Терехов Олег Сергеевич




ДИНАМИКА МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ XX ВЕКА:
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ И ТЕОРЕТИКО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

АВТОРЕФЕРАТ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблематика межэтнических конфликтов занимает одно из приоритетных мест в современном социальном познании. Сложные процессы глобального общественного развития, противоречия во взаимодействии народов с разными культурами, переживающих резкие социальные, политические и экономические изменения, нередко проявляются в обострении межэтнических конфликтов. Значимость этих явлений для полиэтничных регионов во всем мире обусловливает необходимость исследовать истоки и причины этнической мобилизации, само этническое сознание, которое нередко используется с целью коллективного действия, в том числе и насильственного. Очевидна необходимость разработки мер раннего предупреждения и быстрого нивелирования возможных последствий конфликтов на межэтнической почве.
При этом сосредоточенность авторов на конкретных описываемых событиях и частных аспектах региональной проблематики не позволяет расширить концептуально-методологический базис проводимых исследований. Несмотря на огромную литературу, посвященную этносам и конфликтам, сама природа и сущность этничности остается в общем — социально-философском плане — не раскрытой, а реальная динамика межэтнических конфликтов еще не получила адекватного теоретического объяснения.
В силу этих обстоятельств философское исследование онтологических основ этничности, теоретическое, сравнительно-историческое исследование динамики межэтнических конфликтов имеют большое концептуальное и практическое значение.
Проблема исследования заключается в социально-философском осмыслении природы этноса и этничности в связи с межэтническими взаимодействиями, а также в раскрытии основных причинных факторов и закономерностей динамики межэтнических конфликтов.
Степень исследованности проблемы. Рассмотрение межэтнического конфликта в качестве самостоятельного предмета научного познания происходит в 1960 - 1970-е годы. В это время публикуются исследования К. Дойча, М. Бэнтона, Д. Кэмпбелла, Г. Кона, У. Коннора, Р. Ле Вайна, Р. Сегала, Г. Сетон-Уотсона, С. Энлоу, С. Уильямса и других авторов. В данных работах межэтнический конфликт превращается в самостоятельный объект изучения, но рассматривается преимущественно как расовый. Среди классиков западной общественной науки, внесших наиболее значительный общетеоретический вклад в разработку методологических основ межэтнических процессов и проблем национализма, выделяются Б. Андерсон, О. Бауэр, Э. Геллнер, Д. Горовиц, Т. Гурр, У. Коннор, М. Манн, Дж. Ротшильд, Э.Смит, Р. Ставенхаген.
Проблемы методологических основ исследования этнических конфликтов отражены в работах А. В. Авксентьева, Ю. В. Бромлея, Е. А. Веселкина, И. И. Жигалова, В. И. Козлова, А. П. Королевой, С. Я. Козлова, М. Э. Крамаровой, Е. М. Логиновой, С. Л. Михайлова, Ю. С. Оганисяна, М. И. Семиряги, В. А. Тишкова.
В отечественной литературе достаточно глубоко анализируется состояние и тенденции изменения межнациональных отношений в современной России. Таковы работы и отдельные статьи А. Г. Агаева, В. В Амелина Ю. В. Арутюняна, Э. А. Баграмова, Т. Ю. Бурмистровой, М. Н. Губогло, Ю. Д. Дешериева, М. С. Джунусова, М. В. Иордана, М. И. Исаева, Ю.В. Попкова, Е.А. Тюгашева.
Необходимость определить противоречивые скрытые механизмы психологии межэтнических отношений заставила нас обратиться к работам В. С. Агеева, Г. М. Андреевой, В. А. Лурье, И. С. Кона, С. К. Рощина, Г. У. Солдатовой, В. А. Соснина, П. Н. Шихирева, А. К. Уледова, Д.В. Ушакова.
Объект исследования - межэтнические конфликты XX в., происходящие в рамках одного государства и характеризуемые высоким уровнем насилия (вооруженные столкновения с жертвами, разрушения, этнические чистки и т.п.).
Предмет исследования включает онтологические основания этничности (природу и внутреннюю структуру этносов), закономерности и причинные факторы динамики межэтнических конфликтов.
Методология исследования включает социально-философские подходы к анализу альтернативных концепций и моделей этничности, построению онтологических моделей, а также теоретико-исторический подход к выявлению закономерностей динамики межэнических конфликтов, объединяющий индуктивные сравнительно-исторические методы и гипотетико-дедуктивный метод.
