное чувство и возмущение масс против Версаля, пренебрежительно относились к колеба­ниям крестьянства и мелкой буржуазии, запоздали с про­граммой социального и национального освобождения, а когда выставили ее, то не сумели применить ее к конкрет­ным потребностям и уровню масс, не сумели даже широ­ко популяризировать ее в массах.

В ряде стран необходимое развертывание массовой борьбы против фашизма подменялось бесплодным резо­нерством о характере фашизма «вообще» и сектантской узостью в отношении постановки и разрешения актуаль­ных политических задач партии.

Товарищи, мы говорим о причинах победы фашизма, мы указываем на историческую ответственность соци­ал-демократии за поражение рабочего класса, мы отме­чаем и наши собственные ошибки в борьбе с фашизмом не просто потому, что хотим копаться в прошлом. Мы — не оторванные от жизни историки; мы, боевые деятели рабочего класса, обязаны ответить  на  вопрос, который мучает миллионы рабочих: можно ли и каким путем предотвратить победу фашизма? И мы отвечаем этим миллионам рабочих: да, товарищи, фашизму преградить дорогу можно. Это вполне возможно. Это зависит от нас самих — от рабочих, крестьян, всех трудящихся.

Предотвращение победы фашизма зависит прежде всего от боевой активности самого рабочего класса, от сплочения его сил в единую борющуюся против наступ­ления капитала и фашизма боевую армию. Пролетариат, установив свое боевое единство, парализовал бы воздей­ствие фашизма на крестьянство, мелкую городскую бур­жуазию, на молодежь и интеллигенцию, сумел бы одну часть их нейтрализовать, другую — перетянуть на свою сторону.

Во-вторых, это зависит от наличия сильной революци­онной партии, правильно руководящей борьбой трудя­щихся против фашизма. Партия, которая систематически зовет рабочих к отступлению перед фашизмом и позволя­ет фашистской буржуазии укреплять свои позиции,— та­кая партия неизбежно приведет рабочих  к поражению.

В-третьих, это зависит от правильной политики рабо­чего класса в отношении крестьянства и мелкобуржуаз­ных масс города.  Эти массы нужно брать такими, какие они есть, а не такими, какими мы их хотели бы видеть. Только в процессе борьбы они будут изживать свои сом­нения и колебания, только при терпеливом отношении к их неизбежным колебаниям и при политической помощи пролетариата они будут подыматься на более высокую ступень революционного сознания и активности.

В-четвертых, это зависит от бдительности и своевре­менных действий революционного пролетариата. Не дать фашизму застигнуть себя врасплох, не предоставлять ему инициативы, наносить ему решающие удары, пока он не сумел еще собрать своих сил, не позволить ему укрепить­ся, давать ему отпор на каждом шагу, где он проявляет­ся, не допускать завоевания им новых позиций, как это пытается с успехом делать французский пролетариат.

Вот главнейшие условия для предупреждения роста фашизма и его прихода к власти.

Источник: Г. Димитров. Избранные произведения. – М.,1983, т.2., с.63-77.

Бенито Муссолини

Доктрина фашизма

Глава первая

ОСНОВНЫЕ ИДЕИ

1. Философия фашизма.

Как всякая цельная политическая концепция, фашизм есть одновременно действие и мысль: действие, которому присуща доктрина, и доктрина, которая, возникнув на основе данной системы исторических сил, включается в последнюю и затем действует качестве внутренней силы.

Поэтому эта концепция имеет форму, соответствующую обстоятельствам места и времени, но вместе с тем обладает идейным содержанием, возвышающим ее до значения истины в истории высшей мысли.2

Нельзя действовать духовно на внешний мир в области велений человеческой воли, без понимания преходящей и частичной реальности, подлежащей воздействию, и реальности вечной и универсальной, в коей первая имеет свое бытие и жизнь.

Чтобы знать людей нужно знать человека, а чтобы знать человека, нужно знать реальность и ее законы. Не существует понятия государства, которое, в основе, не было бы понятием жизни. Это есть философия или интуиция, идейная система, развивающаяся в логическую конструкцию или выражающаяся в видении или в вере, но это всегда, по крайней мере, в возможности, органичное учение о мире.

2. Духовное понятие жизни.

Таким образом, фашизм не понять во многих его практических проявлениях, как партийную организацию, как воспитательную систему, как дисциплину, если не рассматривать его в свете общего понимания жизни, т.е. понимания духовного.3

Мир для фашизма есть мир не только материальный, манифестирующий себя лишь внешне, в котором человек, являющийся независимым индивидом, отдельным от всех других, руководится естественным законом, инстинктивно влекущим его к эгоистической жизни и минутному наслаждению.

Для фашизма человек это индивид, единый с нацией, Отечеством, подчиняющийся моральному закону, связующему индивидов через традицию, историческую миссию, и парализующему жизненный инстинкт, ограниченный кругом мимолетного наслаждения, чтобы в сознании долга создать высшую жизнь, свободную от границ времени и пространства. В этой жизни индивид путем самоотрицания, жертвы частными интересами, даже подвигом смерти осуществляет чисто духовное бытие, в чем и заключается его человеческая ценность.

 

3. Позитивное понятие жизни как борьбы.

Итак, фашизм есть духовная концепция, возникшая также из общей реакции века против ослабляющего материалистического позитивизма 19-го века. Концепция антипозитивистская, но положительная; не скептическая, не агностическая, не пессимистичная, не пассивно оптимистическая, каковыми являются вообще доктрины (все негативные), полагающие центр жизни вне человека, который может и должен свей свободной волей творить свой мир.

Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть. Он понимает жизнь, как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения. Это верно как для отдельного человека, так и для нации и для человечества вообще.

Отсюда высокая оценка культуры во всех ее формах (искусство, религия, наука) и величайшее значение воспитания. Отсюда же основная ценность труда, которым человек побеждает природу и создает собственный мир (экономический, политический, моральный, интеллектуальный).5

4. Моральное понятие жизни.

Это положительное понимание жизни есть, очевидно, понимание этическое. Оно объемлет всю реальность, а не только человека, властвующего над ней. Нет действия не подчиненного моральной оценке; нет ничего в мире, что могло бы быть лишено своей моральной ценности.

Поэтому фашист представляет себе жизнь серьезной, суровой, религиозной, полностью включенной в мир моральных и духовных сил. Фашист презирает "удобную жизнь".

 

5. Религиозное понятие жизни.

Фашизм концепция религиозная; в ней человек рассматривается в его имманентном отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида делает его сознательным участником духовного общения. Кто в религиозной политике фашистского режима останавливается на чисто оппортунистических соображениях, тот не понял, что фашизм, будучи системой правительства, также и прежде всего, есть система мысли.

 

6. Этическое и реалистическое понятие жизни.

Фашизм концепция историческая, в которой человек рассматривается исключительно, как активный участник духовного процесса в семейной и социальной группе, в нации и в истории, где сотрудничают все нации. Отсюда огромное значение традиции в воспоминаниях, языке, обычаях, правилах социальной жизни8.

Вне истории человек ничто. Поэтому фашизм выступает против всех индивидуалистических на материалистической базе абстракций 19-го века; он против всех утопий и якобинских новшеств. Он не верит в возможность "счастья" на земле, как это было в устремлениях экономической литературы 18-го века, и поэтому он отвергает все телеологические учения, согласно которым в известный период истории возможно окончательное устроение человеческого рода. Последнее равносильно поставлению себя вне истории и жизни, являющейся непрерывным течением и развитием.

Политически фашизм стремится быть реалистической доктриной; практически он желает разрешить только задачи, которые ставит сама история, намечающая или предуказывающая их решение. 9 Чтобы действовать среди людей, как и в природе, нужно вникнуть в реальный процесс и овладеть действующими силами 10.

 

7. Анитииндивидуализм и свобода.

Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании 11.

Фашизм против классического либерализма, возникшего из необходимости реакции против абсолютизма и счерпавшего свою задачу, когда государство превратилось в народное сознание и волю. Либерализм отрицал государство в интересах отдельного индивида; фашизм утверждает государство, как истинную реальность индивида 12.

Если свобода должна быть неотъемлемым свойством реального человека, а не абстрактной марионетки, как его представлял себе индивидуалистический либерализм, то фашизм за свободу. Он за единственную свободу, которая может быть серьезным фактом, именно за свободу государства и свободу индивида в государстве 13. И это потому, что для фашиста все в государстве и ничто человеческое или духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства. В этом смысле фашизм тоталитарен и фашистское государство, как синтез и единство всех ценностей, истолковывает и развивает всю народную жизнь, а также усиливает ее ритм 14.

 

8. Антисоциализм и корпоративизм.

Вне государства нет индивида, нет и групп (политических партий, обществ, профсоюзов, классов) 15. Поэтому фашизм против социализма, который историческое развитие сводит к борьбе классов и не признает государственного единства, сливающего классы в единую экономическую и моральную реальность; равным образом фашизм против классового синдикализма.

Но в пределах правящего государства фашизм признает реальные требования, из которых берут начало социалистическое и профсоюзное движения, и реализует их в корпоративной системе интересов, согласованных в единстве государства 16.

 

9. Демократия и нация.

Индивиды составляют: классы соответственно категориям интересов, профсоюзы - соответственно различным, объединенным общим интересом сферам экономической деятельности но прежде и главнее всего они составляют государство. Последнее не является числом в виде суммы индивидов, образующих большинство народа. Поэтому фашизм против демократии, приравнивающей народ к большинству, и снижающей его до уровня многих 17.

Но он сам является настоящей формой демократии, если народ понимать, как должно, качественно, а не количественно, т.е. как наиболее мощную, моральную, истинную и последовательную идею. Эта идея осуществляется в народе через сознание и волю немногих, даже одного, и, как идеал, стремится осуществить в сознании и воле всех 18.

Именно тех, кто сообразно этнической природе и истории, образует нацию, будучи направляемы единым сознанием и волей по одной линии развития и духовного склада.

Нация не есть раса, или определенная географическая местность, но длящаяся в истории группа, т.е. множество, объединенное одной идеей, каковая есть воля к существованию и господству, т.е. самосознание, следовательно, и личность 19.

 

10. Понятие государства.

Эта высшая личность есть нация, поскольку она является государством. Не нация создает государство, как это провозглашает старое натуралистическое понимание, легшее в основу национальных государств 19-го века. Наоборот, государство создает нацию, давая волю, а следовательно, эффективное существование народу, сознающему собственное моральное единство.

Право нации на независимость проистекает не из литературного и идейного сознания собственного существования, и тем меньше из фактического более или менее бессознательного и бездеятельного состояния, но из сознания активного, из действующей политической воли, способной доказать свое право, т.е. из своего рода государства уже in fieri. Государство, именно как универсальная этическая воля, является творцом права 20.

 

11. Этическое государство.

Нация, в форме государства, есть этическая реальность, существующая и живущая, поскольку она развивается. Остановка в развитие есть смерть. Поэтому государство есть не только правящая власть, дающая индивидуальным волям форму закона и создающая ценность духовной жизни, оно есть также сила, осуществляющая во вне свою волю, и заставляющая признавать и уважать себя, т.е. фактически доказывающая свою универсальность во всех необходимых проявлениях своего развития 21. Отсюда организация и экспансия, хотя бы в возможности. Таким образом, государственная воля уравнивается по природе с человеческой волей, не знающей в своем развитии пределов и доказывающей своим осуществлением собственную бесконечность 22.

 

12. Содержание государства.

Фашистское государство, высшая и самая мощная форма личности, есть сила, но сила духовная. Она синтезирует все формы моральной и интеллектуальной жизни человека. Поэтому государство невозможно ограничить задачами порядка и охраны, как этого хотел либерализм. Это не простой механизм, разграничивающий сферы предполагаемых индивидуальных свобод.

Государство есть внутренняя форма и норма, дисциплинирующая всю личность и охватывающая, как ее волю, так и разум. Его основное начало главное вдохновение человеческой личности, живущей в гражданском обществе, проникает в глубину, внедряется в сердце действующего человека, будь он мыслитель, артист или ученый: это душа души.

 

13. Авторитет.

В результате фашизм не только законодатель и создатель учреждений, но воспитатель и двигатель духовной жизни. Он стремится переделать не форму человеческой жизни, но ее содержание, самого человека, характер, веру.

Для этой цели он стремится к дисциплине и авторитету, проникающему дух человека и в нем бесспорно властвующему. Поэтому его эмблема ликторская связка, - символ единения, силы и справедливости.

 

Глава вторая

ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА

1. Происхождение доктрины.

Когда в далекий теперь месяц март 1919 года, через газету "Il Popolo d'Italia", я созвал в Милане оставшихся участников войны, следовавших за мной момента учреждения дружин (fascio) революционного действия, что произошло в январе 1915 года, - я в мыслях не имел никакого конкретного доктринального плана.

Живой опыт я сохранил от одной доктрины, именно социализма, за время от 1903/4 года до зимы 1914 г. - около десяти лет. В этом опыте я постиг и подчинение и главенство, но он не представлял собой опыта доктринального. И в этот период моя доктрина была доктриной действия. С 1905 года не существовало больше единой, всеми признаваемой социалистической доктрины. Тогда в Германии началось ревизионистское движение, с Бернштейном во главе, а по контрасту в смене тенденций, образовалось лево-революционное движение, которое в Италии не пошло дальше слов, между тем, как в русском социализме оно стало прелюдией большевизма.

