Мой испанский вояж

Лето в разгаре. Коротко напишу о своих путешествиях. Только что вернулся из Испании. И собираюсь в Чехию. Таким образом, Барселона у меня была на первое, а Прага на десерт. Сбылась мечта идиота, и я побывал в городке Ронда. Это провинциальное местечко. Самому мне туда никогда бы не добраться, но мои друзья пригласили меня погостить в Испанию, и мы большой семьёй организовали гламурный трип по степям Андалусии. Город находится на скале, а птички летали ниже нашего местожительства. Наверное, такое зрелище наблюдает только Сам Господь. Под впечатлением от Ронды в своё время был Эрнест Хемингуэй, написавший там рассказ «Смерть после полуночи». Я тоже что-нибудь напишу, хотя бы про жизнь утром. Проснёшься, и не знаешь, то ли сон вторгается в реальность, то ли реальность врывается в мой сон. Вот такая красота, где скалы бросаются в долину в каком-то своём геологическом экстазе.
Следующим пунктом была Кордова – родина моих друзей по хронотопу (Сенеки, Аверроэса и др.). Собственно, памятник Аверроэсу похлопал по остроносым башмакам в мавританском стиле. Так мы дружественно пообщались с Мыслителем - тысячелетия нам не преграда. Главная достопримечательность Кордовы – Мечеть. Какой-то халиф из Марокко захватил Кордову, и так сильно затосковал по родным его мавританскому сердцу пальмам (прямо, как я тоскую по русским берёзкам за границей), что приказал завести из Африки пару тысяч пальмовых саженцев. Заодно Мечеть оформил в пальмовом стиле. Кстати, когда христиане отвоевали Кордову обратно, сразу же бросились вырубать мусульманские пальмачки из Мечети, и воздвигать на их месте католический алтарь. Король Испании Карл Пятый (по совместительству Император Священной Римской империи) увидел такое безобразие, и воскликнул: «Ё, моё! То, что вы построили, есть везде. А то, что разрушили – нигде». Так теперь христианские и мусульманские символы мирно сосуществуют в стенах одной мечети, чего и нам всем желают. Оказывается, река в городе Кордова знаменита благодаря нашему поэту. Стоило Александру Сергеевичу коснуться реки Гвадалквивир своим пером, и она вошла в мировую историю:

‎Ночной зефир
‎Струит эфир.
‎Шумит,
‎Бежит
Гвадалквивир.

Вот взошла луна златая,
Тише... чу... гитары звон...
Вот испанка молодая
Оперлася на балкон.

Скинь мантилью, ангел милый,
И явись как яркой день!
Сквозь чугунные перилы
Ножку дивную продень!

Я уже привык к тому, что весь Мир гордится какой-нибудь своей значимостью, привлёкшей внимание Пушкина. Стоило ему пару слов написать про Париж, и там уже появилась улица Пушкина. В Вашингтоне, на площади Джорджа Вашингтона стоит памятник Пушкину. Хотя сам поэт пределы Родины никогда не покидал. Однако просил императора Николая Первого отпустить его погулять во Францию, на худой конец, в Китай. Но монарх ни в какую. Сказал поэту, что ты, Саша, будешь первым русским не выездным. Так и случилось.
Испанцы – народ весёлый и оптимистичный; отвечают на любые проблематичные вопросы «Но паса нада, кариньё». Это, что-то вроде нашего «Никаких проблем, дорогой». Я научился этой манере, и она мне помогает даже в российской действительности.

Приятным открытием для нас стал город Убеда. Там мы просто переночевали, но успели заметить, что время в городе остановилось. Все дворцы, замки и крепости 14-16 веков остались девственно нетронутыми. Вот что значит обходиться без войн, революций, артобстрелов и прочих бомбардировок. Наш отель был во дворце маркиза де ля Рамбла. Во дворцах мне ещё не приходилось жить. Хотя флигель как-то подозрительно пристроен к основному зданию дворца, видимо это было жильё для прислуги. Но это не важно. Будем считать, что во дворце настоящего маркиза я провёл ночь. Каждый вечер приходилось консумировать испанское вино местного производства. Всегда считал Францию законодательницей мод по виноделию. Но в Испании об этом не стоит рассуждать. За светской беседой попробовали самые элитные сорта. Испанцы любят порассуждать о том, почему именно эту руку поранил мифический герой Афродите, или сколько любовниц было у знаменитого тореро Манолето. Так они проводят вечера. Удивительно, что в квартире они всего лишь ночуют. А улица для них – полноценное продолжение жилья. Во двориках организован досуг пенсионерам, бассейн для детей и беседки для сплетен. По богатству своей архитектуры и исторического наследия Убеда может поспорить с любым крупным городом Испании, хотя как провинциальное местечко известно не многим испанцам. Нам её в качестве ночлега порекомендовал Хосе - домоуправ в городе Торривьеха, где живёт мой друг Юрик с семьёй. Кстати, Торривьеха носит неофициальное название «Русское сердце Испании». Хотя живут там, в основном, представители одной постсоветской республики, с фамилией, оканчивающейся на "о". Убеда поражает своим разнообразием архитектурных сооружений, хотя бедность проглядывает сквозь разбитые стёкла, наверное, ещё в прошлом веке. Наряду с блестящими строениями Эпохи Возрождения, можно увидеть потрясающие сооружения в мавританском стиле, а также готические соборы, которые мирно уживаются друг с другом вот уже 600 лет. Лучше любых пышных фраз о красоте города скажут его титулы. В 1955 году архитектурное наследие Убеды было признано одной из важнейших испанских исторически-архитектурных коллекций. А Совет Европы признал её Городом – примером стиля ренессанс в Европе (1975). За таким пышным архитектурным изобилием стоит богатая история городка. Недавние археологические раскопки обнаружили на территории современной Убеды до-римское поселение. Так же известно, что здесь находилось и вестготское поселение. Но действительно важную роль город приобрел только после захвата Пиренейского полуострова мусульманами. Христиане отвоевали город в 1233 году в ходе реконкисты (возвращения), боевой поход возглавлял Фердинанд III. С этого момента в городе стали смешиваться и существовать вместе христианская, мусульманская и еврейская культуры. В городе постоянно происходило соперничество знатных семей, что мешало его развитию. Эту проблему решили христианские короли: они приказали разрушить Алькасар, который использовала местная знать в качестве крепости во время гражданских войн.