Выявление онтологических оснований и построение синтетической модели этноса производится на основе идей социальной онтологии (концепции 3-х миров К.Поппера и 4-х сфер бытия Н.С. Розова). Кроме этого, применяется традиционный со времен Аристотеля способ объединения противоположных позиций (в нашем случае — примордиалистской и конструктивисткой) в единую синтетическую онтологическую схему.
Теоретико-исторический анализ представлен, главным образом, сравнительно-историческим подходом, который используется совместно с методами анализа причинных связей Бэкона-Милля и формальным аппаратом Буля-Рэгина.
Цель исследования состоит в социально-философском анализе и синтезе противоречивых воззрений на этнос и этничность, в построении такой онтологической модели этноса, которая объединяла бы сильные стороны противоположных подходов и была релевантной для последующего теоретико-исторического анализа — выявления основных причинных факторов и закономерностей динамики межэтнических конфликтов, прежде всего в аспекте эскалации насилия и замирения.
Для достижения цели исследования поставлены и решены следующие задачи:
1) определить содержание понятий «этничность», «этнос» и «межэтнический конфликт» для дальнейшего использования этих понятий в качестве рабочих для данного исследования; провести социально-философский анализ основных подходов в этнологии (примордиализм, конструктивизм, инструментализм), выявить их сильные и слабые стороны, изучить возможности объединения сильных сторон подходов в онтологической модели, пригодной для дальнейшего использования в теоретико-историческом исследовании межэтнических взаимодействий;
2) построить модель этноса, объединяющую культурную, социальную, психологическую и биологическую основу этнического сознания и поведения на основе социально-философского анализа и синтеза современных противоречащих друг другу подходов в этнологии;
3) раскрыть концептуальные следствия построенной модели этноса для анализа межэтнических взаимодействий (в том числе, конфликтных);
4) применить теоретико-исторический анализ (объединяющий сравнительно-исторические, индуктивные и гипотетико-дедуктивный подходы) на материале динамики межэтнических конфликтов; выявить основные причинные факторы и закономерности эскалации межэтнических конфликтов с помощью данной методологии;
5) построить модель динамики межэтнических конфликтов на основе полученных в результате анализа причинных факторов и определить их внутреннюю взаимосвязь.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:
— уточнены границы, объем и содержание понятий «этнос» и «межэтнический конфликт»; в контексте данных социально-философских категорий представлены границы содержания понятия «этнос»;
— выявлены онтологические основания существования этноса на основе «сфер бытия» этнической группы с учетом примордиалистского и конструктивистского подходов в этнологии;
— представлена концептуальная схема понимания этноса (онтологическая модель), учитывающая культурную, биологическую и социальную основу формирования этнической принадлежности, объединяющая сильные стороны примордиалистского и конструктивистского подходов;
— с помощью теоретико-исторического анализа выявлен комплекс причинных факторов динамики межэтнических конфликтов.

Положения, выносимые на защиту:
1. Осуществлен продуктивный синтез подходов примордиализма и конструктивизма к пониманию этноса и этничности. Этничность включает в качестве главных компонентов чувство особой социокультурной идентичности и социальной общности, основанных на общем происхождении и общей исторической судьбе (реальной или вымышленной), четкое имя (этноним), определенный набор групповых стандартов и норм поведения, как правило, предполагающий ту или иную степень этнической солидарности.
2. В построенной синтетической онтологической модели этнос представляется как ядро и три внешних слоя («оболочки») вокруг ядра. Положение индивида в ядерной группе этноса состоит в том, что он (за редчайшими исключениями) не в силах изменить свою принадлежность к этносу и отказаться от нее. Для принадлежности к этническому ядру выделяются следующие характеристики: врожденные антропологические признаки, способность говорить на родном языке свободно и без акцента, ритуалы жизненного цикла (обряды признания ребенка в сообществе, типа крещения, свадебные обряды и похороны), а также повседневное поведение. Для ядра этноса в целом остаются верными положения примордиализма. Первый слой вокруг этнического ядра включает людей, рожденных от принадлежащих ядру моноэтничных родителей, но представители этого слоя не соблюдают обряды и ритуалы, которые считаются обязательными для данной этнической группы. Второй слой включает детей от межэтнических браков, причем один из родителей принадлежит либо к этническому ядру, либо к первому слою вокруг ядра. Представители второго слоя в разных условиях либо относят себя к данному этносу, принимаются в нем как «свои», либо считаются «неполностью своими», либо вовсе выходят или «изгоняются» из него. К третьему слою относятся «этнические иммигранты», стремящиеся ассимилироваться в данном этносе, но не имеющие кровного родства с его представителями. От внутренней оболочки к внешней возрастает адекватность положений конструктивизма и инструментализма в этнологии.