Реформизм, революционизм, центризм, - не осталось и отзвуков ото всей этой терминологии, между тем, как в мощном потоке фашизма вы найдете струи, берущие начала от Сореля, Пеги, Лагарделя из Mouvement Socialiste, и от которых когорты Итальянских синдикалистов, которые между 1904 и 1914 годами с Pagani Libere - Оливетти, La lupa - Орано, Divenire Sociale -Генриха Леоне привнесли новую ноту в обиход итальянского социализма, уже расслабленного и захлороформированного блудодействием Джиоллитти.

По окончании войны в 1919 году, социализм, как доктрина, был мертв; он существовал лишь в форме ненависти и имел еще одну возможность, особенно в Италии, отомстить тем, кто желал войны и кто должен ее "искупить".

"Il Popolo d'Italia" печатала в подзаголовке: "Ежедневник участников войны и производителей". Слово "производитель" было уже показателем умственного направления. Фашизм не был во власти заранее за столом выработанной доктрины; он родился из потребности действия и был действием; он не был партией, но в первые два года он был антипартией - движением. Имя, данное мной организации, определяло ее характер.

Во всяком случае, кто перечтет на помятых уже страницах той эпохи, отчет об учредительном собраний итальянских боевых дружин (fascio), тот не найдет доктрины, а только ряд положений, предвосхищений, намеков, которые впоследствии, через несколько лет, освобожденные от неизбежного нароста преходящего, должны были развиться в ряд доктринальных установок, превращающих фашизм в самостоятельную политическую доктрину по отношению ко всем другим, прошлым и современным.

"Если буржуазия", говорил я тогда, "надеется найти в нас громоотвод, она ошибается. Мы должны идти навстречу труду... Мы хотим приучить рабочий класс к искусству управления, даже, чтобы только убедить его, что вовсе не легко вести вперед промышленность или торговлю... Мы будем бороться с техническим и духовным ретроградством... Перед открывающимся наследством после существующего строя мы не должны быть трусами. Мы должны торопится! Если строй будет преодолен, мы должны занять его место. Право наследования принадлежит нам, ибо мы подвигли страну на войну и мы повели ее к победе. Настоящее политическое представительство нас не удовлетворяет, мы хотим прямого представительства отдельных интересов. Против этой программы можно сказать, что это возврат к корпорациям. Не важно!... Я хотел бы, чтобы собрание приняло с экономической точки зрения требования национального синдикализма".

Разве не удивительно, что с первого дня собрания на площади Святой Гробницы звучит слово "корпорация", которая в ходе революции должна обозначать одно из законодательных и социальных творений, лежащих в основе режима?

 

2. Развитие доктрины.

Годы, предшествовавшие походу на Рим, были годами, когда необходимость действия не допускала исследования и подробных доктринальных разработок. Шли битвы в городах и деревнях. Спорили, но, что более свято и значительно, умирали. Умели умирать. Разработанная с подразделением на главы и параграфы и с тщательным обоснованием доктрина могла отсутствовать; для ее замены имелось нечто более определенное: вера...

Однако, кто восстановит прошлое по массе книг, статей, постановлений конгрессов, больших и малых речей, кто умеет исследовать и выбирать, тот найдет, что в пылу борьбы основы доктрины были набросаны. Именно в эти годы фашистская мысль вооружается, заостряется и формируется.

Разрешались проблемы индивида и государства; проблемы авторитета и свободы; политические, социальные и особенно национальные проблемы; борьба против либеральных, демократических, социальных, масонских, народно-католических (popolari) доктрин велась одновременно с "карательными экспедициями".

Но так как отсутствовала "система", то противники недобросовестно отрицали всякую доктринальную способность фашизма, а между тем, доктрина создавалась, м.б., бурно, сначала под видом буйного и догматического отрицания, как это бывает со всеми возникающими идеями, а затем в форме положительной конструкции, находящей свое воплощение последовательно в 1926, 1927 и 1928 годах в законах и учреждениях режима.

Ныне фашизм отчетливо обособлен не только, как режим, но и как доктрина. Это положение должно быть истолковано в том смысле, что ныне фашизм, критикуя себя самого и других, имеет собственную самостоятельную точку зрения, а следовательно и линию направления, во всех проблемах, которые материально или духовно мучают народы мира.

 

3. Против пацифизма: война и жизнь как долг.

Прежде всего фашизм не верит в возможность и пользу постоянного мира, поскольку в общем дело касается будущего развития человечества, и оставляются в стороне соображения текущей политики. Поэтому он отвергает пацифизм, прикрывающий отказ от борьбы и боязнь жертвы.

Только война напрягает до высшей степени все человеческие силы и налагает печать благородства на народы, имеющие смелость предпринять таковую. Все другие испытания являются второстепенными, так как не ставят человека перед самим собой в выборе жизни или смерти. Поэтому доктрина, исходящая из предпосылки мира, чужда фашизму.

Также чужды духу фашизма все интернациональные организации общественного характера, хотя они ради выгоды при определенных политических положениях могут быть приняты. Как показывает история, такие организации могут быть развеяны по ветру, когда идейные и практические чувства взбаламучивают сердца народов.

Этот анти-пацифистский дух фашизм переносит и в жизнь отдельных индивидов. Гордое слово дружинника "Меня не запугать" (me ne frego), начертанное на повязке раны, есть не только акт стоической философии, не только вывод из политической доктрины; это есть воспитание к борьбе, принятие риска, с ней соединенного; это есть новый стиль итальянской жизни.

Таким образом фашист принимает и любит жизнь; он отрицает и считает трусостью самоубийство; он понимает жизнь, как долг совершенствования, завоевания. Жизнь должна быть возвышенной и наполненной, переживаемой для себя самого, но главное для других, близких и далеких, настоящих и будущих.

 

4. Демографическая политика и наш "ближний".

Демократическая политика режима вывод из этих предпосылок.

Фашист любит своего ближнего, но этот "ближний" не есть для него смутное и неуловимое представление; любовь к ближнему не устраняет необходимой воспитывающей суровости и тем более разборчивости и сдержанности в отношениях.

Фашист отвергает мировые объятия и, живя в общении с цивилизованными народами, он не дает обмануть себя изменчивой и обманчивой внешностью; бдительный и недоверчивый он глядит им в глаза и следит за состоянием их духа и за сменой их интересов.

 

5. Против исторического материализма и классовой борьбы.

Подобное понимание жизни приводит фашизм к решительному отрицанию доктрины, составляющей основу, так называемого, научного социализма Маркса; доктрины исторического материализма, согласно которой история человеческой цивилизации объясняется исключительно борьбой интересов различных социальных групп и изменениями средств и орудий производства.

Никто не отрицает, что экономические факторы - открытие сырьевых ресурсов, новые методы работы, научные изобретения - имеют свое значение, но абсурдно допускать, что их достаточно для объяснения человеческой истории без учета других факторов.

Теперь и всегда фашизм верит в святость и героизм, т.е. в действия, в которых отсутствует всякий - отдаленный или близкий - экономический мотив.

Отринув исторический материализм, согласно которому люди представляются только статистами истории, появляющимися и скрывающимися на поверхности жизни, между тем, как внутри движутся и работают направляющие силы, фашизм отрицает постоянную и неизбежную классовую борьбу, естественное порождение подобного экономического понимания истории, и прежде всего он отрицает, что классовая борьба является преобладающим элементом социальных изменений.

После крушения этих двух столов доктрины от социализма не остается ничего, кроме чувствительных мечтаний, - старых, как человечество, - о социальном существовании, при котором будут облегчены страдания и скорби простого народа. Но и тут фашизм отвергает понятие экономического "счастья", осуществляющегося в данный момент экономической эволюции социалистически, как бы автоматически обеспечивая всем высшую меру благосостояния. Фашизм отрицает возможность материалистического понимания "счастья" и предоставляет его экономистам первой половины 18 века, т.е. он отрицает равенство: - "благосостояние-счастье", что превратило бы людей в скотов, думающих об одном быть довольными и насыщенными, т.е. ограниченными простой и чисто растительной жизнь.

 

6. Против демократических идеологий.

После социализма фашизм борется со всем комплексом демократических идеологий, отвергая их или в их теоретических предпосылках, или в их практических применениях и построениях.

Фашизм отрицает, что число, просто как таковое, может управлять человеческим обществом; он отрицает, что это число посредством периодических консультаций может править; он утверждает, что неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей, которые не могут быть уравнены механическим и внешним фактом, каковым является всеобщее голосование.

Можно определить демократические режимы ем, что при них, время от времени, народу дается иллюзия собственного суверенитета, между тем как действительный, настоящий суверенитет покоится на других силах, часто безответственных и тайных. Демократия это режим без короля, но с весьма многочисленными, часто более абсолютными, тираническими и разорительными королями, чем единственный король, даже если он и тиран.

Вот почему фашизм, занимавший до 1922 года, в виду преходящих соображений, республиканскую, в тенденции, позицию, перед Походом на Рим от нее отказался в убеждении, что ныне вопрос о политической форме государства не является существенным и что при изучении образцов бывших и настоящих монархий или республик явствует, что монархия и республика не должны обсуждаться под знаком вечности, но представляют собой формы, в коих выявляются политическая эволюция, история, традиция и психология определенной страны.

Теперь фашизм преодолел противопоставление "монархия - республика", в котором завяз демократизм, отягощая первую всеми недостатками и восхваляя последнюю, как совершенный строй. Теперь видно что бывают по существу реакционные и абсолютные республики и монархии, приемлющие самые смелые политические и социальные опыты.

 

7. Ложь демократии.

В одном из своих "философских размышлений" Ренан, имевший предфашистские просветы, говорит: "разу, знание - продукты человечества, но это химера - желать разума непосредственно для народа и через народ".

"Для существования разума вовсе нет необходимости, чтобы он был общим достоянием. Во всяком случае, если бы подобное приобщение к разуму, нужно было проделать, не следует его начинать с низшей демократии, которая привела бы к уничтожению всякой труднодостижимой культуры и всякой высшей дисциплины"

"Принцип, что общество существует только для благополучия и свободы индивидов, его составляющих, не представляется согласным с планами природы, где принимается во внимание только вид, а индивид приносится в жертву. Нужно весьма опасаться, что последним словом так называемой (спешу прибавить, что ее можно понимать и иначе) демократии станет такое социальное общество, в котором выродившаяся масса будет заниматься одним: предаваться гнусным наслаждениям грубого человека".

Так говорит Ренан. Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности и миф счастья и неограниченного прогресса. Но, если демократию можно понимать иначе, т.е. если демократия обозначает: не загонять народ на задворки государства, то автор этих строк может определить фашизм, как "организованную, централизованную и авторитарную демократию".

 

8. Против либеральных доктрин.

По отношению к либеральным доктринам фашизм находится в безусловной оппозиции, как в области политики, так и экономики. В целях текущей полемики не следует преувеличивать значение либерализма в прошлом век и делать из одной из многочисленных доктрин, расцветших в том столетии, религию человечества для всех времен, настоящих и будущих.

Либерализм процветал лишь в течение 15-ти лет. Он родился в 1830 году, как реакция против Священного Союза, желающего отодвинуть Европу к 1789-ым годам, и имел свой год особого блеска, именно 1848-ой, когда даже папа Пий 9-ый был либералом.

Сразу же за этим начался упадок. Если 1848-ой год был годом света и поэзии, то 1849-ый стал годом мрака и трагедии. Римская республика была убита другой, а именно Французской республикой. В том же году Маркс выпустил евангелие социалистической религии в виде знаменитого коммунистического манифеста. В 1851 году Наполеон III совершает нелиберальный государственный переворот и царствует над Францией до 1870 года, когда он был низвергнут народным восстанием, но вследствие военного поражения, считающегося в истории одним из самых крупных. Победил Бисмарк, никогда не знавший, где господствует религия свободы, и какие пророки ей служат.

Симптоматично, что немецкий народ, народ высшей культуры, в течение 19-го века совершенно не знал религии свободы. Она проявилась только в переходный период, в виде так называемого "смешного парламента" во Франкфурте, просуществовавшего один сезон.

Германия достигла своего национального единства вне либерализма, против либерализма, доктрины, чуждой немецкой душе, душе исключительно монархической, между тем как либерализм есть логически и исторически преддверие анархии. Этапы немецкого объединения, это три войны 1864, 1866 и 1870 годов, ведомые такими либералами, как Мольтке и Бисмарк.

Что касается Итальянского объединения, то либерализм привнес в него абсолютно меньшую долю, чем Маццини и Гарибальди, которые не были либералами. Без вмешательства нелиберального Наполеона мы не имели бы Ломбардии; и без помощи нелиберального Бисмарка при Садовой и Седане, весьма возможно, мы не имели бы в 1866 г. Венеции и в 1870 г. не вошли бы в Рим.

С 1870 по 1915 г. идет период, когда сами жрецы нового исповедания признают наступление сумерек своей религии, - побиваемой в литературе декадентством, в практике активизмом; т.е. национализмом, футуризмом, фашизмом.

Накопив бесконечное количество гордиевых узлов, либеральный век пытается выпутаться через гекатомбу мировой войны. Никогда никакая религия не налагал такой громадной жертвы. Боги либерализма жаждут крови? Теперь либерализм закрывает свои опустевшие храмы, так как народы чувствуют, что его агностицизм в экономике, его индифферентизм в политике и в морали ведут государство к верной гибели, как это уже было раньше.