А в Барселоне, конечно, у меня был пляжный отдых. Не вылезал из моря в деревушке Монтгат, что где-то в подбарселонье. Теперь отдыхаю в Новосибирске от испанского отдыха.
Чешское пиво уже трепещет, потому что я купил билет в Прагу. Плюс к этому Дрезден + Вена. Я хочу попробовать всё.
----------------------------------------

Злата Прага – моё новое открытие Мира и не только …


Пожалуй, лучше начать с центра. Площадь Вацлова, днём – это очень респектабельное место. Ночью - трибуна кричащей эротики. Изысканные дамы куда-то исчезают, а на их месте появляются «ночные бабочки», жаждущие бурных утех и наслаждений, разумеется, за твёрдую европейскую валюту, чешские кроны не берут, я спрашивал. Кстати, на купюре в 200 крон изображён Ян Амос Коменский. На меня, как на педагога, это произвело впечатление. А с утра всё меняется, и площадь вновь кишит туристами со всего мира, особенно много русских, их я сразу узнаю по напряжённому выражению лица, и качающейся походке. Огюст Роден (мы с ним знакомы ещё со времён посещения Парижа) считал, что Злата Прага – одно из величественнейших мест, очень похожа на Рим. Действительно, Прага – это великолепие праздника, когда в цветущих садах аристократическая красота пражских женщин, их прелесть и элегантность, а также нежная поступь с сочетанием и буйством красок их нарядов напоминали мне Божественную Флоренцию.
Архитектурная жемчужина Праги – Собор Святого Вита. Строился два века – но века тогда были Средние, а технологии строительства – и того хуже. В эти самые Средние века в Собор попадали через, так называемые, Златые Ворота, а нынче криминогенная обстановка в Европе сложная, и от греха подальше Златые Ворота закрыли. Я заходил в бронзовую дверцу малозаметного фасада. Весь Собор украшен Химерами, такими же, как в Нотр Дам де Пари. Говорят, что архитектор придал этим красавицам лик своей тёщи. Этого я от него не ожидал! Кухня в Праге знаменитая – богемская, когда мясо подаётся с кнедликами – картофельными, пшеничными, с салом или фруктами. Самое сложное, что мне стыдно признаться, что мне не в чем признаться относительно своих пивных предпочтений. Фирменное чешское пиво, от которого так прутся русские мужики, оказалось горьковатое и пенистое, крепковатое и тёмное. А я бы предпочёл лёгкое, светлое и немного. Но это была моя единственная неудача в Праге, кстати, слово означает «порог». Зато сбылась голубая мечта – я попробовал пирожное «Захер». Не зря съездил. Тонкие прослойки желе в шоколадном торте оформлены тончайшей скорлупкой чистого шоколада, который нужно проломить вилочкой, чтобы добраться до лакомства. Мечта поэта! В Прагу, в своё время, приезжал доктор Фауст, здесь и продал душу дьяволу, если, конечно, Гёте нам не врёт.  Очень понравился мне остров Кампа – настоящая пражская Венеция. Это самый любимый горожанами остров. Прага просто ломится от кладов, тайников, на каждом перекрёстке путешественника подстерегает импозантный готический или барочных замок, монастырь и даже синагога. Этот город заставляет плакать от счастья и не только меня. Я бы сочинил в его честь музыку или, на худой конец, стихи. Жаль, не умею. Самый закостенелый прагматик здесь превращается в чуткого романтика. Прага не даёт уснуть каждому вновь прибывшему, кружа в замысловатом танце улиц, домов, дворцов, костёлов, парков, приоткрывая завесу своей тайны любому гостю, всегда желанному и одухотворённому. Вот такая она – красавица Прага!
Последнее изменение: Вторник, 13 Август 2019, 12:28