3. В работе показано, что взаимоотношение между различными этносами, с одной стороны, в большой степени зависит от структуры каждого этноса (величины внешних слоев и их пересечения), с другой стороны, само изменяет эту структуру (усиливается или ослабляется этническая солидарность, приверженность этническим ритуалам и нормам поведения, становится больше или меньше межэтнических браков, больше или меньше людей стремятся ассимилироваться в том или ином этносе и т.д.). Таким образом, сама структура этносов во многом определяется следствием предшествующих межэтнических взаимодействий, в том числе конфликтных.
4. Применение теоретико-исторического анализа в тематике межэтнических конфликтов показало свою эвристическую ценность, позволило провести систематический сравнительный анализ случаев эскалации и замирения межэтнических конфликтов, представить результаты в компактной форме, выделить конфликтообразующие факторы и закономерности динамики конфликтов.
5. Как показало теоретико-историческое исследование динамики межэтнических конфликтов, два типа факторов влияют на динамику межэтнических конфликтов: «трансформационно-политические» и «ресурсные». К трансформационно-политическому комплексу относится низкий уровень реального представительства интересов этнической элиты в органах власти, который положительно влияет на резкую мобилизацию этнической элиты, пользующейся поддержкой большей части представителей этнической группы, что в условиях ослабления контроля аппарата насилия государства над полиэтничной территорией, приводит к межэтническому конфликту. К ресурсному комплексу факторов относится высокий уровень сегрегации этнических групп в полиэтничном государстве, что в условиях положительной демографической динамики и депривации доступа к прежде доступным привилегиям и ресурсам у этнической группы ведет к эскалации межэтнического конфликта.
Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в решении принципиальных социально-философских вопросов этнологии, связанных с противоречащими друг другу подходами, в построении синтетической онтологической модели этноса, в выявлении значимых факторов и закономерностей динамики межэтнических конфликтов.
Социально-философское осмысление проблемы межэтнических конфликтов значимо с точки зрения необходимой межпредметной интеграции, поскольку в большей части работ прикладного и теоретического характера, посвященных данной теме, преобладают узкодисциплинарные подходы.
Материалы диссертации могут быть использованы при разработке учебных курсов по полититологии  и этноконфликтологии, этносоциологии, а также в программах развития полиэтничных территорий, в разработке перспективных стратегий разрешения застарелых и возобновляющихся межэтнических конфликтов.
Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования были апробированы на международных (Новосибирск 2007, 2008, Курган 2008), всероссийских (Новосибирск 2007, 2008, Магнитогорск 2008), региональных (Бердск 2006) конгрессах и конференциях, отражены в девяти публикациях.
Основные положения диссертации были представлены автором на теоретических семинарах кафедры философии Новосибирского государственного педагогического университета (май 2008) и философского факультета Новосибирского государственного университета (июнь 2008).
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав и заключения. В конце работы помещен список использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, формулируется проблема, раскрывается состояние проблемы, фиксируются объект и предмет, цель и задачи исследования, раскрывается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость работы.
В первой главе «Теоретико-методологические проблемы анализа этноса и межэтнических конфликтов» проанализированы современные концепции в этнологии и этноконфликтологии, и предложен концептуальный подход к пониманию этноса. Критически изучены, систематизированы основные факторы возникновения межэтнических конфликтов и определено содержание понятия «межэтнический конфликт».
Первый параграф «Современные исследования природы этноса и этничности: мировой и отечественный опыт» содержит социально-философский и теоретический анализ категорий «этнос» и «этничность».
В понимании сущности этноса отсутствует единое мнение. Среди наиболее современных и влиятельных школ, объясняющих возникновение чувств этнической принадлежности выделяются: примордиализм, конструктивизм и инструментализм (этносимволизм, функционализм).
Каждый из представленных подходов раскрывает определенную сторону этого сложного социального феномена: примордиализм (П. Ван ден Берг, Э. Смит, Л.Н. Гумилев, К. Гиртц) описывает достаточно устойчивые проявления этнической принадлежности; высокую степень солидарности и стремление к воспроизводству внутри определенной этнической группы. Важной чертой данного направления является акцент на устойчивой тенденции к передаче этнической культурной информации от поколения к поколению. Причинами возникновения межэтнических конфликтов, в аспекте биологического примордиализма, являются мотивы физического выживания членов этнической группы. В условиях слабого государства взаимный страх этносов и неопределенность гарантий физического выживания приводят людей к насильственной борьбе. Биологический примордиализм развивает идею о том, что подавление социальным контролем этнической солидарности людей способно увеличить деструктивные последствия конфликта. Однако только проблема безопасности этноса не способна стать всеобщим мобилизационным мотивом к межэтническому конфликту. Потребность в безопасности, например среди гражданского населения, может быть реализована присоединением к диаспоре вне конфликтного региона или эмиграцией.