Этим объясняется, что все политические опыты современного мира - антилиберальны, и чрезвычайно смешно поэтому исключить их из хода истории. Как будто история является охотничьим парком, отведенным для либерализма и его профессоров, а либерализм есть окончательное непреложное слово цивилизации.

 

9. Фашизм не пятится назад.

Фашистское отрицание социализма, демократии, либерализма не дает, однако, права думать, что фашизм желает отодвинуть мир ко времени до 1789 года, который считается началом демо-либерального века.

Нет возврата к прошлому! Фашистская доктрина не избирала своим пророком де-Местра. Монархический абсолютизм отжил свое, и также, пожалуй всякая теократия. Как отжили свой век феодальные привилегии и разделение на "замкнутые", не сообщающиеся друг с другом касты. Фашистское понятие о власти не имеет ничего общего с полицейским государством. Партия, управляющая тоталитарно нацией, факт новый в истории. Всякие соотношения и сопоставления невозможны.

Из обломков либеральных, социалистических и демократических доктрин фашизм извлекает еще ценные и жизненные элементы. Он сохраняет так называемые завоевания истории и отвергает все остальное, т.е. понятие доктрины, годной для всех времен и народов. Допустим, что 19-ый век был веком социализма, демократии и либерализма; однако это не значит, что и 20-ый век станет веком социализма, демократии и либерализма. Политические доктрины проходят, народы остаются. Можно предположить, что этот век будет веком авторитета, веком "правого" направления, фашистским веком. Если 19-ый век был веком индивида (либерализм равнозначен с индивидуализмом), то можно предположить, что этот век будет веком "коллектива", следовательно веком государства.

Совершенно логично, что новая доктрина может использовать еще жизненные элементы других доктрин. Ни одна доктрина не рождается целиком новой, никогда не виданной и неслыханной. Ни одна доктрина не может похвастаться абсолютной оригинальностью. Всякая, хотя бы исторически, связана с другими бывшими и будущими доктринами. Так научный социализм Маркса связан с утопическим социализмом Фурье, Оу’на, Сен-Симона. Так либерализм 19-го века связан с иллюминизмом 18-го века. Так демократические доктрины связаны с Энциклопедией.

Всякая доктрина стремится направить деятельность людей к определенной цели, но человеческая деятельность в свою очередь воздействует на доктрину, изменяет ее, приспосабливает к новым потребностям или преодолевает ее. Поэтому сама доктрина должна быть не словоупражнением, а жизненным актом. В этом прагматическая окраска фашизма, его воля к мощи, стремление к бытию. Отношение к факту "насилия" и значению последнего.

 

10. Ценность и миссия государства.

Основное положение фашистской доктрины это учение о государстве, его сущности, задачах и целях. Для фашизма государство представляется абсолютом, по сравнению с которым индивиды и группы только "относительное". Индивиды и группы "мыслимы" только в государстве. Либеральное государство не управляет игрой и материальным и духовным развитием коллектива, а ограничивается учетом результатов.

Фашистское государство имеет свое сознание, свою волю, поэтому и называется государством "этическим". В 1929-ом году на пятилетнем собрании режима я сказал: "Для фашизма государство не ночной сторож, занятый только личной безопасностью граждан также не организация с чисто материалистическими целями для гарантии известного благосостояния и относительного спокойствия социального сосуществования, для осуществления чего было бы достаточно административного совета; и даже не чисто политическое создание без связи с ложной материальной реальностью жизни отдельных людей и целых народов".

"Государство, как его понимает и осуществляет фашизм, является фактом духовным и моральным, так как оно выявляет собой политическую, юридическую и экономическую организацию нации; а эта организация в своем зарождении и развитии есть проявление духа. Государство является гарантией внешней и внутренней безопасности, но оно также есть хранитель и блюститель народного духа, веками выработанного в языке, обычаях, вере. Государство есть не только настоящее но также прошедшее но главное, оно есть будущее".

"Превышая границы краткой индивидуальной жизни, государство представляет неизменное сознание нации. Внешняя форма государства меняется, но его необходимость остается. Это государство воспитывает граждан в гражданских добродетелях, оно дает им сознание своей миссии и побуждает их к единению, гармонизирует интересы по принципу справедливости; обеспечивает преемственность завоеваний мысли в области знания, искусства, права, солидарности; возносит людей от элементарной, примитивной жизни к высотам человеческой мощи, т.е. к империи; хранить для будущих веков имена погибших за его неприкосновенность и во имя повиновения его законам; ставит примером и возвеличивает для будущих поколений вождей, увеличивших его территорию; гениев, его прославивших".

"Когда чувство государственность ослабевает и берут верх разлагающие и центробежные устремления, тогда нации склоняются к закату".

 

11. Единство государства и противоречия капитализма.

С 1929-го года по сегодняшний день всеобщая экономическая и политическая эволюция еще усилила значение этих доктринальных установок. Государство становится великаном. Только государство способно разрешить драматические противоречия капитализма. Так называемый кризис может быть разрешен только государством и внутри государства.

Где теперь тени Жюль-Симонов, возвещавших на заре либерализма, что "государство должно работать, чтобы сделать себя бесполезным и приготовить свою отставку?" Тени Мак-Кулохов, утверждавших во второй половине прошлого века что государство должно воздерживаться от излишнего управления?

Перед непрерывно требуемым неизбежным вмешательством государства в экономические отношения, что теперь сказал бы англичанин Бентам, по мнению которого промышленность должна бы просить государство об одном: оставить ее в покое; или немец Гумбольд, по мнению которого "праздное" государство должно почитаться наилучшим?

Правда, что вторая волна либеральных экономистов была не такая крайняя, как первая, и уже сам Адам Смит - пусть очень осторожно, - приоткрыл дверь для вмешательства государства в экономику.

Кто говорит либерализм, говорит "индивид"; кто говорит "фашизм", тот говорит "государство". Но фашистское государство единственное и представляется оригинальным творением. Оно не реакционно, но революционно, поскольку предвосхищает решение определенных универсальных проблем, поставленных во всех областях: в политической сфере раздроблением партий, самоуправством парламента, безответственностью законодательных собраний; в экономической сфере - все более обширной и мощной профсоюзной деятельностью, как в рабочем секторе, так и в промышленном, их конфликтами и соглашениями; - в области моральной - необходимостью порядка, дисциплины, повиновения моральным заповедям отечества.

Фашизм желает сильного, органичного и в то же время опирающегося на широкую народную базу государства. Фашистское государство потребовало в свою компетенцию также и экономику, поэтому чувство государственности посредством корпоративных, социальных и воспитательных учреждений им созданных, проникло до крайних разветвлений, и в государстве все политические, экономические и духовные силы нации выявляются, будучи введены в соответствующие организации. Государство, опирающееся на миллионы индивидов, которые его признают, чувствуют, готовы ему служить, не может быть тираническим государством средневекового владыки. Оно не имеет ничего общего с абсолютными государствами до или после 1789 года.

В фашистском государстве индивид не уничтожен, но скорее усилен в своем значении, как солдат в строю не умален, а усилен числом своих товарищей. Фашистское государство организует нацию, но оставляет для индивидов достаточное пространство; оно ограничило бесполезные и вредные свободы и сохранило существенные. Судить в этой области может не индивид, а только государство.

 

12. Фашистское государство и религия.

Фашистское государство не остается безразличным перед религиозным явлением вообще и перед положительной религией, в частности, каковой в Италии является католицизм. Государство не имеет своей теологии, но оно имеет мораль. В фашистском государстве религия рассматривается, как одно из наиболее глубоких проявлений духа, поэтому она не только почитается, но пользуется защитой и покровительством.

Фашистское государство не создало своего "Бога", как это сделал Робеспьер в момент крайнего бреда Конвента; оно не стремится тщетно подобно большевизму искоренить религию из народных душ. Фашизм чтит Бога аскетов, святых, героев, а также Бога, как его созерцает и к нему взывает наивное и примитивное сердце народа.

 

13. Империя и дисциплина.

Фашистское государство есть воля к власти и господству. Римская традиция в этом отношении есть идея силы. В фашистской доктрине империя является не только территориальным, военным или торговым институтом, но также духовным и моральным. Можно мыслить империю, т.е. нацию, управляющую прямо или косвенно другими нациями, без необходимости завоевания даже одного километра территории.

Для фашизма стремление к империи, т.е. к национальному распространению является жизненным проявлением; обратное, "сидение дома", есть признаки упадка. Народы, возвышающиеся и возрождающиеся, являются империалистами; умирающие народы отказываются от всяких претензий.

Фашизм - доктрина, наиболее приспособленная для выражения устремлений и состояния духа Итальянского народа, восстающего после многих веков заброшенности и иностранного рабства. Но могущество требует дисциплины, координации сил, чувства долга и жертвенности; это объясняет многие проявления практической деятельности строя, ориентацию государственных усилий, необходимую суровость против тех, кто хотел бы противодействовать этому фатальному движению Италии в 20-м веке; противодействовать, потрясая преодоленными идеологиями 19-го века, отвергнутыми повсюду, где смело свершаются грандиозные опыты политических и социальных перемен.

Никогда подобно настоящему моменту народы не жаждали так авторитета, ориентации, порядка. Если каждый век имеет свою доктрину жизни, то из тысячи признаков явствует, что доктрина настоящего века есть фашизм. Что это живая доктрина, очевидно из того факта, что она возбуждает веру; что вера эта охватывает души, доказывает факт, что фашизм имел своих героев, своих мучеников. Отныне фашизм обладает универсальностью тех доктрин, которые в своем осуществлении представляют этап в истории человеческого духа.

 

 

Программа НСДАП (25 пунктов)

Впервые оглашена А. Гитлером 24 февраля 1920 года на собрании в пивной       «Хофбройхаус» (Мюнхен). С 01.04.1920 года - официальная программа НСДАП. В 1926 году ее положения объявлены «незыблемыми».

1. Мы требуем объединения всех немцев на основе права самоопределения       народов в Великую Германию.

2. Мы требуем равноправия для немецкого народа наравне с другими нациями и отмены положений Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров.

3. Мы требуем жизненного пространства: территорий и земель (колоний),       необходимых для пропитания германского народа и для расселения избыточного германского населения.

4. Гражданином Германии может быть только тот, кто принадлежит к       германской нации, в чьих жилах течет немецкая кровь, независимо       религиозной принадлежности. Ни один еврей не может быть отнесен к       германской нации и являться гражданином Германии.

5. Тот, кто не является гражданином Германии, может проживать в ней как       гость, на правах иностранца.

6. Право избирать и быть избранным должно принадлежать исключительно       гражданам Германии. Поэтому мы требуем, чтобы все должности любого уровня  - имперские, областные или муниципальные занимали только граждане       Германии. Мы боремся против разлагающей парламентской практики занятия должностей только в зависимости от партийной принадлежности без учета характера и способностей.

7. Мы требуем, чтобы государство обязалось в первую очередь заботиться о       возможностях для работы и жизни граждан Германии. Если невозможно       прокормить все население государства, то лица чуждых наций (не граждане       государства) должны быть высланы из страны.

8. Вся дальнейшая иммиграция в Германию лиц негерманской расы должна быть приостановлена. Мы требуем, чтобы все лица негерманской расы, которые иммигрировали в Германию после 2 августа 1914 года, немедленно покинули рейх.

9. Все граждане государства должны обладать равными правами и       обязанностями.

10. Первейшей обязанностью каждого гражданина Германии будет выполнение работы, умственной или физической. Деятельность каждого гражданина не должна расходиться с интересами общества в целом, должна протекать в рамках общества и, следовательно, быть направлена для общей пользы.

11. Мы требуем объявления безжалостной войны тем, чья деятельность вредит общим интересам. Преступления против нации, совершенные ростовщиками, спекулянтами и т.д., должны наказываться смертной казнью, несмотря на расу и убеждения. Мы требуем уничтожения нетрудовых доходов и процентного рабства.

12. Ввиду огромных человеческих жертв и имущественных убытков, требуемых от нации каждой войной, личное обогащение во время войны должно рассматриваться как преступление против нации. Мы требуем, следовательно, безжалостной конфискации военных прибылей.

13. Мы требуем национализации промышленных трестов.

14. Мы требуем участия рабочих и служащих в прибылях крупных коммерческих предприятий.

15. Мы требуем значительного увеличения пенсионного обеспечения для       стариков.

16. Мы требуем создания здорового среднего сословия и его сохранения,       немедленного изъятия из частной собственности крупных магазинов и сдачи их в наем по дешевым ценам мелким производителям, самого строгого учета за тем, чтобы мелкие производители получали бы общественную поддержку всюду - на государственном уровне, в землях или общинах.

17. Мы требуем проведения земельной реформы в соответствии с интересами германской нации, принятия закона о безвозмездной конфискации земли для общественных нужд, аннулирования процентов по закладным, запрещение спекуляций землей.

18. Мы требуем объявить безжалостную борьбу с преступностью. Мы требуем ввести смертную казнь для преступников против германского народа,       ростовщиков, спекулянтов и .др., вне зависимости от общественного       положения, религиозной и национальной принадлежности.

19. Мы требуем замены римского права, служащего интересам       материалистического мирового порядка, немецким народным правом.

20. Чтобы обеспечить каждому способному и старательному немцу возможность получить высшее образование и занять руководящее положение, государство должно заботиться о всестороннем широком развитии всей нашей системы народного образования. Программы всех учебных заведений должны быть приведены в соответствие с требованиями практической жизни. С самого       начала развития сознания ребенка школа должна целенаправленно обучать       учащихся пониманию идеи государства. Мы требуем, чтобы особо талантливые дети бедных родителей, несмотря на их положение в обществе и род занятий, получали бы образование за счет государства.