Конструктивизм (Ф.Барт, Э.Геллнер, Б. Андерсон, В. А.Тишков) и инструментализм (Л. Белл, А. Коэн, Дж. Окамура, М.П. Фишер, К. Янг), наоборот, пытаются выделить наиболее изменчивые проявления этноса, которые созданы целенаправленной деятельностью этнической элиты, а также воздействие на автохтонную этнокультуру со стороны представителей соседствующих этнических сообществ, включенных в экономическое и социальное сотрудничество.
Общий недостаток данных подходов в объяснении причин межэтнических конфликтов состоит в игнорировании пределов воздействия идеологов на этническую группу. Этноцентризм легко пробуждается, но идеологам не удается его погасить после затяжного конфликта, даже после того, как были достигнуты мирные соглашения между противоборствующими этническими группами.
Таким образом, в соответствии с логикой конструктивизма, этничность конституируется через социальный контакт, социальное взаимодействие. Но не все контакты приводят к появлению этнического самосознания у членов этнической группы, а только те, для которых характерна четкая дихотомия «мы» — «они». Лишь тогда, когда антропологические или культурные различия, связи родства или отсутствие таковых расценены как значимые, важные и социально релевантные, межгрупповые отношения могут приобрести этническую окраску. Чтобы идентичность стала основой чувства общности внутри группы, она должна получить свое четкое имя (этноним, этнический ярлык), и определенный набор групповых стандартов и норм, которые могут разделять только члены нескольких локальных или элитных групп внутри этнической категории, выступающих в роли «архитекторов» этничности. В этом значении этничность служит связующим звеном, передающим культурную информацию среди представителей внутри этнической группы.
Во втором параграфе «Социальная онтология этнической принадлежности и синтетическая модель этноса» выявлены проблемы, возникающие при исследовании категории «этнической принадлежности» и представлена концептуальная модель этноса.
При попытке синтеза двух основных направлений в этнологии необходимо учитывать, с одной стороны, заданность и отсутствие выбора принадлежности для индивида (характеристика примордиализма), с другой, произвольность выбора (характеристика конструктивизма). В каждой из сфер бытия (в рамках социальной онтологии Н.С.Розова, развивающей идею «трех миров» К.Поппера) мы можем обнаружить подобного рода вариации для этнических признаков:
- в биотехносфере: от формы лица и черепа, цвета кожи (подобные признаки неизменяемы или крайне сложно поддаются изменениям), до одежды, прически, оружия и мебели;
- в социосфере: от структуры семьи, рода, клана (подобные структуры крайне сложно поддаются внешним изменениям и конструированию извне), до заново создаваемых и изменчивых этнических группировок и диаспор (представляющих собой структуры с открытой возможностью вступления);
- в психосфере: от темперамента, неосознаваемых архетипов языка - генетических задатков психики, до меняющихся идей и идеологий, которые навязываются и передаются в этнической среде;
- в культуросфере: от ядерных символов культуры и владения родным языком, до восприятия неологизмов, многоязычия и различных эффектов внешнего культурного влияния.
При синтезе примордиализма и конструктивизма этнос представляется в виде ядра и окружающих его слоев (оболочек этнического ядра). Положение индивида в ядерной группе этноса заключается в практическом отсутствии возможности изменить свою принадлежность к этносу или отказаться от нее. «Ядерная группа» этноса является закрытой системой для вхождения в нее представителей других этнических групп. Существует пять признаков принадлежности к «ядерной группе»: право рождения, или так называемое «право по крови»; антропологические признаки принадлежности к этносу; свободное владение родным языком без акцента; выполнение ритуалов жизненного цикла (принятие новорожденного в сообщество, брачные и похоронные церемонии); повседневное поведение.
Первый слой вокруг этнического ядра включает лиц, рожденных от принадлежащих ядру моноэтничных родителей, но представители этого слоя не соблюдают обряды и ритуалы, которые считаются обязательными для данной этнической группы.
Второй слой включает детей от межэтнических браков, причем один из родителей принадлежит либо к этническому ядру, либо к первому слою вокруг ядра.