21. Государство должно направить все усилия на оздоровление нации:       обеспечить защиту материнства и детства, запретить детский труд, улучшить физическое состояние населения путем введения обязательных игр и       физических упражнений, поддержки клубов, занимающихся физическим развитием молодежи. '

22. Мы требуем ликвидации наемного войска и создания народной армии.

23. Мы требуем открытой политической борьбы против заведомой политической лжи и ее распространения в прессе. С целью создания германской национальной прессы мы требуем, чтобы:

а) все редакторы и издатели германских газет были бы гражданами Германии;

б) не германские газеты должны получать специальное разрешение государства  на издание. При этом обязательно, чтобы они издавались на немецком языке;

в) не  гражданам Германии запрещалось бы по закону иметь любой финансовый интерес или влияние на германские газеты. В наказание за нарушения данного закона такая газета будет запрещена, а иностранцы немедленно депортированы. Мы требуем объявления непримиримой борьбы с         литературными и культурными течениями, оказывающих разлагающее влияние на наш народ, а также запрещения всех мероприятий направленных на это.

24. Мы требуем свободы всем религиозным вероисповеданиям в государстве до тех пор, пока они не представляют угрозы для него и не выступают против морали и чувств германской расы. Партия как таковая стоит на позициях позитивного христианства, но при этом не связана убеждениями, с какой-либо конфессией. Она борется с еврейско-материалистическим духом внутри и вне нас и убеждена, что германская нация может достигнуть постоянного оздоровления внутри себя только на принципах приоритета общих интересов над частными.

25. Для осуществления всего этого мы требуем: создания сильной       централизованной имперской власти. Непререкаемый авторитет центрального политического парламента на территории всей империи во всех ее организациях. Создание сословных палат и палат по профессиям для       осуществления принятых империей общих законов в отдельных федеральных землях. Лидеры партии берут на себя обеспечение выполнения вышеуказанных пунктов любой ценой, даже жертвуя, в случае необходимости, своими жизнями.

Использованы материалы книги: Кто был кто в Третьем рейхе. Биографический энциклопедический словарь. М., 2003.

 

 

 

 

Тема 3.  НАРОДНЫЕ ФРОНТЫ В ЕВРОПЕ (2 часа)

1.     Формирование Народного фронта  во Франции. Приход коалиции партий Народного фронта к власти.

2.     Реформы правительств Народного фронта. Противоречия и распад коалиции.

3.     Внутриполитическая ситуация в Испании в первой половине 30-х годов ХХ века. Создание Народного фронта и его победа на выборах.

4.     Основные этапы политики Народного фронта. Фашистский мятеж и гражданская война в Испании. Характер гражданской войны и преобразований в стране.

5.     Причины поражения республиканского правительства.

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Гарсия Х. Испания народного фронта. – М., 1957.

2.     Диас Х. Под знаменем народного фронта. Речи и статьи.1935-1937. – М., 1937.

3.     Егоров Ю.В. Народный фронт во Франции. Внутриполитическая борьба во Франции в 1934-1938 гг. – М., 1972.

4.     Ибаррури Д. Воспоминания. – М., 1988. – Кн.1.

5.     Кравченко Е.А. Народный фронт во Франции 1934-1938. – М., 1972.

6.     Сориа Ж. Война и революция в Испании. – М.,1987. – Т.1-2.

7.     Степаненко В.В., Михайлова Н.В. Попытки разрешения противоречий 30-х гг. на путях реформизма и тоталитаризма.// Очерки истории XX в. – М., 1991. – Ч.П.

8.     Торез М. Франция Народного Фронта и её роль в мире. Доклад на IX съезде ФКП.// Избранные произведения. – М., 1959. – Т. 2.

 

 

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1.     Каковы причины образования Народных фронтов в Европе?

2.     Какова социальная природа Народных фронтов?

3.  Дайте сравнительную характеристику составу, программам, деятельности и итогам Народных фронтов во Франции и Испании. Выделите общее и особенное.

Материалы  к теме  111 семинарских занятий.

ПРОГРАММА НАРОДНОГО ФРОНТА ФРАНЦИИ.

Программа Народного фронта  была подготовлена к парламент­ским выборам 1936 г., давших победу его партиям.    

ПОЛИТИЧЕСКИЕ  ТРЕБОВАНИЯ

I.                  Защита свободы

§ 1. Всеобщая амнистия.

§ 2. Против фашистских лиг:

а) Эффективное разоружение   и   роспуск    полувоенных формирований, соответственно закону.

б) Применение  предусматриваемых законом  мер в случае провокации, убийства или покушения на безопасность го­сударства.

§ 3. Оздоровление общественной жизни, в частности пу­тем признания несовместимости  парламентских мандатов  с другими официальными функциями.

§ 4. Печать:

а) Отмена каторжных  законов   и   чрезвычайных   декре­тов, ограничивающих свободу мнений.

б) Реорганизация   печати   посредством   законодательных мероприятий с целью:

(1)  Обеспечить   действительные  меры  против  клеветы и шантажа.

(2)  Обеспечить газетам нормальные условия существования   с   тем,  чтобы обязать  их указывать  источники  своих средств, упразднить частную монополию на торговую рек­ламу, устранить возможность скандальных злоупотреблений с финансовой рекламой и, наконец, помешать созданию тре­стов печати.

в) Организация государственной радиопередачи с целью обеспечить точность информации и равенство политических и социальных организаций перед микрофоном.

§ 5. Профсоюзные свободы:

а) Применение и соблюдение права союзов.

б) Соблюдение права женщин на труд.
§ 6. Школа и свобода совести:

а)  Обеспечить существование   общественной   школы   не
только необходимыми  кредитами,  но и  такими  реформами,
как продление срока обязательного обучения до  14-летнего
возраста, а для средней школы — отбор, необходимый в дополнение к принципу бесплатного обучения.

б) Обеспечить всем, и учащимся и учителям, полную сво­боду совести, в особенности же соблюдать уважение к нейтральности школы, к светскому характеру обучения и к гражданским правам преподавательского состава.

§ 7. Колониальные территории:

Создание парламентской комиссии по обследованию поли­тического, экономического и морального состояния француз­ских зарубежных территорий, в особенности во Французской Северной Африке и в Индокитае.

II. Защита мира

§ 1. Призыв к сотрудничеству всего народа и в особен­ности трудящихся масс в деле сохранения и организации мира.

§ 2. Международное сотрудничество в рамках Лиги наций с целью обеспечить коллективную безопасность посредством определения агрессора и автоматического и солидарного применения санкций в случае агрессии.

§ 3. Непрестанные усилия с целью перейти от вооружен­ного мира к миру на основе разоружения сначала путем соглашения об ограничении вооружений, а затем путем всеобщего, одновременного и контролируемого сокращения воору­жений.

§ 4. Национализация военной промышленности и отмена частной торговли оружием.

§ 5. Упразднение тайной дипломатии, международные выступления и публичные переговоры с целью возвращения в Женеву государств, вышедших из Лиги наций, но не посягая на основные принципы Лиги наций: коллективную безопас­ность и неделимый мир.

§ б. Более гибкое проведение процедуры, предусматривае­мой уставом Лиги наций с целью мирного .пересмотра договоров, опасных для всеобщего мира,

§ 7. Распространение, в особенности в Восточной и Цент­ральной Европе, системы пактов, открытых для всех, соглас­но принципам франко-советского договора.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ

I. Восстановление покупательной способности, уничтоженной или ослабленной кризисом

Против  безработицы   и  промышленного кризиса

Сокращение рабочей недели без сокращения зарплаты.Вовлечение в трудовой процесс молодежи в результате создания системы перехода престарелых трудящихся на пен­сию в достаточном для жизни размере. Быстрое проведение плана широких работ общественного значения в городе и в деревне; с этой целью присоединить к усилиям государства и отдельных коллективов местные ре­сурсы.

Против кризиса  в сельском хозяйстве и  торговле

Ревалоризация цен на продукты сельского хозяйства в со­четании с борьбой против спекуляции и дороговизны с целью уменьшить расхождение между оптовыми и розничными це­нами.

Создание национального посреднического бюро по про­даже зерна с целью уничтожения поборов, взимаемых спеку­лянтами с производителей и потребителей.

Поддержка сельскохозяйственных кооперативов, снабже­ние удобрением по себестоимости через национальное бюро по продаже азотного и калиевого удобрения. Контроль и ра­тификация продажи суперфосфатов и других удобрений, раз­витие сельскохозяйственного кредита, снижение арендной платы.

Отмена принудительной описи имущества и облегчение долгового бремени.

Создание национального фонда безработицы. Пересмотр закона о плате за торговые помещения.

В ожидании полной и скорейшей, по возможности, отмены всех несправедливых мер, предусмотренных чрезвычайными декретами, немедленная отмена мер, направленных против категорий, наиболее затронутых этими декретами.

II. Против грабежа сбережений.

За лучшую организацию кредита

Регламентация профессии банкира.

Регламентация балансов банков и акционерных обществ.

Новая регламентация полномочий администраторов акционерных обществ.

Запрещение отставным или заштатным чиновникам при­надлежать к административным советам акционерных об­ществ.

Чтобы освободить кредиты и сбережения от власти экономической олигархии, превратить «Французский банк»— ныне частный — в «Банк Франции».

Упразднение регентского совета.

Расширение полномочий директора при постоянном конт­роле совета в составе представителей законодательной и исполнительной власти и представителей организованных сил труда и промышленности, торговли, сельского хозяйства.

Превращение капитала в облигации, причем необходимо принять меры, гарантирующие интересы мелких держателей.

III. Оздоровление финансов

Пересмотр военных заказов в связи с национализацией военной промышленности.

Преследование расточительной траты средств граждан­скими и военными административными органами.

Создание военной пенсионной кассы.

Демократическая реформа системы налогов, предусмат­ривающая ослабление налогового бремени, с целью создания экономического подъема, создание новых ресурсов при по­мощи мероприятий, затрагивающих крупные капиталы (вы­сокая прогрессия ставок общего налога на доходы, превы­шающие 75 тыс. франков, изменение налога на наследство — обложение прибыли монополий, не допуская повышения цен на предметы потребления).

Борьба с сокрытием размеров движимого имущества, уста­новление с этой целью фискальных паспортов, вотируемых палатами, сопровождая эту меру налоговой амнистией.

Контроль над экспортом капиталов и преследование сокрытия капиталов самыми суровыми мерами вплоть до кон­фискации скрытых ценностей за границей или соответствую­щих ценностей во Франции.

Источник: Морис Торез. Современная   Франция  и  Народный фронт,

М.,  1937, стр.  111—115.

 

 

Долорес Ибаррури.

Испанская революция 1931-1939 и Гражданская

война в Испании.

 

Испанская революция 1931-1939 , революция, в ходе которой

сложилась в Испании демократическая республика нового типа,                   воплотившая некоторые из основных черт народной демократии.                   Особенности И. р. были в значительной мере обусловлены                   некоторыми отличительными чертами исторического развития                   Испании (прежде всего исключительной живучестью феодальных                   пережитков, носители которых — помещики — закрепили в годы                   фашистского режима тесный союз с финансово-промышленной                   олигархией). Осью политической борьбы, развернувшейся накануне                   революционного взрыва, был антагонизм между блоком                   землевладельческой аристократии и финансовой олигархии (его                   господство олицетворяла монархия) и испанским народом в целом.                   Противоречия господствовавшей в стране социальной и                   политической системы были обострены экономическим кризисом,                   охватившим Испанию в середине 1930.

Стремясь предотвратить крушение монархии, правительство                   Беренгера, пришедшее в январе 1930 на смену диктатуре генерала                   Примо де Риверы, издало декрет о проведении 19 марта выборов в                   кортесы. Этот маневр не принёс успеха его инициаторам, ибо в                   условиях революционного подъёма оппозиционные силы отказались                   участвовать в выборах и вынудили Беренгера подать в отставку                   (14 февраля 1931). Король Альфонс XIII (правил в 1902—31)                   назначил главой правительства вместо генерала Беренгера                   адмирала Аснара. Новое правительство сразу объявило о                   проведении 12 апреля выборов в муниципалитеты. Но эти выборы                   вылились в решительный антимонархический плебисцит. Во всех                   городах Испании в выборах в муниципальные советы победили                   республиканцы. За республику высказалось подавляющее                   большинство населения Испании. На другой день после выборов                   лидер каталонского национального движения Масиа провозгласил                   создание Каталонской республики. 14 апреля 1931 Революционный                   комитет (созданный лидерами буржуазно-республиканского                   движения на основе Сан-Себастьянского пакта 1930) собрался в                   здании Министерства внутренних дел и сформировал временное                   правительство, которое возглавил Алькала Самора (лидер                   Демократической либеральной партии). В этот день король                   отрекся от престола. 27 июня 1931 собрались Учредительные                   кортесы, которые 9 декабря 1931 приняли республиканскую                   конституцию.