К третьему слою относятся «этнические иммигранты», не имеющие кровного родства с титульным этносом, но стремящиеся ассимилироваться и в какой-то мере принятые в этническое сообщество. Представители данного слоя считаются «своими» только при специфических условиях - когда этноэлите необходимо мобилизовать максимальное количество людей под этнополитическими лозунгами.
«Ядерная группа этноса» (этническое ядро) контактирует не только с подобными себе этническими структурами, но и с государством, которое взаимодействует с этногруппой посредством аппарата насилия (полиция, милиция и проч.), образовательных учреждений (официальный язык преподавания, наличие либо отсутствие запрета религиозного воспитания и т.п.), фискальных органов, профильных организаций, занимающихся межэтническими взаимоотношениями. Разные структуры самого государства заполняются представителями разных этносов, в том числе их ядер и трех оболочек, что всегда является значимым фактором при возникновении и разрешении межэтнических проблем и конфликтов.
Во время и после межэтнических конфликтов ядра этносов отдаляются друг от друга (растет количество и значимость этнических различий), растет этническое самосознание, значимость этнических ритуалов, количество межэтнических браков резко сокращается, прекращаются «этнические миграции» соответственно, растут этнические ядра за счет сокращения оболочек.
Напротив, долгое мирное соседское сосуществование, особенно совместная борьба против других этносов, ведут к сближению ядер (сокращается количество и значимость этнических различий, в том числе сближаются языки), увеличению количества межэтнических браков, облегчению и расширению «этнической миграции», утолщению оболочек за счет ядра. В пределе возможно слияние этносов или ассимиляция малых этносов в большом.
Вероятно, чем больше пересекаются внешние этнические слои и чем ближе «ядра» взаимодействующих этногрупп находятся друг к другу (меньше различительных признаков и они менее значимы), тем меньше вероятности возникновения конфликтных ситуаций между этносами, так как существует большая сложность в мобилизации населения на применение насилия. Под «близостью ядер» понимается следующее:
1) культурная дистанция. Различия в языке, вероисповедании, ритуалах могут выступать в качестве разделительной черты между этническими группами в случае конфликта;
2) количество межэтнических браков. При высоком уровне данного показателя большая доля населения относится ко второму слою (дети от межэтнических браков) и этническая чистка становится практически невозможной.
Высокий престиж доминирующей этнической группы в одном государстве, как правило, ведет к «этнической иммиграции» (ассимиляции – роста третьей оболочки), к тому, что дети межэтнических браков принимают доминирующую этничность (вторая оболочка стремится слиться с ядром), а также к тенденциям приближения ядер малых этносов к ядру доминирующего этноса (за счет культурной экспансии доминирующего этноса). Напротив, кризис государства, падение престижа доминирующего этноса ведет к росту этнонационального самосознания меньшинств, сокращению межэтнических браков, истончению внешних оболочек, взаимному отдалению этнических ядер.
Эвристическая ценность данной модели заключается в возможности объединить без явных противоречий два основных теоретических направления в этнологии. Для практически моноэтничных государств и обособленно существующих этнических групп, применяется понятие ядерная группа. В этих случаях сильны позиции примордиализма, особенно его культурного направления. Изначальная данность для индивида в ядре этноса состоит в принадлежности по крови и в запечатленных в детстве культурных установках и структурах. С самого рождения индивид включается в этническое пространство: его окружают предметы, присущие культуре и образу поведения данной этнической группы, люди, говорящие вокруг него на определенном языке, который становится для него родным. Это социальное окружение становится для индивида базовой системой безопасности, благодаря чему у него возникает чувство доверия к «своим». Его принадлежность к определенному этносу изначально (примордиально) задана. Таким образом, обыденное сознание пронизано примордиализмом.
Позиции конструктивистов сильны при объяснении возникновения чувств этнической принадлежности в слоях вокруг ядра. В конструктивизме и инструментализме под этничностью понимается не некая скрытая сущность, а отношения как между «своими», так и с «чужими». В современном мире многие нации сложились из представителей различных этнических групп, что когда-то соответствовало второму слою, но при появлении нового «общенационального» этнонима (французы, немцы, поляки, русские и т.д.), при успешной ассимиляционной политике государства, «естественных» процессах этнической ассимиляции и при смене поколений появляется новая идентичность, соответственно — новое этническое ядро.
В параграфе 1.3. «Межэтнический конфликт: основные концепции и исходные теоретические гипотезы» проведен критический анализ существующих концепций в этноконфликтологии и представлены предварительные гипотезы для последующей проверки.