Эта мирная революция лишила власти блок помещичьей                   аристократии и крупной буржуазии, который уступил место новому                   блоку, представлявшему всю буржуазию, за исключением некоторых                   групп монополистического капитала; стремясь обеспечить себе                   опору в массах, буржуазия привлекла к участию в правительстве                   Социалистическую партию. В декабре 1931 давление масс привело                   к отстранению от власти двух самых правых политических партий                   правительственного блока: Консервативной (лидер М. Маура) и                   Радикальной (лидер А. Леррус). Руководство правительством                   оказалось в руках мелкобуржуазных республиканцев, которые не                   пошли по пути коренных социально-экономических преобразований.                   При новом, буржуазно-демократическом строе сохранялись                   латифундии, натуральная рента, издольщина, не была проведена в                   жизнь аграрная реформа, в которой так нуждалась Испания —                   «страна земли без людей и людей без земли» и которую требовали                   миллионы обездоленных крестьян и с.-х. рабочих.

Республиканские и социалистические министры оттолкнули массы                   от республики, проводя политику заигрывания с реакцией и                   насилия по отношению к рабочему классу и крестьянству, чем                   расчистили путь для контрреволюции, которая начала готовиться                   к восстановлению прежних порядков. Так стал возможным военный                   мятеж 10 августа 1932, возглавлявшийся генералом Санхурхо,                   быстро подавленный благодаря ответному выступлению масс                   (Санхурхо, приговорённый вначале к смертной казни, а затем к                   30 годам тюрьмы, был в 1934 освобожден правительством Лерруса). В сентябре 1933 вследствие наступления реакции, социалисты были выведены из правительства. Раскол республиканско-социалистического блока, явившийся результатом противоречивой и непоследовательной внутренней политики                   правительства, вызвал политический кризис в республике.

Республиканская партии под давлением правых сил раскололись на мелкие группы. Парламент был распущен. Новые выборы (19 ноября                   1933) принесли победу Радикальной партии и правым                   профашистским силам. Социалистическая партия потеряла почти                   половину своих мест в парламенте.

Одержав в 1933 победу на выборах, реакция получила широкие                   возможности для захвата власти легальным путём и подрыва                   республики изнутри. С этой целью силы реакции объединились в                   Конфедерацию автономных правых (СЭДА) с Хилем Роблесом во                   главе. В начале октября 1934 СЭДА после ряда подготовительных                   манёвров вошла в состав правительства.

В этот период руководителем и организатором масс,                   объединявшихся в борьбе с силами контрреволюции, становилась                   Коммунистическая партия Испании (КПИ; создана в 1920). Среди                   мер, направленных на демократизацию страны, Коммунистическая                   партия в первую очередь выдвигала аграрную реформу. Коммунисты                   требовали ограничения господства крупных национальных и                   иностранных банков и монополий над экономической и социальной                   жизнью страны. Коммунистическая партия считала необходимым                   провозгласить право на самоопределение Каталонии, Страны                   Басков и Галисии, предоставить полную независимость Марокко и                   вывести испанские войска из Северной Африки. По мнению                   коммунистов, республика должна была осуществить                   демократическое обновление государственного аппарата и в                   первую очередь командного состава испанской армии.

Коммунистическая партия считала, что для последовательного                   осуществления демократизации страны необходимо, чтобы рабочий                   класс выполнил роль руководителя народных масс, важнейшим                   условием чего должно было стать объединение всех сил рабочего                   класса. Поэтому борьбу за единство рабочего класса компартия                   сделала осью своей политики. Политика единства прокладывала                   себе дорогу в массах; она находила сочувственный отклик и в                   рядах Социалистической партии, которая, после того как                   социалисты были вытеснены из правительства, переживала острый                   кризис. Если некоторых социалистических лидеров поражение и                   провал их политики подтолкнули к открытому переходу вправо — в                   направлении либерализма и отказу от классовых позиций, то                   другая, более близкая к пролетариату часть руководства во главе с Ф. Ларго Кабальеро активно включилась в антифашистскую борьбу. Это позволило в течение 1934 добиться первых успехов на пути установления единства действий между Коммунистической и Социалистической партиями.

Когда СЭДА 4 октября 1934 вошла в состав правительства, массы,                   руководимые Социалистической и Коммунистической партиями,                   выразили немедленно своё отрицательное отношение к этому                   факту. В Испании была объявлена всеобщая забастовка, которая в                   Астурии, в Стране Басков, Каталонии и Мадриде переросла в                   вооруженное восстание. Особенно широким размахом и наибольшей                   остротой отличалась борьба в Астурии (см. Октябрьские бои 1934                   в Испании). Правительство бросило против трудящихся                   подразделения иностранного легиона и марокканские части,                   которые с особой жестокостью расправились с астурийскими                   горняками. Репрессиями против повстанческого движения в                   октябре 1934 руководил генерал Франко, уже тогда готовивший                   заговор против республики. Хотя Октябрьское восстание 1934 и                   потерпело поражение из-за отсутствия подготовки и координации                   действий, всё же оно задержало осуществление планов реакции и                   вызвало по всей стране массовое движение солидарности с                   восставшими, ненависть к реакции и подготовило условия для                   образования Народного фронта.

Спустя два месяца после окончания борьбы в Астурии по                   инициативе компартии в условиях подполья был создан комитет по                   связи между руководством Социалистической и Коммунистической                   партиями. В мае 1935 КПИ, опираясь на уже действовавший в                   течение нескольких месяцев Антифашистский блок, предложила                   Социалистической партии образовать Народный фронт. Однако                   Социалистическая партия под предлогом нежелания сотрудничать с                   буржуазно-республиканскими партиями, изгнавшими её из                   правительства, ответила отказом. Хотя в общенациональном                   масштабе предложение коммунистов не было принято, тем не менее                   на местах возникли многочисленные комитеты Народного фронта и                   комитеты по связи между социалистами и коммунистами,                   практически осуществлявшие политику единства. Опираясь на                   решения 7-го конгресса Коминтерна (25 июля — 20 августа 1935,                   Москва), Коммунистическая партия развивала успехи, достигнутые                   в деле создания Народного фронта. В декабре 1935 Всеобщая                   унитарная конфедерация труда, находившаяся под влиянием                   коммунистов, вошла во Всеобщий союз трудящихся (ВСТ),                   руководимый социалистами. В результате был сделан важный шаг                   на пути к профсоюзному единству.

В декабре 1935 под давлением масс реакционное правительство                   было вынуждено подать в отставку. Было сформировано                правительство во главе с буржуазным демократом Портела                   Вальядаресом, который распустил парламент и назначил новые                   выборы. Это была победа демократических сил, ускорившая                   создание Народного фронта. 15 января 1936 был подписан пакт об                   образовании Народного фронта, в который вошли Социалистическая                   партия, Коммунистическая партия, Левореспубликанская партия,                   Республиканский союз, Всеобщий союз трудящихся и ряд мелких                   политических групп. Вне рядов Народного фронта оставалась                   анархистская Национальная конфедерация труда (НКТ), хотя                   рядовые рабочие, входившие в неё, активно сотрудничали с                   рабочими других политических направлений, вопреки сектантской                   тактике лидеров НКТ. На состоявшихся 16 февраля выборах                   демократические силы одержали убедительную победу. Из 480 мест                   в парламенте партии Народного фронта завоевали 268.

Победа Народного фронта воодушевила прогрессивные силы Испании на борьбу за осуществление глубоких демократических                   преобразований. Грандиозные уличные демонстрации, состоявшиеся                   в Мадриде и других городах, свидетельствовали о решимости масс                   упрочить и развить одержанную победу. Народ требовал                   освобождения политических заключённых, и это требование было                   выполнено без промедления. Быстро росло влияние                   Коммунистической партии, численность которой в феврале 1936                   составляла 30 тыс., в марте — 50 тыс., в апреле — 60 тыс., в июне — 84 тыс., в июле — 100 тыс. чел. Укрепился Народный фронт, ведущей силой которого был рабочий класс. Слияние организаций социалистической и коммунистической молодёжи в Союз объединённой социалистической молодёжи (апрель 1936) подготовило основу для единства молодёжного движения. В Каталонии в результате слияния 4 рабочих партий (июль 1936)                  была создана Объединённая социалистическая партия Каталонии.

Успехи Народного фронта вновь открыли перед Испанией                   перспективу развития демократической революции мирным,                   парламентским путём. В результате победы Народного фронта было                   создано республиканское правительство, поддержанное                   социалистами и коммунистами, не входившими в него. КПИ была                   сторонницей создания правительства Народного фронта, однако                   против этого возражала Социалистическая партия.                   Образовавшиеся после победы Народного фронта правительства                   Асаньи (19 февраля 1936 — 12 мая 1936) и Касареса Кироги (12                   мая 1936 — 18 июля 1936) не учли суровых уроков, полученных в                   первые годы республики, не приняли необходимых мер для защиты                   демократического строя. На прежних местах в армии оставалось                   большинство генералов-реакционеров (в том числе Франко, Мола,                   Годеда, Кейпо де Льяно, Аранда, Кабанельяс, Ягуэ и др.), которые готовили заговор против республики. В тесном контакте с такими реакционными политическими группами, как основанная в 1933 Испанская фаланга (фашистская партия) и организация «Обновление Испании», во главе которой стоял Кальво Сотело, бывший соратник диктатора Примо де Риверы (с 13 сентября 1923 по 28 января 1930), эти генералы завершили последние                   приготовления к мятежу. За генералами стояла помещичье-финансовая олигархия, стремившаяся установить фашистскую диктатуру и тем самым упрочить свои позиции в стране.

Подготавливая мятеж против республики, испанская реакция                   опиралась на поддержку Гитлера и Муссолини. Ещё в 1934 в Риме                   представителями испанской реакции было заключено соглашение с                   Муссолини, который обещал предоставить вооружение и денежные                   средства крайне правым испанским силам. В марте 1936, после                   победы Народного фронта, генерал Санхурхо (он должен был                   возглавить мятеж; после его гибели 20 июля 1936 в авиационной                   катастрофе главным руководителем мятежа стал генерал Франко) и                   вождь фаланги Хосе Антонио Примо де Ривера отправились в                   Берлин, чтобы окончательно уточнить детали участия фашистской                   Германии в борьбе против испанского народа. 16 июля генерал                   Мола оповестил всех участвовавших в заговоре генералов о том,                  что мятеж вспыхнет и будет развиваться последовательно 18, 19  и 20 июля. Военные, действовавшие в Марокко, выступили раньше                  установленного срока (утром 17 июля). Первые части,               использованные мятежниками, в большинстве состояли из солдат                   иностранного легиона (11 тыс. чел.) и марокканских солдат (14                   тыс. чел.). Военщина, жестоко подавив отдельные попытки                  сопротивления, овладела городами Мелилья, Сеута и Тетуан. 18                   июля заговорщики, восставшие на Пиренейском полуострове,                   захватили Кадис и Севилью.

Военно-фашистский мятеж оставил республику без армии. В                   обстановке, которая требовала энергичных и безотлагательных                   действий, виднейшие республиканские лидеры обнаружили слабость                   и нерешительность. Глава правительства Касарес Кирога                   (Левореспубликанская партия) и президент республики (с мая                   1936) Асанья до последнего момента противились передаче оружия                   в руки народа и пытались добиться соглашения с мятежниками. Но                   рабочий класс, народные массы не соглашались на капитуляцию,                  которую им предлагало правительство. Как только в Мадриде                   узнали о мятеже в Марокко, все предприятия прекратили работу и                   народ устремился на улицу, требуя у правительства оружия для                   защиты республики. Делегация Коммунистической партии явилась к                   главе правительства и поддержала требования масс. 18 июля                   комиссия представителей Народного фронта вновь посетила                   Касареса Кирогу и потребовала вооружить народ.

Грозная народная волна поднялась, чтобы дать отпор                   реакционному мятежу. Касарес Кирога, оказавшийся не в                   состоянии нести ответственность за действия своего                   правительства, подал в отставку. Президент Асанья поручил Д.                   Мартинесу Баррио (лидеру партии Республиканский союз)                   сформировать правительство, которое должно было достичь                   соглашения с мятежниками, что на деле означало бы капитуляцию.

Однако энергичный протест народа сорвал эту попытку. 19 июля                   приступило к своим обязанностям новое правительство,                   возглавленное одним из лидеров Левореспубликанской партии Хосе                   Хиралем. Но в спорах о том, вооружать или не вооружать народ,                   было потеряно три дня, и эти три дня колебаний заговорщики                   использовали, захватив 23 города. За колебания республиканских                   лидеров народ расплачивался своей кровью.

Тем не менее мятежники вскоре смогли убедиться в решимости                   народных масс преградить дорогу фашизму. В Барселоне и Мадриде                   мятеж был быстро подавлен. По всей Испании рабочие, крестьяне,                   ремесленники, интеллигенция поднялись на защиту республики.

В начале августа 1936 преимущество ещё сохранялось за                   республикой. В руках республиканцев оставались Мадрид, Валенсия, Каталония, Астурия, Страна Басков, большая часть Эстремадуры, Новая Кастилия, Мурсия. Республика осуществляла контроль над главными промышленными и горнорудными центрами, портами (Барселона, Бильбао, Сантандер, Малага, Альмерия, Картахена и др.) и наиболее богатыми с.-х. районами. Мятеж в основном был подавлен. Республика была спасена                   Испанские трудящиеся сумели разгромить фашистский мятеж                   благодаря настойчивой деятельности коммунистов, направленной                   на достижение единства действий рабочих и всех антифашистов,                   взаимопонимания и соглашения между Коммунистической и                   Социалистической партиями.

После первых ударов, нанесённых мятежникам, война могла бы                   кончиться, если бы она велась в национальных рамках. Но на                   помощь реакции пришли Гитлер и Муссолини, которые послали в                   Испанию германские и итальянские войска, оснащенные по                   последнему слову техники. Это изменило характер войны,                   развернувшейся в Испании. Она не была уже гражданской войной.                   В результате иностранной интервенции война для испанского                   народа превратилась в национально-революционную: национальную                   — потому что в ней отстаивалась целостность и национальная                   независимость Испании, революционную — потому что была войной                   за свободу и демократию, против фашизма.

Война в Испании в той или иной степени затрагивала все страны,                   все народы, все правительства. Для осуществления своих                   агрессивных планов, направленных против Европы и всего мира,                   Гитлер нуждался в стратегической базе (которую представлял                   собой Пиренейский полуостров), чтобы оказаться в тылу у                   Франции, поставить под контроль пути в Африку и на Восток,                   использовать близость полуострова к американскому континенту.

Английское, французское и американское правительства не только                   позволили Гитлеру осуществить открытую интервенцию в Испанию,                   но и помогли его агрессивным планам, объявив по отношению к                   республике и испанскому народу преступную политику                   «невмешательства», которая оказала весьма важное влияние на                   исход войны в Испании и ускорила развязывание 2-й мировой                   войны 1939—1945.

Итало-германская интервенция сыграла решающую роль на первом этапе войны в Испании и по мере роста сопротивления                   республиканцев приобретала всё больший размах. Муссолини                   направил в Испанию 150 тыс. солдат, в том числе несколько                   дивизий, имевших опыт войны против Эфиопии. Итальянский                   военно-морской флот, включавший подводные лодки, оперировал в                   Средиземном море. Итальянская авиация, дислоцировавшаяся в                   Испании, совершила 86420 вылетов (во время войны в Эфиопии она                   совершила 3949 вылетов), 5319 бомбардировок, во время которых                   на испанские населённые пункты было сброшено 11585 т                   взрывчатых веществ.

Гитлер, со своей стороны, направил Франко значительное                   количество самолётов, танков, артиллерии, средств связи и                   тысячи офицеров, которые должны были обучить и организовать                   франкистскую армию (в частности, он послал в Испанию легион                   «Кондор» под командованием генерала Шперле, а позднее —                   генерала Рихтгофена и Фолькмана). Тот факт, что 26113 немецких                   военнослужащих были награждены Гитлером за заслуги в войне в                   Испании, свидетельствует о размахе германской интервенции.

Крупные монополии США внесли свою лепту в поддержку                   мятежников: Франко получил в 1936 от компаний США («Стандард                   ойл компани» и др.) 344 тыс. т, в 1937 — 420 тыс. т, в 1938 — 478 тыс. т, в 1939 — 624 тыс. т горючего (по данным Х. Фейца —                   экономического советника посольства США в Мадриде). Не меньшее                   значение имели для мятежников поставки американских грузовиков                   (12 тыс. от компаний «Форд», «Студебеккер» и «Дженерал                   моторс»). В то же время США запретили продавать оружие,                   самолёты и горючее Испанской республике. СССР, решительно                   вставший на защиту испанской демократии, снабжал                   республиканцев оружием, несмотря на всякого рода трудности.

Советские добровольцы, главным образом танкисты и лётчики,                  участвовали в обороне республики. В поддержку её борьбы                   развернулось широкое движение солидарности, высшим выражением                   которого явились Интернациональные бригады, организованные                   главным образом коммунистическими партиями.

Героическая борьба испанского народа и его первые победы                   служили лучшим доказательством того, что против фашизма можно                   бороться и что фашизм можно победить. Тем не менее                   Социалистический рабочий интернационал, отклонявший                   неоднократные предложения Коминтерна об объединении усилий                   международного рабочего движения в защиту испанского народа,                   по существу поддерживал политику «невмешательства».

32 с половиной месяца, с 17 июля 1936 по 1 апреля 1939, в                   необычайно трудных условиях испанский народ оказывал                   сопротивление фашистской агрессии. На первом этапе, до весны                   1937, главной задачей были борьба за создание народной армии и                   оборона столицы, которой угрожала армия мятежников и                   интервентов. 8 августа 1936 фашисты захватили Бадахос, а 3                  сентября Талаверу-де-ла-Рейна, расположенную примерно в 100                   километрах от Мадрида.

Для борьбы с возросшей угрозой 4 сентября было сформировано                   новое республиканское правительство во главе с лидером                   социалистов Ф. Ларго Кабальеро, в которое вошли все партии                   Народного фронта, в том числе Коммунистическая партия.

Некоторое время спустя в правительство вошла Баскская                   националистическая партия. 1 октября 1936 республиканские                   кортесы одобрили Статут Страны Басков, а 7 октября в Бильбао                   было создано автономное правительство во главе с католиком                   Агирре. 4 ноября 1936 в правительство Ларго Кабальеро были                   включены представители Национальной конфедерации труда.

К 6 ноября франкистские войска приблизились к предместьям                   Мадрида. В этот период на весь мир прозвучал исторический                   лозунг защитников Мадрида: «Они не пройдут!». Фашистские                   войска разбились о стальную преграду, воздвигнутую героизмом                   республиканских бойцов, бойцов Интернациональных бригад и                   всего населения Мадрида, поднявшихся на защиту каждой улицы,                   каждого дома. В феврале 1937 попытки фашистов окружить Мадрид                   потерпели крах в результате проведённой республиканской армией                   Харамской операции. 8—20 марта 1937 народная армия одержала                   победу под Гвадалахарой, где было разбито несколько регулярных                   дивизий армии Муссолини. Франко пришлось отказаться от своего                   плана взятия Мадрида. Центр тяжести военных действий был                   перемещен на Север Испании, в район баскских железных                   рудников.

Героическая оборона Мадрида продемонстрировала правильность                   политики КПИ, направленной на создание народной армии,                   способной дать отпор врагу и осуществлявшейся вопреки                   сопротивлению Ларго Кабальеро. Последний всё более подпадал                   под влияние анархистов и профессиональных военных, которые не                   верили в победу народа. Его пособничество анархистским                   авантюристам обусловило переход Малаги 14 февраля 1937 в руки                   фашистов. Попустительство Ларго Кабальеро позволило анархо-троцкистским группам, в которых орудовали агенты врага, поднять в Барселоне 3 мая 1937 путч против республиканского правительства, который был подавлен каталонскими трудящимися под руководством Объединённой социалистической партии Каталонии. Серьёзность положения диктовала настоятельную необходимость радикальным образом изменить политику                   республиканского правительства. 17 мая 1937 было создано новое                   правительство Народного фронта. Правительство возглавил                   социалист Х. Негрин.

На 2-м этапе войны (с весны 1937 до весны 1938), несмотря на                   то, что значительная часть членов Всеобщего союза трудящихся,                   руководимого Ларго Кабальеро, и Национальная конфедерация                   труда отказались поддержать новое правительство, были                   достигнуты успехи в деле создания армии, которая смогла                   предпринять наступательные операции под Брунете (в июле 1937)                   и Бельчите (в августе — сентябре 1937). Но Ларго Кабальеро                   оставил после себя тяжёлое наследие. Положение на Севере                   Испании было крайне трудным и не было возможности задержать                   там наступление фашистов, которому благоприятствовала                   буржуазно-националистическая политика правительства Страны                   Басков. Это правительство предпочло отдать фашистам                   невредимыми предприятия Бильбао и не организовало                   последовательного сопротивления. 20 июня фашисты вошли в                   Бильбао, 26 августа пал Сантандер. Астурия сопротивлялась до                   конца октября 1937.

Чтобы сорвать новое наступление Франко на Мадрид, 15 декабря                   республиканская армия сама перешла в наступление и захватила г. Теруэль. Однако, как и при Гвадалахаре, этот успех не был использован правительством. Отрицательным моментом этого этапа войны была деятельность министра обороны социалиста И. Прието.

Одержимый антикоммунизмом и не веривший в народ, он тормозил укрепление народной армии, стремясь заменить её армией                  профессиональной. Факты очень скоро показали, что эта политика                   вела к поражению.

Упрочив свои силы за счёт новой помощи от немцев и итальянцев,                   враг 9 марта 1938 прорвал Арагонский фронт. 15 апреля                   фашистские войска вышли к Средиземному морю, разрезав надвое                   территорию республики. Тяжёлая военная обстановка осложнилась                   к тому же политикой прямого пособничества фашистским                   агрессорам, проводившейся западными странами. Не встречая                   сопротивления со стороны Великобритании, США, Франции, Гитлер                   в марте 1938 захватил Австрию. Чемберлен подписал 16 апреля                   1938 соглашение с Муссолини, означавшее молчаливое согласие                   англичан на участие итальянских войск в борьбе на стороне                   Франко. В этих условиях в правящих кругах Испанской республики                   начало выкристаллизовываться капитулянтское течение, в котором                   активную роль играли социалистические лидеры вроде Х. Бестейро                   и Прието, некоторые республиканские руководители и главари                   Федерации анархистов Иберии.

Коммунистическая партия предупредила нацию о смертельной                   опасности. Мощный патриотический подъём охватил испанский                   народ, который на многолюдных демонстрациях, таких, как                   демонстрация 16 марта 1938 в Барселоне, потребовал вывести из                   состава правительства министров-капитулянтов. С образованием 8                   апреля второго правительства Негрина, в котором, кроме прежних                   партий, приняли участие оба профсоюзных центра (Всеобщий союз                   трудящихся и Национальная конфедерация труда), война вступила                   в новый период. КПИ повела борьбу за осуществление политики                   широкого национального союза, направленной на достижение                   взаимопонимания между всеми патриотическими силами и                   разрешение военного конфликта на основе гарантий национальной                   независимости, суверенитета и уважения демократических прав                   испанского народа. Выражением этой политики были так                   называемые 13 пунктов, опубликованные 1 мая 1938. Эти пункты                   предусматривали объявление после окончания войны всеобщей                   амнистии и проведение плебисцита, в ходе которого испанский                   народ без иностранного вмешательства должен был избрать форму                   правления.

Для того чтобы политика национального союза могла проложить                   себе дорогу, нужно было усилить сопротивление и нанести мощные                   удары по фашистам. К маю 1938 положение на фронте                   стабилизировалось. 25 июля 1938 республиканская армия,                   стоявшая на р. Эбро и руководимая в большинстве своём                   военачальниками-коммунистами, внезапно перешла в наступление и                   прорвала укрепления врага, продемонстрировав свою зрелость и                   высокую боеспособность. Испанский народ вновь проявил чудеса                   героизма. Но капитулянты, окопавшиеся в штабах и на других                   командных постах, парализовали действия других фронтов, в то                   время как части армии на Эбро истощали свои силы, отражая                   атаки основных сил франкистов. Правительства Парижа и Лондона                   всё туже затягивали петлю «невмешательства».

23 декабря 1938, имея в авангарде итальянские войска и                   пользуясь огромным превосходством в снаряжении, Франко начал                   наступление в Каталонии. 26 января 1939 он овладел Барселоной, а к середине февраля вся Каталония была оккупирована фашистами. 9 февраля английская эскадра, подойдя к Менорке, заставила этот остров капитулировать перед Франко.

Несмотря на утрату Каталонии, республика ещё имела возможность продолжать сопротивление в центрально-южной зоне. Когда                   Коммунистическая партия напрягала все силы в борьбе с                   фашизмом, капитулянты, подстрекаемые Великобританией и                   ободрённые колебаниями Негрина на последней фазе войны, 5                   марта 1939 восстали против законного правительства. Они  создали в Мадриде хунту во главе с полковником Касадо, в которую вошли лидеры социалистов и анархистов. Под предлогом переговоров о «почётном мире» хунта нанесла народу удар в спину, открыв ворота Мадрида (28 марта 1939) ордам фашистских убийц.

В Национально-революционной войне 1936—39 столкнулись две                   Испании — Испания реакции и Испания прогресса и демократии,                   подверглись проверке революционный характер и политическая                   зрелость рабочих организаций, левых политических партий, их                   социальные и политические концепции. В эти дни тяжёлой борьбы                   политическая роль партийных руководителей определялась прежде                   всего их отношением к единству. Те лидеры социалистов,                   анархистов и республиканцев, которые по-настоящему укрепляли                   союз демократических сил, внесли неоценимый вклад в дело                   борьбы с фашизмом. КПИ была душой Народного фронта, движущей                   силой сопротивления агрессии. Коммунистической партии                   принадлежит заслуга создания «Пятого полка» — основы народной                   армии. В противовес безрассудной анархистской политике                   принудительной коллективизации, коммунисты выдвинули программу                   передачи земли крестьянам и, войдя в правительство, провели в                   жизнь эту программу, впервые в Испании осуществив коренную                   аграрную реформу. Национальная политика Коммунистической                   партии способствовала принятию Статута Страны Басков. По                   инициативе коммунистов институты и университеты были открыты                   для рабочих и крестьян, которым гарантировался их прежний                   заработок. Женщины стали получать заработную плату наравне с                   мужчинами.

Не только крупные помещики были лишены своего имущества, но и крупные банки и предприятия перешли под контроль                   демократического государства. Во время войны республика                   коренным образом изменила свою классовую сущность. Руководящую                   роль в ней играли рабочие и крестьяне. Значительной частью                   новой армии командовали революционные рабочие. Во время войны                   в Испании сложилась демократическая республика нового типа,                   созданная ценой усилий и крови народных масс, первая                   республика, воплотившая некоторые из основных черт народной                   демократии.