Межэтнический конфликт определяется как любая форма противоборства в рамках одного государства, при котором представители хотя бы одной этнической группы предпринимают насильственные действия по отношению к представителям другой этнической группы. Этнические различия обычно играют роль маркеров разделения представителей групп на «своих» и «чужих», как основа для мобилизации. Под насильственными действиями понимается применение физической силы к людям, разрушения или же прямые угрозы насилия и разрушений.
В рамках реалистского направления основными причинами межэтнических конфликтов являются стремление к власти и материальным ресурсам для этнических элит. Недостаток данного подхода состоит в том, что он не может в полной мере дать объяснение причины массовой мобилизации, основанной на этническом родстве участников межэтнических конфликтов, а также возникновение группового стремления к жертвенности и способности применения самых жестоких методов в борьбе, так как власть и материальные ресурсы, как правило, принадлежат относительно небольшой группе людей. В реалистском направлении выделяется следующий фактор динамики насилия в межэтнических конфликтах: «уровень консолидации этнической элиты».
Сторонники «эволюционистской» традиции в этноконфликтологии считают, что основы межэтнических конфликтов кроются в перманентной этнической стратификации социума, эволюционных и трансформационных этнических процессах, возникновении явлений двуязычия и языковой ассимиляции, заимствовании иноэтнических и интернациональных элементов материальной и духовной культуры. По мнению части отечественных социологов, конфликты на постсоветском пространстве стали возможны в результате разрушения «идеологических клещей» советской системы с мощным аппаратом подавления любых этнических противоречий. В данном направлении выделяется такая переменная как «уровень сегрегации полиэтничного общества».
Ученые социально-психологической школы опираются в основном на методологию фрейдизма и неофрейдизма и утверждают, что факторы, влияющие на эскалацию этнических конфликтов, коренятся в сфере психического, в индивидуальном и коллективном бессознательном. Этот подход выявляет поведенческие механизмы этнических конфликтов, из которых следует, что индивиды, не чувствующие уверенности в своей собственной ценности, оценивают представителей других этнических групп как низших, аморальных и т.д. Если общество представляет им кандидатов на низший статус или угрозу в виде меньшинства (национального, расового, религиозного), то такие индивиды могут развить сильную антипатию к этому меньшинству. Также спровоцировать межэтнический конфликт может угроза для малочисленной этнической группы потерять свою культурную самобытность. Подобные угрозы могут явиться мощным фактором для мобилизации, появления предубеждений и страхов по отношению к представителям доминирующих этнических групп. В данном направлении выделяется фактор: «лишение ранее доступных возможностей и ресурсов этнической группы».
Также, при рассмотрении современных и наиболее значимых подходов в этноконфликтологии были сформулированы следующие факторы: наличие единого центра организованной этнической элиты, легитимной в любых своих действиях, в том числе и насильственных, у большей части представителей этнической группы;  возможность самоуправления этнической группы.
Во второй главе «Причинные факторы динамики межэтнических конфликтов» на эмпирическом материале межэтнических конфликтов при помощи теоретико-исторического анализа определяются факторы, влияющие на динамику межэтнических конфликтов, а также раскрывается их внутренняя зависимость.
В параграфе 2.1. «Эмпирическое разнообразие причин межэтнических конфликтов» обосновывается критерий отбора случаев для проверки, методология работы и уточняется список гипотетических факторов (переменных), призванных объяснять динамику межэтнических конфликтов.
Рассмотренные случаи относятся к разным пространственным регионам и временным рамкам: восстание в Ольстере (1916 г.), арабо-израильский конфликт (1947 г.), всплеск насилия и терроризма в баскском конфликте (1975 г.), конфликт в Приднестровье (1992 г.), грузино-абхазский конфликт (1992 г.), конфликт в Чечне (1995 г.).
Для анализа случаев использованы следующие гипотетические факторы, снабженные операциональными критериями:
а) уровень контроля государственного аппарата принуждения над полиэтничной территорией; качественным показателем для данной переменной  является наличие мощного репрессивного аппарата, контролирующего межэтнические взаимодействия (готовность государства насильственно подавлять проявления конфликтности) / временная потеря или отказ контроля над межэтническими противоречиями в связи с системным политическим кризисом (революция, политическое безвременье) или внешним конфликтом полиэтничного государства;
b) уровень консолидации этнической элиты; для данной переменной учитывается  показатель: высокий уровень сплоченности (способность этноэлиты к аккумулированию финансовых средств и этнической мобилизации для ведения борьбы) и высокий уровень раздробленности этнической элиты;
c) возможность самоуправления этнической группы; качественным показателем для данной переменной  является наличие наличие / отсутствие у этнической группы собственных органов законодательной и исполнительной власти с возможностью формирования внутреннего бюджета;
d) наличие возможности эмиграции для этнической группы из региона; качественным показателем для данной переменной будем считать наличие / отсутствие свободного канала миграции из конфликтного региона;
e) достаточная величина этнической группы; для данной переменной верхним полюсом будет считаться количество представителей этнической группы  (включая ядро и три внешних слоя) более 500 тыс. чел.;
f) положительная демографическая динамика одной этнической группы в полиэтничном государств; под данной переменной будет пониматься демографический рост (10-15%) этнической группы на протяжении короткого отрезка времени (20-25 лет);
g) лишение ранее доступных возможностей и ресурсов этнической группы; качественным показателем для данной переменной  является отбор ранее предоставленных привилегий и ресурсов, а нижним полюсом — стабильное положение представителей этнической группы, вне зависимости от социально-политических изменений;
h) уровень сегрегации по этническому признаку в полиэтничном обществе; наличие или отсутствие данного фактора в рассматриваемых нами случаях мы будем определять по следующему критерию: есть ли свободный доступ для всех представителей этнических групп к государственным постам, к занятию любым видом деятельности вне зависимости от этнической принадлежности. Качественным показателем для данной переменной  является высокий уровень сегрегации по этническому признаку в полиэтничном обществе / низкий уровень сегрегации;
k) уровень конфликтных отношений между крупными державами, затрагивающих конфликтный полиэтничный регион; соответственно гипотеза для проверки данной переменной будет сформулирована следующим образом: чем более антагонистичны отношения между крупными державами, имеющими сферу влияния и интересов в регионе, тем интенсивнее, при прочих равных условиях, будет происходить эскалация межэтнического конфликта.
В параграфе 2.2. Теоретико-исторический анализ факторов динамики насилия на эмпирических примерах межэтнических конфликтов выявлены факторы, влияющие на динамику насилия в межэтнических конфликтах.
К конфликтам со сходными периодами динамики применяется метод сходства Бэкона-Милля. К периодам конфликтов с одними и теми же акторами, но с противоположной динамикой (эскалация и замирение) применяется метод единственного различия. Для выявления значимых факторов для эскалации конфликтов, с одной стороны, и замирения, с другой стороны, применяется объединенный метод сходства и различия.
Построенные таблицы (случаи конфликтов / причинные факторы) позволяют использовать формальный аппарат Буля-Рэгина для выявления значимых сочетаний высоких и низких значений по разным факторам. Такие сочетания интерпретируются как искомые закономерности — причинные условия для эскалации и замирения конфликтов, т.е. главных трендов динамики конфликтного взаимодействия.
Основной результат проведенного теоретико-исторического исследования заключается в следующей выявленной закономерности. При высоком уровне сегрегации по этническому признаку, низком уровне самоуправления этнической группы, ослаблении контроля аппарата насилия над полиэтничной территорией, высоком уровне сплоченности этнической элиты для возникновения конфликта после периода стабильности достаточно одного из следующих условий:
а) лишение ранее доступных возможностей и ресурсов этнической группы;
б) положительная демографическая динамика;
в) высокий уровень конфликтности между внешнеполитическими акторами.

Графически полученные данные представляются следующим образом (рис.1.).

Рис.1. Факторная модель динамики межэтнических конфликтов. Направления стрелок показывают влияние одного фактора на другой. Сплошные стрелки означают положительное, пунктирные — отрицательное воздействие.

В параграфе 2.3. «Обобщение причин динамики межэтнических конфликтов» представлена внутренняя структура взаимозависимости и взаимосвязи конфликтообразующих факторов.
На основе теоретико-исторического анализа выделяются два типа факторов, влияющих на динамику межэтнических конфликтов: «трансформационно-политические» и «ресурсные», которые представляют собой взаимосвязанную структуру.
К первому типу относятся такие факторы как низкий уровень реального представительства интересов этнической элиты в органах власти, высокий уровень сплоченности этнической элиты, уровень контроля аппарата насилия над полиэтничной территорией.
К «ресурсным» факторам относятся высокий уровень сегрегации этнических групп в полиэтничном государстве, положительная демографическая динамика и депривация доступа к прежде доступным привилегиям и ресурсам для этнической группы.