Испанская народно-демократическая республика живёт в памяти                   испанского народа, который продолжает борьбу за освобождение                   от гнёта фашизма.

 

Документ 3.

'     '

К НОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

МАНИФЕСТ “ДРУЗЕЙ ДУРРУТИ”

(1938 Г)

Группа "Друзья Дуррути" была образована в начале 1937 г. Её активистами и опорой стали известные товарищи-анархисты с фронта в Гельсе. Оставаясь верными своим анархистским убеждениям, они отказались подчиниться милитаризации, и в итоге вернулись в столицу Каталонии Барселону, где вместе с другими барселонскими товарищами сформировали группу. Своим символом они избрали фигуру Буэнавентуры Дуррути – идеалиста, посвятившего всю жизнь своим анархистским убеждениям. Он был человеком действия, как это показала его героическая смерть на мадридском фронте: в том героическом вневременном Мадриде, который продолжает жить в крылатой фразе: «Вива Мадрид син гобьерно!» – «Да здравствует Мадрид без правительства!». Этот непокорный дух мадридского народа оставался жив в течение всей осады столицы, и именно он стал духом Группы. Таким образом, фронтовые бойцы в Гельсе (участники колонны Дуррути на Арагонском фронте) стали носителями идеи "Держись и борись до конца!" На похоронах Дуррути Барселона почтила его крупнейшими народными демонстрациями в своей истории; каталонский пролетариат наводнил улицы, чтобы попрощаться с человеком, отдавшим свою жизнь за дело обездоленных всего мира. Кратко обрисовав природу нашей Группы, перехожу к краткому предисловию к нашей брошюре «Hacia una nueva revolucion» (К новой революции). Прежде всего, когда он был написан? Где-то в середине 1938 г. Следует обратить особое внимание на то, что для нас написание этой брошюры, под тем заглавием, которое мы ей дали, в тот трагический для испанского пролетариата час было крайне вызывающей акцией... Несмотря на героизм и упорство, пролетарии страны стояли на грани ужасного поражения, так как не смогли подавить контрреволюцию, ведомую сталинистами, которых поддерживали реформисты из (руководства, – прим. ред.) Национальной Конфедерации Труда (CNT), Иберийской Анархистской Федерации (FAI) и высших эшелонов государства. Стоял 1938 год (40 лет назад); война была проиграна, и на всех боевых фронтах мы терпели поражение из-за предательства сталинистов, занимавших ключевые позиции в процессе принятия решений и выполнявших приказ Сталина: ослаблять вооружённый испанский пролетариат. В этот трагический час мы, группа Друзей Дуррути, на нашем последнем собрании, после длительного изучения той катастрофы, в которую нас ввергла контрреволюция, несмотря на размах этой катастрофы, отказались смириться с окончательным поражением. Предательская политика Ларго Кабальеро (премьер-министра республиканского правительства в 1936–1937 гг., – прим. ред.) разъела революционный дух тыла, а пораженческое, капитулянтское правительство Негрина (премьер-министр в 1937–1939 гг..) придало поражению масштаб массового жертвоприношения. По этой причине мы решили опубликовать брошюру "К новой революции", которая была посланием надежды и решимости возобновить борьбу против международного капитализма, мобилизовавшего в 1930-е гг. свою жандармерию (своих чёрнорубашечников и коричневорубашечников), чтобы сломить испанский рабочий класс во главе с анархистами и революционными рядовыми членами Национальной Конфедерации Труда.

Хайме Балиус, 1978.

Первая страница №1 газеты «Эль Амиго дель Пуэбло»,

издававашейся в 1937 г. «Друзьями Дуррути»

Наша позиция

Пришло время конкретизировать нашу позицию. Мы сделаем это по отношению к каждой из проблем, поставленных нынешней ситуацией. Что касается проблемы войны, мы поддерживаем идею абсолютного контроля рабочего класса над армией. Офицеры, имеющие корни в капиталистическом режиме, не заслуживают с нашей стороны ни малейшего доверия. Многочисленные случаи дезертирства и большинство катастроф, с которыми мы столкнулись, были вызваны явным предательством офицеров. Что касается армии, нам нужна революционная армия, возглавляемая исключительно рабочими, и, если мы сохраним офицеров, они должны находиться под строжайшим наблюдением. Мы настаиваем на том, что войну должны вести сами рабочие. У нас для этого очень много оснований. Поражения в Толедо, Талавере, потеря Севера и Малаги указывают на некомпетентность и отсутствие честности в правительственных кругах по следующим причинам. Север Испании можно было спасти, если бы были приобретены военные материалы, необходимые для сопротивления врагу. Средства на это были. У Банка Испании было достаточно золота, чтобы наводнить испанскую землю оружием. Почему этого не было сделано? Время на это было. Мы должны помнить, что контроль за невмешательством не ощущался до тех пор, пока испанской войне не исполнилось уже несколько месяцев. Руководство ведением войны было катастрофическим. Успехи Ларго Кабальеро оказались плачевными. То, что Арагонский фронт не получил оружия, в котором он так нуждается, является его виной. Из-за его нежелания вооружить арагонский участок Арагону не удалось вырваться из фашистских тисков. В то же время, это не могло снять напряжение с фронтов вокруг Мадрида и на Севере. Именно Ларго Кабальеро заявил, что высылать оружие на Арагонский фронт – это всё равно, что вооружать CNT.

·         Мы выступаем против сотрудничества с буржуазными группами. Мы не верим, что можно отказаться от классового подхода. Революционные рабочие не должны поддерживать официальных лиц или занимать посты в министерствах. Пока длится война, сотрудничество допускается – на поле боя, в окопах, на брустверах и в производительном труде в тылу. Наше место – в рабочих союзах, на рабочих местах, в поддержании бунтарского духа, который даст плоды при первой же возможности. Мы не должны участвовать в операциях, подготовленных буржуазными политиками, действующими в согласии с иностранными канцеляриями. Это было бы равнозначно усилению наших врагов и затягиванию петли капитализма. Никаких портфелей. Никаких министерств. Назад в рабочие союзы и к простоте орудий производства.

·         Мы выступаем за единство пролетариата, но осознаем, что это должно быть единство между рабочими, а не с бюрократами и бездельниками. В настоящий момент согласие между революционным крылом UGT и СNT является реально перспективным. Но мы не верим в возможность взаимопонимания с каталонской UGT или с последователями Прието.

·         Социализация экономики крайне важна для победы в войне и прогресса революции. Настоящий дрейф не может продолжаться. Нельзя верить в преимущество различных центров производства, действующих нескоординированно. Обо всём этом должны позаботиться рабочие.

·         Религия не подлежит дальнейшему обсуждению. Народ уже вынес свой окончательный вердикт по этому вопросу. Тем не менее, появилась тенденция к новому открытию церквей. Применение закона о свободе совести и отправление церковных служб приводят нас к выводу, что те, кто сидят в правительстве, позабыли о днях великих костров.

·         В распределении товаров должно соблюдаться строгое рационирование. Нельзя допустить, чтобы рабочие голодали в то время, как банкиры питаются в ресторанах, контролируемых рабочим классом. Распределение должно быть социализировано и осуществляться на основе рационирования. Бюрократия должна уйти. Тысячи бюрократов, заполонивших Барселону, являются одной из худших эпидемий чумы, падших на наши головы. И под бюрократом мы подразумеваем любого кафешантанного бездельника. Абсолютное уничтожение бюрократии.

·         Баснословные барыши должны уйти в прошлое немедленно. Возмутительно, когда дружинники зарабатывают десять песет в день, а бюрократы несут домой такую огромную зарплату. Асанья и Компанис до сих пор получают ту же зарплату, что и раньше. Мы добиваемся введения посемейной оплаты. И прекращения раз и навсегда этого вопиющего неравенства.

·         Народ должен сам вершить правосудие. Мы не можем согласиться с фальшивой практикой в этом вопросе. Мы перешли от прежних классовых трибуналов к судам, состоящим из карьеристов. И мы возвращаемся к старому положению вещей. Теперь избавляются и от судов присяжных. Пролетарское правосудие принадлежит только рабочим.

·         Должен быть достигнут прогресс в социализации крестьянского хозяйства Испании. Коллективный саботаж нанёс огромный урон сельскому хозяйству и породил спекуляцию. Контакт между городом и деревней сблизит крестьян с пролетарским классом. И психология сельского рабочего, привыкшего возделывать свой собственный клочок земли, изменится.

·         Проблемы культуры, как и любого другого вида деятельность в стране, которая относится к разряду социальной, культурной или экономической, являются безраздельной сферой рабочих. Они должны определить лицо этой новой эры.

·         Революционный порядок должен поддерживаться самими рабочими. Мы настаиваем на расформировании военного корпуса в униформах, который не является гарантией революции. Рабочие союзы должны предоставить людей, чьей задачей будет охрана нового порядка, который мы хотим установить.

·         Что касается иностранных дел, мы не принимаем перемирия; и, пропагандируя нашу революцию, мы считаем, что эта работа должна вестись за границей на производстве, а не в канцеляриях, тем более не в политических кликах. Мы должны говорить с рабочими за рубежом на языке революции. До сих пор использовался словарь демократии. До рабочих организаций, до каждого должно быть донесено, что им следует делать: саботировать фашистское производство, отказываться грузить сырьё или военные материалы для убийц испанского народа. Они должны устраивать демонстрации на улицах, требовать от своих правительств справедливости к нашему делу, которое является делом мирового пролетариата.

Наша программа

Революции не могут победить без путеводных ориентиров, без непосредственных целей. Вот чего не хватало Июльской революции. Обладая силой, CNT не знала, как строить спонтанную деятельность на улице. Сами лидеры были напуганы событиями, которые для них стали совершенно неожиданными. Они понятия не имели о том, какой курс действий избрать. Теории не было. Год за годом мы тратили, размышляя над абстракциями. Что делать? – спрашивали себя лидеры. И они позволили революции потерпеть поражение. Такие возвышенные моменты не оставляют времени для колебаний. Наоборот, каждый должен знать, куда идти. Именно этот вакуум мы стремимся заполнить, сознавая, что происшедшее в Июле и в Мае никогда не должно повториться.

В нашу программу мы вносим небольшую вариацию в анархизме: создание Революционной Хунты. Как мы считаем, революции нужны органы для её защиты и подавления, в организованном ключе, враждебных секторов. Как показали текущие события, такие сектора не соглашаются на забвение, пока не будут сокрушены. Возможно, некоторые анархистские товарищи испытают  определённые идеологические опасения, но урока, проистекающего из опыта, достаточно, чтобы заставить нас прекратить красться кошачьим шагом. Если мы не хотим, чтобы повторилось то же, что происходит с нынешней революцией, мы должны с максимальной энергией противодействовать тем, кто не отождествляет себя с рабочим классом.

После этого краткого вступления переходим к изложению пунктов нашей программы:

I- Создание Революционной Хунты или Национального совета обороны.

Этот орган будет организован следующим образом: члены Революционной Хунты будут избираться путём демократического голосования в профсоюзных организациях. Следует учитывать и отсутствующих товарищей, находящихся на фронте: у этих товарищей должно быть право на представительство. Хунта не будет заниматься экономическими делами, которые являются исключительной прерогативой рабочих союзов.

У Хунты будут следующие революционные функции:

a) Управление ведением войны,

б) Обеспечение революционного порядка,

в) Иностранные дела,

г) Революционная пропаганда.

Лица, занимающие посты, регулярно сменяются, чтобы предотвратить чьё-либо закрепление на них. Профсоюзные собрания будут осуществлять контроль за деятельностью Хунты.

II - Вся экономическая власть – рабочим союзам.

После Июля рабочие союзы продемонстрировали огромную способность к созидательной работе. Если бы мы не оставили их на вторых ролях, они достигли бы высоких результатов. Именно из рабочих союзов будет состоять структура пролетарской экономики. Для улучшения координации хозяйственной деятельности может быть сформирован также Экономический совет, с учетом отраслевых рабочих союзов и отраслевых федераций.

III - Свободная муниципальная община.

До утверждения иностранных династий общинные права защищались в Испании с большим упорством. Такая децентрализация предотвращала возникновение новой государственной системы. В новой Испании, к которой идет пролетариат, будут восстановлены свободы, принятые в Вильяларе. И так называемые каталонская и баскская проблемы – будут разрешены. Муниципальная община примет на себя те общественные функции, которые не входят в полномочия рабочих союзов. Так как общество, которое мы собираемся построить, будет состоять исключительно из производителей, сами рабочие союзы будут служить опорой муниципальных общин. А поскольку не будет неравенства в интересах, не будет и конфликтов. Муниципальные общины будут организовываться в окружные, региональные федерации и общую федерацию всего полуострова. Муниципальные общины и рабочие союзы будут поддерживать связь на местном, региональном и общенациональном уровнях.

К новой революции

Июльской революции больше нет. Ни одна из революций, рассматриваемых обычно в качестве архетипов социальной революции, не переживала такого головокружительного падения. Нельзя строить теории о стадиях развития событий, потому что революция не является свершившимся фактом. Неутомимый гений пролетариата Испании обязательно должен снова прийти в действие. Мы должны выйти на улицы и начать всё сначала. Революции очень часто происходят в нашей стране. Иногда они начинаются без необходимых условий, не имея шансов на успех. Необходимо уметь определить точный момент, говоря психологически о восстании. Результат зависит от правильного выбора.

Делать прогнозы нелегко. Кто сможет предсказать следующий Июль или даже следующий Май? Тем не менее, мы можем предположить, что в Испании такие условия будут представляться снова и снова. Если война будет продолжаться в том же неблагоприятном ключе, всех политиков, которые стремятся к перемирию и братским объятиям, надо будет выбросить на свалку. Хорошим подтверждением этого является саботирование ведения войны, милитаризация промышленности и вся гамма МТО, равно как и вздутые цены на продукты – инфляция, провоцируемая власть имущими в целях создания благоприятной атмосферы для осуществления их планов по удушению революции. Может случиться, что обсуждаемое соглашение состоится: тогда придёт время сопротивляться ему с оружием в руках. А если мы выиграем войну, проблемы, стоящие в такой острой форме сегодня, возникнут снова по возвращении наших товарищей с фронтов. Как их надо будет решать? Как превратить военную индустрию в мирную? Найдётся ли работа для солдат? За всеми ли жертвами будет уход? Смирится ли офицерский класс с утратой своих привилегий? Можно ли будет восстановить рынки сбыта?

Каждой из трех упомянутых нами возможностей соответствует определённая позиция. Мы не можем сказать, какую из них следует занять. Проблема, однако, заключается в подготовке нового восстания, с тем, чтобы пролетариат завоевал решающий контроль над страной. Нельзя сказать, что наша реакция чрезмерна. В настоящем моменте ничего революционного не осталось. Контрреволюция достаточно обнаглела для того, чтобы идти на любые провокации. Тюрьмы набиты рабочими. Пролетариату открыто отказывают в его правах. С нами, революционными рабочими, обращаются как с мелкими чиновниками. Язык бюрократов, в униформе и без униформы, невыносим. Не говоря уже об атаках на рабочие союзы. Новая революция – это единственный возможный курс действий. Начнём же готовить её. И на высоте нового удара мы присоединимся к товарищам, сражающимся на фронтах, сидят в тюрьмах и, даже сейчас, лелеют надежду на революцию, которая принесёт справедливость для рабочего класса, – всем тем, кто на улицах. За успех новой революции, которая принесёт полное удовлетворение рабочим города и села. За достижение анархистского общества, которое исполнит чаяния человека.

Вперёд, товарищи!

 

ЛИТЕРАТУРА ПО КУРСУ

 

А) Обязательная литература:

1. Год кризиса 1938-1939. Документы и материалы. – М., 1990. – Т. 1,2.        Книга посвящена актуальному вопросу – дипломатическим отношениям и предвоенной внешней политике ведущих государств – СССР, Германии, Англии, Франции. Сейчас, когда проблемы международных отношений перед II мировой войной вызывают острые дискуссии, ознакомление с источниками, среди которых опубликовано много новых материалов, поможет сделать более-менее объективные выводы по названной проблеме.

2. Драбкин Я.С. Ноябрьская революция в Германии. – М., 1967.

Монография ведущего специалиста по немецкой революции 1918 г. остается наиболее полным и серьезным исследованием по этой теме на русском языке.

3.Европа между миром и войной. – М., 1992.

Исследование посвящено проблемам международных отношений в Европе в 20-30-е гг., формированию Версальско-Вашингтонской системы, раскрывает её основные противоречия, причины, приведшие к распаду этой системы и новой мировой войне.

4. Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне II мировой войны. – М., 1989.

Автор, опираясь на новейшие материалы из советских и иностранных архивов, рассказывает об особенностях дипломатической борьбы в 30-е гг, освящая такие вопросы как политика «умиротворения» и «коллективной безопасности», переговоры между СССР и Францией и Англией, причины их срыва, условия заключения и содержание советско-германского пакта о ненападении и последующих договоров. Обращаясь к такой важнейшей проблеме как ответственность за развязывание II мировой войны, автор на основе широкого источникового материала убедительно доказывает свою концепцию.

5. Хаффнер С. Революция в Германии 1918-1919: как это было в действительности. – М., 1983.

В книге либерального публициста ФРГ анализируется роль революции 1918 г. в германской истории, делаются интересные выводы о пагубных последствиях подавления революции для германской истории.

6. Язьков Е.Ф. История стран Европы и Америки в новейшее время (1918-1945гг). – М., 2000.

Автор, ведущий отечественный специалист по новейшей истории стран Европы и Америки, предлагает свой авторский курс лекций по   основным темам изучаемого периода. Он останавливается на дискуссиях, существующих в современной исторической литературе по наиболее актуальным проблемам новейшего истории межвоенного времени.

 

Б) Литература по выбору:

1. Алатри П. Происхождение фашизма. – М., 1961.

2. Александров В. Мафия СС. – М., 1984.

3. Аникеев А.А. Германский фашизм и крестьянство(1933-1945). – Ростов-на-Дону. – 1979.

4. Белоусова З.С. Франция и европейская безопасность(1929-1939). – М., 1976.

5. Волков Ф.Д. Тайное становится явным. – М., 1989.

6. Галкин А.А., Рахмир П.Ю. Консерватизм в прошлом и настоящем. – М., 1987.

7. Городецкий Г. Роковой самообман: Сталин и нападение Германии на Советский Союз. – М., 1999

8. Димитров Г.М. Лейпцигский процесс. Речи, письма и документы. – М., 1984.

9. Драбкин Я.С. Проблемы и легенды в историографии германской революции. 1918-1919. – М., 1990.

10. Егоров Ю.В. Народный фронт во Франции. Внутриполитическая борьба во Франции в 1934-1938 гг. – М., 1972.

11. Илюхина Р.М. Лига наций. 1919-1934 гг. – М., 1982.

12. История США. – М., 1985. – Т. 3.

13. Королькова Е.И. «Новый курс» Рузвельта. – М., 1992.

14. Мальков В.Л. Франклин Рузвельт.- М.,1988.

15. Об оценке революции 1918-1920 гг. в Германии.//Новая и Новейшая история. – 1989. - № 6.

16. Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945. – М., 2004.

17. Стефан Д. Русские фашисты. Трагедия и фарс в эмиграции, 1925-1945 гг. – М., 1992.

18. Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль. – М., 1982.

19. Черная Л. Коричневые диктаторы. – М., 1992.

20. Эррио Э. Из прошлого. Между двумя войнами. – М., 1958.

 

УЧЕБНИК: История новейшего времени стран Европы и Америки. 1918-1945. – М., 1989.

 

 

 

 

 

 

 

 

ТЕМЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ:

I. Революция в Австро-Венгрии: буржуазно-демократическая революция в Австрии, Венгерская советская республика.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Бенке В. Некоторые итоги первой пролетарской диктатуры в Венгрии. Созидательные будни Венгерской советской республики.// Коммунист. – 1979. - № 4.

2.     Кун Б. Избранное. О Венгерской Народной республике. – Будапешт, 1980.

3.     Линтаи Э. Венгерская Советская республика. – М., 1970.

4.     Рубинштейн Е.И. Крушение австро-венгерской монархии. – М., 1963.

 

II. Страны Западной Европы и Америки в 1918-1923 гг.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Дюкло Ж. Октябрь 1917 г. и Франция. – М., 1970.

2.     Полит В. Годы политического ученичества. – М., 1960.

3.     Викторов В.П.  Политика французских радикалов и радикал-социалистов. 1919-1926. Ростов, 1986.

4.     Лопухов Б.Р. Фашизм и рабочее движение в Италии. – М., 1968.

5.     Никитин В.А. Консерватизм и политическая борьба в США 1900-1929 гг. – М., 1991.

6.     Лани В.И. США от I до II мировой войны. – М., 1976.

7.     Трухановский В.Г. Новейшая история Англии. – М., 1958.

8.     Степаненко В.В., Дугин А.Н. Революционный взрыв в Европе и Азии (1919-1923 гг.) // Очерки истории XX в. – М., 1991. Ч.П.

9.     Ундасынов И.Н. Коммунисты и лейбористская партия. 1919-1923 гг.  – М., 1979.

10. Чернуха З.В. Становление французской коммунистической партии.       – М., 1976.

11. Язьков Е.Ф. Фермерское движение в США 1918-1929. – М., 1974.

 

 

III. Латинская Америка в 1-й период современной истории.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     Гаранин Ф.А. Народный фронт в Чили. 1936-1941. – М., 1973.

2.     Капитализм в Латинской Америке. Очерки генезиса, эволюции и кризиса. – М., 1983.

3.     Романов З.И. Развитие капитализма в Аргентине. – М., 1985.

4.     Хенкин С.М. Мелкобуржуазная демократия в Бразилии в 20-30-е гг. XX в. – М., 1985.

 

IV. II Мировая война.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

1.     II мировая война в воспоминаниях У.Черчилля, Ш. де Голля, К.Холла, У.Леги, Д.Эйзенхауэра. – М., 1990.

2.     Вторая мировая война: Два взгляда. Хроника и документы. – М.,1995.

3.     Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в 2-х томах. – М., 1986.

4.     Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. – Т.2. – М., 1978, Т.4. – М., 1984, Т.6. – М., 1984.

5.     Типпельскирх К. История II мировой войны. – М., 1956.

6.     Шелленберг В. Лабиринт. – М., 1991.

7.     Движение Сопротивления в Западной Европе. – М., 1990-1991, - 2 тома.

8.     Молчанов Н.Н. Генерал де Голль. – М., 1980.

9.     Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. – М., 1985.

10. Пыхалов И. Великая оболганная война. – М.,2006.

11. Розанов Г.Л. Конец 3-го рейха. – М., 1985.

12. Сиполс В.Я. На пути к великой Победе. Советская дипломатия в 1941-1945 гг. – М., 1985.

13. Филатов Г.С. Крах итальянского фашизма. – М., 1973.

14. Финкер К. Заговор 20 июля 1944 г. Дело полковника Штауффенберга. – М., 1976.

15. Яковлев Н.Н. Перл-Харбор. 7 декабря 1941 г. Быль и небыль. – М., 1988.

 

4. Тематика курсовых и дипломных работ.

 

1)    Проблема разоружения в международных отношениях 20-х годов ХХ века.

2)    Доктрина «мировой революции» в теории и практике Коминтерна.

3)    Антифашистская концепция и тактика Коминтерна.

4)    Идейные истоки фашизма.

5)    Социальная политика Народного фронта во Франции.

6)    Либеральный реформизм «нового курса» Ф.Д. Рузвельта.

7)    Народный фронт в Испании: программа, политическая борьба, социально-экономическая политика.

8)    Движение «интербригад» в национально-революционной войне в Испании.

9)    Дискуссия о характере и сущности фашистского режима.

10)                     Структура, принципы и развитие нацистской партии.

11)                     Теория и практика корпоративизма в итальянском фашизме.

12)                     Доктрина «национального социализма» в идеологии германского фашизма.

13)                     Политическая структура III рейха. Аппарат террора в нацистской Германии.

14)                     Политика «умиротворения агрессора» в 30-е годы ХХ века.

15)                     Советско-германские договоры 1939 года.

16)                     Антигитлеровская коалиция в годы II мировой войны: дипломатические, военные и экономические аспекты.

17)                     Противостояние советской и германской разведок в предвоенные годы и в период II мировой войны.

18)                     Проблема «превентивной войны» в 1941 г.

 

 

ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ

1.     Основные периоды новейшей истории.

2.     Основные итоги I мировой войны. Версальско-Вашингтонская система и её противоречия.

3.     Эрозия Версальско-Вашингтонской системы и ее распад.

4.     Особенности мирового революционного подъёма. Западные страны (Англия, Франция, Италия, США) в 1918-1923 годы.

5.     Ноябрьская революция в Германии.

6.     Историография Германской революции 1918 г.

7.     Революция в Австро-Венгрии. Венгерская советская республика.

8.     Основные черты временной частичной стабилизации капитализма.

9.     США в годы «процветания».

10. Веймарская республика в Германии.

11. III республика во Франции. Политика правительства «левого блока» и «национального единения».

12. Великобритания в годы стабилизации.

13. Мировой экономический кризис 1929-1939 гг.

14. «Новый курс» Ф.Д. Рузвельта.

15. Народный фронт во Франции.

16. Национально-демократическая революция и народный фронт в Испании.

17. Сущность и причины зарождения фашизма. Основные концепции историографии.

18. Формирование фашистской диктатуры в Италии в 1922-1926 гг.

19. Итальянский корпоративизм. Фашизм в Италии в 1926-1939 годах.

20. Республика Сало как новое издание фашизма в Италии.

21. Развитие германского национал-социализма от зарождения до прихода к власти.

22. Приход нацистов к власти. Установление фашистской диктатуры в Германии.

23. Политическая структура нацистского государства.

24. Социально-экономическая политика III рейха.

25. Идеология и система пропаганды в нацистской Германии.

26. Иберийский фашизм.

27. Особенности французского фашизма.

28. Теория и практика английского фашизма.

29. Причины раскола в международном рабочем движении. Две линии международного рабочего движения.

30. Великобритания в период мирового экономического кризиса.

31. Концепция «единого рабочего фронта». Эволюция политики «единого рабочего фронта».

32. Антифашистская стратегия и тактика Рабочего Социалистического Интернационала и Коминтерна.

33. Формирование военных очагов в Европе и Азии. Политика «умиротворения» агрессора и идея «коллективной безопасности».

34. Пакт о ненападении и советско-германские договоры 1939 года. Основные точки зрения на последствия этих соглашений.

35. Основные периоды II мировой войны. Дискуссия о характере II мировой войны.

 

 

 

 

 

 

 

Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:04