Контроль аппарата насилия государства над территорией является сдерживающим фактором развития этнонациональных движений, но если, в связи с возможными внутренними и внешними обстоятельствами, репрессивная мощь государства слабеет, а противоречия между этническими группами не решены, то увеличивается вероятность межэтнического конфликта. Сила государства является одной из причин умеренного характера отношений между этногруппой и государством. Государство, обладающее большими экономическими, военными и организационными ресурсами, увеличивает «цену» конфликта с ним, особенно насильственного, и, соответственно, ослабляет стимулы к сепаратизму. Поэтому этнические элиты в таких условиях склонны к прагматическим ненасильственным действиям и менее склонны к радикализму. Данный фактор взаимосвязан с уровнем самоуправления этноэлиты.
Высокий уровень консолидации этнической элиты обусловлен сильным внешним давлением, которое выражается в виде отсутствия должного суверенитета развития. Наличие этнической элиты позволяет ей вступать в отношения с центральной властью государства, которые будут иметь лояльный характер только в условиях политической безопасности этнической группы и при высоком уровне ее самоуправления. Чем лучше представлены интересы этноэлиты во власти, тем меньше шансов на общую радикализацию отношений между государством и представителями этнической группы. Для представителей этнических групп внутри полиэтничного государства основным критерием «справедливости» представительства их интересов является политическое представительство в органах центральной и местной власти, что в случаях упразднения представительства вызывает рост этнического национализма, процесс этнизации отношений и общего ухудшения этнополитической ситуации. Подобное положение дел приводит к неравенству жизненных возможностей и ресурсов титульного и нетитульного населения не только в политической сфере, но и в удовлетворении этнокультурных и этноязыковых потребностей.
Сегрегация по этническому признаку в политэтничном государстве также запускает процесс насильственного межэтнического конфликта в условиях целого комплекса социально-экономических трансформаций, в результате чего этническая группа теряет возможность получения ранее доступных ресурсов. Важным моментом в сегрегационной модели является экономическое положение групп. Объективное неравенство этнических групп проявляется в неравном доступе к  ограниченным ресурсам. Поскольку этнические группы создают определенные анклавы при разделении сфер деятельности, любое изменение экономического положения этих групп провоцирует социально-экономический конфликт, который проявляется в форме этнического противостояния.
Итак, решающую роль в провоцировании конфликтной этнической активности играют «трансформационно-политические» и «ресурсные» факторы, которые  формируют этническую солидарность и мобилизацию, и в конечном итоге приводят к возникновению зон межэтнической напряженности и конфликтности.

В Заключении изложены общие положения и выводы проведенного исследования, намечаются дальнейшие перспективы.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях автора:
1. Терехов О. С. Ценностные аспекты этнических конфликтов на постсоветском пространстве // Аспирантский сборник НГПУ. ч. 2. – 2006. – C. 60–67.
2. Терехов О. С. Причины всплеска насилия в межэтнических конфликтах: теоретико-исторический анализ// Аспирантский сборник НГПУ. – 2006. – ч.4. – С. 126–133.
3) Терехов О. С. Понимание природы этноса на основе современных подходов в этнологии // Тезисы XIV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс». – Новосибирск, 2007. – С. 121–122.
4) Терехов О. С. Применение метода теоретической истории в изучении динамики межэтнических конфликтов // Тезисы региональной научной конференции молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук «Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований». –Новосибирск, 2007. – С.131–133.
5) Терехов О. С. К проблеме формулировки понятия «этнический конфликт» // Аспирантский сборник НГПУ. 2007. – ч. 2. – С. 116–123.
7) Терехов О. С. Цикличность и динамика межэтнических конфликтов». // Аспирантский сборник НГПУ. 2007. – ч. 2. – С. 123–129.
6) Терехов О. С. Экономический фактор динамики межэтнического конфликта // Тезисы XV международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс». – Новосибирск, 2008. – С.78-79.
7) Терехов О. С. Ценностные ориентации современной российской молодежи // Тезисы IV Международной научной конференции «Философия ценностей». – Курган, 2008. – С. 154.
8) Терехов О. С. Перспективы поликультурного образования в России // Интеллект, Культура, Образования. Тезисы Всероссийской научной юбилейной конференции, посвященной 75-летию со дня рождения академика РАО И.С. Ладенко. – Новосибирск, 2008. – С. 148–149.
9) Терехов О. С. Роль анализа межэтнических конфликтов для формирования толерантного общества // Философия образования.- 2007. – Вып. 4. - С. 69–72.

Последнее изменение: Среда, 24 Октябрь 2018, 17:05